Клод Лакай: Современный финансовый империализм — враг Царства Божьего

Католический священник Клод Лакай в апреле 2007 направил открытое письмо "своему брату Бенедикту VXI", в котором подверг критике позицию Ватикана по теологии освобождения. Послание было переведено на множество языков и вызвало большой резонанс в церковных кругах: от бурного одобрения, до негодования. Мы попросили отца Клода ответить на некоторые вопросы, связанные с богословскими и политическими спорами вокруг этого христианского движения.

 

-Отец Клод, ваше письмо напечатали ведущие русскоязычные католические сайты. Оно получило широкое распространение также по всему миру. Есть ли уже какая-то реакция со стороны Ватикана? Вам что-то ответили?

  

— Я поражен тем, как быстро это письмо к моему брату Бенедикту распространилось по всему миру. Оно было принято многими верующими, как утешение. Существует глубокое разделение между администрацией Ватикана и  простыми прихожанами по всему миру. Я не получил ни комментариев, или замечаний по поводу моего открытого письма, ни ответов от Ватикана. Некоторые возмутились, что я назвал Папу своим братом, но на моей стороне святой Петр, который говорит, что верующие это братья и сестры, а также пример Самого Иисуса, Который учит нас не называть никого отцами ,или учителями.  

 

Я почувствовал обиду в моей вере и любви к людям Божьим, когда читал пресс-конференцию, которую Бенедикт дал в самолете по дороге в Бразилию прошлым летом. Он снова начал осуждать богословие освобождения еще до того, как встретился с бразильскими церквями и их пастырями. В Латинской Америке более 40 000 верующих, преимущественно женщин, которые работают день за днем всю жизнь, служа самым бедным. Они делают это во имя Иисуса, "в память о Нем", и я считаю очень несправедливым осуждать людей, не выслушав их и не приняв их свидетельств. Я был священником 46 лет и хочу говорить свободно с моими пастырями, потому что думаю, что все мы обладаем тем же самым Духом,  и этот Дух нельзя угашать.   

 

— В восточноевропейских странах "теология освобождения" в первую очередь ассоциируется с коммунистическим прошлым и воспринимается негативно. Можете ли вы разрушить этот стереотип 

 

— Во-первых, богословие освобождения — это не богословие свободы. Духовно оно основано на Писании, на действиях Иисуса. Христос был окружен самыми бедными, больными и отверженными. Он ел с грешниками. Он критиковал тогдашние религиозные практики за их лицемерие, потому что лидеры сосредотачивались больше на соблюдении обрядов, а не на жизни большинства людей, живших в бедности. Это не было вдохновлено марксизмом или коммунизмом, но было постоянной пророческой динамикой Церкви, с момента ее основания. 

 

Богословие освобождения  появилось в Латинской Америке сразу после кубинской революции. В то время существовала огромная нужда в переменах на этом католическом субконтиненте; империализм Соединенных Штатов держал большинство населения в нищете и все их ресурсы уходили из страны, чтобы пополнять иностранные банки. Люди хотели покончить с этой колонизацией. СССР был против любой революции в этом регионе по догматическим и политическим причинам. В США и в Католической Церкви было глубокое убеждение, что весь континент падет под коммунистическим режимом. 

 

Латино-Американская Церковь вернулась со Второго Ватиканского Собора, который проходил в Риме с 1962 по 1965 год; епископы всего континента встретились в Меделлине в 1968 году, чтобы увидеть, как Вселенский собор будет воплощаться в их церквях. Оказалось, что Латинская Америка была угнетенным христианским континентом, жившим в глубокой бедности и зависимости. Епископы встали на сторону бедных и создали движение в Церкви, которое бы стремилось победить бедность на континенте.  

 

Легко понять, что Папа Иоанн Павел II, бывший лидером Церкви в Польше, противостоявшей коммунистическому режиму, боролся против богословия освобождения, считая, что оно было коммунистическим проникновением в Церковь. Это превратное мнение разделяет и Бенедикт, но оно не имеет ничего общего с реальностью.  Это отношение Ватикана принесло огромный вред католикам и создало глубокое чувство дискомфорта в отношении церковных властей. Мы чувствуем себя так, как будто нас предали. 

 

— Церковь утверждает, что ее двери открыты для всех: бедных и богатых. Разве этого недостаточно?   

