Россия уходит в отрыв: уроки государственности




 ("Газета 2000", Украина)


Максим Михайленко, 26 августа 2008

 

 

Россия, конечно, не демократия — но и диктатурой ее не назовешь. Несмотря на жуткие обвинения, которыми годами бросается в путинский (теперь — медведевский) Кремль находящаяся уже на грани исчезновения ‘либеральная’ оппозиция, как правило, попадающая этими комьями грязи в самое себя, российская система власти не только стоит, но и все глубже врастает корнями в тело глобализированной мировой экономики.

Курс, исследовавший постсоветские политические процессы, автору в Центрально-Европейском университете преподавал седой и мудрый манчестерский профессор Крис Биннс. Как-то поразил один его вывод: с теми возможностями, которые были у новых руководителей постсоветских стран, с тем наследством, которое они получили от могучей империи, превратить свои государства в нищие и коррумпированные авторитарные режимы могли только crooks. Crooks в данном случае можно перевести как ‘моральные уроды’. По прошествии восьми лет с этим трудно не согласиться — и не позавидовать России, где властители государевых дум сделали ставку на образ безукоризненно порядочного ‘монарха’, моложавого и вникающего во все сферы общественного бытия в границах своей компетенции. Не думаю, правда, что это изобретение россиян: в игре под названием ‘Цивилизация’ они со времен Петра Первого, как правило, играют роль ‘лучших учеников в классе’.

Учителя без амбиций

Не так давно мне на глаза попалось интервью сингапурского лидера Ли Куан Ю, посвященное российской проблематике. Гений государственного строительства, написавший на собственном тридцатилетнем опыте книгу ‘Сингапур — из третьего мира в первый’, был весьма толерантен, заметив, что Сингапур и Россия чрезвычайно разнятся, но дал один уникальный совет, из которого, думаю, Кремль до сих пор извлекает полезные уроки. Господин Ю сказал, что победить коррупцию (а ‘город львов’ — именно так переводится Сингапур с хинди — одна из немногих стран в мире, где это удалось) можно тремя синхронными методами: а) высшее руководство страны должно быть чистым, б) государственные чиновники должны иметь зарплаты и бонусы, сравнимые с заработками в бизнесе, и рост этих зарплат должен зависеть от показателей страны и в) коррупция должна жестоко караться.

В Сингапуре смертная казнь не отменена, а на выборах с разным результатом неизменно побеждает одна и та же партия — при том, что конкуренция реальна, свобода прессы в наличии, а сам Ли Куан Ю состоит советником при правительстве своего сына, прошедшего все ступени управления за те 14 лет, когда правительством руководил друг и единомышленник отца Го Чок Тонг. У маленького Сингапура объем экспорта больше, чем у России (Россия — 365 млрд. долл. в 2007 г., Сингапур — 450,6 млрд. долл.), а научный потенциал развивается чуть ли не самыми высокими темпами (раньше упор делался на электронику, теперь — на биотехнологии). Немногим более тридцати лет назад это был окруженный недоброжелателями нищий кусочек британских владений в Азии с выводимой англичанами военно-морской базой. Сингапурская история успеха объясняется еще и тем, что, вырвавшись из мрака периферии на одну из вершин ‘золотого миллиарда’, ‘город львов’ получил полное право придерживаться в своей политической системе и уровне свободы лишь собственного мнения.

Будни суверенной демократии

К этому, похоже, стремится и Россия: ей восемь лет назад удалось сделать первый очень важный шаг — консенсус элит сложился вокруг фигуры Владимира Путина, к которому, несмотря на все усилия ‘антибиографа’ Станислава Белковского, так ничего и не прилипло. Версия о продвижении во власть дачного кооператива ‘Озерный’, на основе которого главный идеолог ‘лондонско-националистической’ оппозиции строит привязку экс-президента России к интересам олигархии, — скорее мила и забавна, особенно на фоне откровенно омерзительных персонажей прежней эпохи. Возможно, создание разнообразных госкорпораций и рыночные манипуляции с ними — это второй этап, если придерживаться мнения Ли Куан Ю. Это не самый плохой путь приобщения высшего эшелона чиновничества к государственным интересам, хотя двоякие толкования, конечно, допустимы. Наконец, в России и впрямь идет борьба с коррупцией.

Конечно, язвительные оппозиционеры (вроде Шендеровича или Белковского) поверят в это последними, несомненно, считая эту кампанию переделом или показухой. Тем не менее Украине, например, очень далеко до российского размаха, поскольку у нас мэры средних и крупных городов, заместители губернаторов и губернаторы, руководители ведомств и служб, корпоративное начальство — для закона недосягаемы. Это факт.

Несмотря на разнообразные шероховатости и неизбежные в условиях советско-российской (с царизмом включительно) бюрократической культуры перехлесты, Кремль совершенствует своеобразный, но отнюдь не выходящий за рамки здравого смысла метод развития регионов. Спортсмены, популярные исполнители и менеджеры выигрывают для России разнообразные призы и заявки, к Москве и Петербургу теперь добавили Сочи и Казань, для сентябрьского выездного заседания Госсовета РФ — студенческая ‘рабочая армия’ из трех регионов полирует обещающий вновь засиять жемчужиной Северного Кавказа Кисловодск. Виды спорта, в которых Россия должна удержать, улучшить или приобрести главенствующее положение, а также виды и направления искусства — судя по всему, ненавязчиво расписаны по региональным лидерам и миллиардерам.

В Украине же, кажется, в плане общественной нагрузки одиноко и беспомощно сияет на пустом черном небе один Виктор Пинчук. Да и та нагрузка взята им самостоятельно. А в России это, похоже, часть системы.

Профессор Кентского университета Ричард Саква, откровенно демонстрирующий в Британии левые взгляды (впрочем, мэром Лондона уже побывал коммунист Кен Ливингстон), считает, что России не нужно ни на кого оглядываться, надо идти своим путем, поскольку, что бы она ни делала, Запад все равно будет к ней недоброжелателен, ведь явно страдает опасным гегемонизмом.

На мой взгляд, российский путь богат противоречиями, но уж точно не хуже пути стран бывшего Варшавского Договора (‘интеграция в НАТО и ЕС без контрибуций и репараций’), белорусского (на днях Александр Лукашенко заявил о том, что у Китая нет лучшего союзника в Европе и, судя по всему, идеологического собрата — это сказано без тени иронии) или казахстанского (во многом это наследование странам Юго-Восточной Азии, включая Сингапур). Россия все активнее заявляет права на свою зону влияния, обусловливает покупку активов на своей территории правом на покупку активов в других странах и скупает эти активы очень умно.

Третье президентство

Новая стадия развития политсистемы, в основе которой находится идея просвещенной монархии, а в качестве поддерживающих опор выступают корпорации с разной структурой капитала, вынужденные блюсти (все более вынужденные!) государственные интересы, — пока что делает первые шаги. Но до сих пор мы не увидели и тени конфликта между ‘диархами’ (при том, что один вполне законно и процедурно просто может отправить другого в отставку, а сама эта ‘диархия’ никак не формализирована в законодательстве). В прессе прослеживаются тенденции к осторожной либерализации общественной жизни: в частности, Россия все откровеннее поворачивается лицом к наследию Романовых, особенно позднейшей эпохи, а также к идеологии Белого движения. Вскоре выйдет на экраны монументальный фильм об адмирале Колчаке (с Константином Хабенским в главной роли) — очередное свидетельство переосмысления событий Гражданской войны. Собственно, все чаще закрадывается мысль: рано или поздно Россия окончательно заявит свои права не только на культурное и идеологическое наследие империи Романовых, но и на все прочее — на новом технологическом этапе. Впрочем, это, естественно, просто субъективное мнение.

В очередной раз хотелось бы подчеркнуть — автор не задается мыслью сочинить оду Кремлю. Вполне вероятно, что на обширных просторах соседнего государства технологии госуправления не слишком изменились со времен, когда делал свои наблюдения Герцен. Однако при всем скептицизме, который был адресован в экспертном сообществе Дмитрию Медведеву, — наряд ‘плюшевого мишки’ с него слетает все стремительнее. Хотя лично у автора не вызвала энтузиазма предвыборная программа Медведева, слишком уж напоминавшая тезисы латиноамериканских реформистов, чьи благонамеренные воззрения оказались бессильными перед вызовами развития — и им пришлось уступить место радикальным ‘левым’. Но если Путин остановил свой выбор на Медведеве с целью сделать поблажку Западу, как это трактовали многие, то, судя по грузинской агрессии против Южной Осетии, эту уступку не оценили.