 

— Да, существует некоторая открытость к бедным. Но Церковь со времен Константина сочеталась с государством и встала на сторону князей мира сего. Это было как в Восточной, так и в Западной Церкви. Бог и Кесарь управляли миром рука об руку. Насколько я знаю, это было не в правилах Иисуса, Который призывал учеников не ходить в город Галилейский, и Сам всегда проповедовал на полях, деревенских собраниях и на дорогах, иудеям и язычникам. Первый раз Иисус встретился с сильными мира сего во время неправедного суда и был осужден всеми ими. Открытость к бедным вдохновлена примером Иисуса и не является чем-то исключительным. Но Его Благая Весть бедным — это плохая весть для богатых, которые крепко держатся за свое привилегированное положение. Молодой богач из Евангелия был не способен обратиться и стать последователем Мессии, но Закхей слез с дерева и открыл дверь для Иисуса. Он восстановил справедливость, вернув деньги, которые он украл и обратился. Бедные мира сего, в то время, как мы проходим через мировой продовольственный кризис, должны стать приоритетом для учеников Иисуса.  

 

— В последние годы в странах восточной Европы все более укрепляются консервативные позиции. Во многом это связано со страхом перед либеральными богословскими тенденциями, которые идут из Европы: прежде всего в области морали и отношении к гомосексуализму. Отсюда и страх перед любыми новыми богословскими веяниями, в том числе "теологией освобождения". Справедлив ли этот страх? 

 

— Книжники и фарисеи, учителя закона во времена Иисуса, были возмущены, видя Иисуса, идущего по дороге вместе с женщинами и мужчинами; принимающего пищу вместе с проститутками и пособниками римской оккупации; прикасавшегося к прокаженным; благословлявшего детей; позволявшего нечистым женщинам приближаться к Нему и публично с Ним разговаривать. Люди, окружавшие Иисуса и следовавшие за Ним, были отвержены от общества. Сегодня же мы почему-то практикуем закрытость в наших церквях. Это не вопрос либеральной теологии; это касается радикализма нашего ученичества. Как мы можем собираться во имя Иисуса и отлучать людей от Его Вечери? Разве Сын Божий боится испачкаться от присутствия нечистых людей? Разве Он не пришел ради них, ради всех, кому нужен доктор? Разве Бог не пришел для того, чтобы спасти, а не судить? Тогда кто дал нам право судить наших братьев и сестер? Это было официально запрещено в нагорной проповеди. Мы будем судимы исходя из нашего отношения к голодным, нагим, бездомным, заключенным и так далее.

 

 

— Не секрет, что сегодня мировая экономика входит в эпоху кризиса. Он нанесет серьезный удар постсоветским странам, которые еще не успели встать на ноги. Может ли "теология освобождения" помочь Церкви нести слово утешения людям, отчаявшимся под бременем экономических трудностей? 

 

— Когда Иисус пришел на Последнюю Вечерю, ситуация была драматическая: Он был в Иерусалиме, знал, что Иуда Его предал, что в этот раз Ему не спастись. Он собрал Своих учеников и сообщил им Свою волю. Я умру, но хочу, чтобы вы продолжали распространять Царство Божие. Продолжайте делать то, что делал Я. Мой Дух будет с вами. Сегодня мы уже не находимся в состоянии холодной войны между двумя идеологиями. Есть только одна империя и ее бог — деньги, которые сосредоточены в нескольких руках. Хищные политики из восьми великих держав оставляют миллиарды людей в нищете. Войны и геноциды преследуют одну цель — лишить людей их ресурсов.  Голод повсюду и лишь некоторые в мире могут удовлетворить свои основные нужны: еда, кров, образование, работа и достоинство. Все ученики Иисуса должны объединиться для того, чтобы изменить эту ситуацию. Религии должны объединиться, чтобы обеспечить мир, бороться с причинами бедности и с несправедливостью. Мы должны заботиться о правах человека и окружающей среде. Единство Церкви будет достигнуто на основе заповедей блаженства. Современный финансовый империализм — враг Царства Божьего.  

 

— Как вы считаете, каким образом можно объединить социальную борьбу и религию? Ведь Христос не призывал к революции, а Павел прямо пишет о том, что угнетенные не должны бунтовать против существовавшего тогда социального порядка.

 

— Иисус действительно хотел изменить мир. Давайте вспомним Его первую проповедь в синагоге Назарета: "Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим, и послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедывать пленным освобождение, слепым прозрение, отпустить измученных на свободу, проповедывать лето Господне благоприятное." (Лук. 4, 18-19) Иисус подчеркивает для учеников Иоанна важность Его служения бедным и больным.  "Пойдите, скажите Иоанну, что вы видели и слышали: слепые прозревают, хромые ходят, прокаженные очищаются, глухие слышат, мертвые воскресают, нищие благовествуют; и блажен, кто не соблазнится о Мне!" (Лук. 7, 22-23)

 

Я бы хотел закончить это интервью теплым и братским приветом ко всем вам от Западных Церквей. Пусть Бог благословит вас и даст вам силу Своего Духа, чтобы исполнить нашу общую миссию в этом мире.  

 

Claude Lacaille специально для Baznica.Info

 

Беседовал Павел Левушкан

 

 

Baznica

Добавить комментарий