Образ ‘плюшевого мишки’ оказалось легко заменить грозным интернетовским ‘медведом’, новой реинкарнацией традиционного русского медведя. И российские ВВС сказали свой первый ‘превед’ военным базам Грузии, осмелившейся напасть на гораздо более развитую страну. Вероятно, некоторые русофобские режимы, сразу засеменившие за помощью к одряхлевшему заокеанскому партнеру, кое-что пропустили, кое-чего не заметили. А именно: ведь принятие России в ОЭСР в какой-то мере было даже важнее, нежели интеграция в ставшую ‘восьмеркой’ ‘семерку’ — в ельцинское время было понятно, что ‘восьмерка’ — это подарок с барского плеча, формальность для сохранения хотя бы каких-то приличий. А вот ОЭСР — это подлинное признание, хотя ВВП на душу населения Россия пока (и это не лицемерное ‘пока’ со смыслом ‘никогда’, а сугубо технический термин) и не достигает порога развитости. Внешняя политика России пусть еще и далека по своему влиянию от знаменитой формулы Безбородько (‘Ни одна пушка в Европе не могла выстрелить без нашего разрешения’), но стремится, так сказать, к смежным вершинам.

Как уже говорилось выше, по мнению тех западных политологов, которые продолжают сохранять объективность (вроде Ричарда Саквы или Александра Рара), Западу не хочется делиться своей гегемонией. Но де-факто Россия уже признана частью мирового истеблишмента. Как-то давно Америка не угрожала закрыть счета каких-нибудь российских политиков или предпринимателей в своих банках. Наверное, это очень трудно сделать по отношению к кредитору. О Беларусь эта политика запугивания уже ломает зубы. На коррумпированную Украину все еще — по понятной причине — действует. У Казахстана же есть общие интересы с Америкой в Средней Азии. Однако тесное сотрудничество России и стран Средней Азии, думаю, вскоре снимет опасность заокеанского шантажа и с тех государств, которые до сих пор лишены возможности настоящего внешнеполитического выбора.

Сверхдоходы — в будущее

Государства, сложившиеся на руинах СССР, все еще очень молоды. Однако в 17 лет многие молодые люди уже серьезно задумываются о будущем, готовятся к экзаменам и подрабатывают. Запустив себя в этом возрасте, выкарабкаться из праздности, порочного образа жизни, бесперспективности еще можно, но с каждым годом становится все сложнее это сделать. У главной наследницы империи вполне сформировался скелет, расширились плечи, а кулак наливается силой. Но ‘сила есть — ума не надо’ — это, похоже, лозунг не для России.

На недавней встрече с лучшими молодыми учеными Дмитрий Медведев объявил об исследовательских стипендиях размером более ста тысяч долларов, которые будут выделяться талантливой молодежи под научные проекты. Порадовало, что сам выглядящий как минимум молодо президент активно участвовал в обсуждении научной политики, записывал предложения по привлечению иностранных венчурных фондов, которые уже имеют многолетний опыт инвестирования в перспективные научные проекты.

Для сравнения: в Украине подобное мероприятие в отношении изобретателей закончилось вручением грамот и отбытием управленческих кадров на банкет — без обескураженных виновников торжества. Я наблюдал у нас такое отношение к активу на примере одной юной партии, претендующей на прогрессивность, так что дело не только во власти, но и в состоянии нашего отечественного общества.

До каждого закоулка России оздоравливающий, встряхивающий импульс, естественно, еще не дошел. Но сердце страны уже бьется ровно, посылая импульс за импульсом. Рано или поздно они неизбежно достигнут самых дальних нервных окончаний русского мира.

Как-то мне довелось наблюдать великий московский ‘блэкаут’ — в 2005 году, когда свет погас сразу в нескольких районах российской столицы. А потом свет включался — от столба к столбу вдоль длинных автострад. Потрясающее зрелище. Вот так надежда на великую судьбу и приходит в каждый дом. Трудности и испытания неизбежны. Но если рецепты мудрого Ли Куан Ю будут воплощены в жизнь, то вскоре и России будет чему научить другие страны в сфере возрождения государственности. Ведь когда-то Маргарет Тэтчер признала: раньше Сингапур учился у Британии, а теперь Британия учится у Сингапура. Думаю, нынешнее поколение россиян еще доживет до полного восстановления Россией статуса великой державы.

 

 

Иносми

Добавить комментарий