БОЖЬЯ СИЛА – В ТВОИХ СКОРБЯХ




Андрей КРАВЦЕВ

 

 

Руководитель. Каким мы представляем себе его? Это человек сильный, умеющий убедительно говорить, никогда не показывающий своих слабостей. Тон его речи должен быть твердым, не допускающим никаких возражений, а действия – четкими и уверенными. Он должен быть красноречив, уверен в себе, целеустремлен и энергичен. Лидер – это яркая и сильная личность. Такого мы ожидаем от руководителей, в том числе и от христианских. Он никогда не должен уставать, ему непозволительно нервничать, он всегда должен оставаться на высоте и быть готовым помочь тем, кому помощь нужна.

В первых же стихах второго послания к Коринфянам Павел разрушает подобный стереотип. Он показывает, что христианский руководитель ясно видит свою собственную несостоятельность и несовершенство. Апостол Павел обращается к коринфянам и открывает перед ними то, что, возможно, они никогда бы не узнали: “Не хотим оставить вас в неведении”, то есть, братья, я хочу быть с вами предельно откровенен, хочу поведать вам эту историю от начала и до конца”. И что он открывает? Ситуацию, в которой он чувствовал свое собственное бессилие, полную беспомощность. Павел предельно искренен, он чувствовал себя совершенно беспомощным: “Мы отягчены были сверх меры и сверх сил, так что не надеялись остаться в живых”. Очень сильное выражение. Павел не видел выхода из сложившейся ситуации. Их силы были на пределе, перед ними разверзлась пасть смерти. Павел признается, что он уже сдался, он оставил всякую надежду на избавление, сами в себе имели приговор к смерти, сказали сами себе: это конец!

Зачем Павел столь откровенно подчеркивает свою беспомощность перед лицом обрушившихся на него несчастий? Ведь, по человеческому рассуждению, он подрывает собственный авторитет. Коринфская церковь – единственная из церквей, основанных Павлом, в которой его апостольство ставилось под сомнение. Воспользовавшись незрелостью коринфян, у руля в церкви стали самозваные апостолы, представления которых о церковном лидерстве коренным образом отличались от представлений Павла. Они считали, что великие церковные вожди должны быть яркими, властными и сильными личностями. Вполне возможно, что когда до церкви дошли слухи о несчастьях Павла, эти люди представили все в таком свете: “Вы только посмотрите на него! Он спасовал, он сдался, смирился с обстоятельствами! Он заточен в темницу, где плачется о том, что ему пришел конец! Что это за вождь!? Настоящий лидер не впадает в отчаяние ни при каких обстоятельствах. Он никогда не сдается на милость победителя”.

Многие из нас в подобной ситуации почувствовали бы искушение занять совсем другую позицию, отличающуюся от той, которую занял Павел, постарались бы приукрасить действительность, приуменьшить серьезность своих проблем: “А-а-а! Так это вы слыхали о той маленькой неприятности, что случилась со мной в Ефесе. Это были мелочи. Пустяки. Это газетчики раздули из нее скандал. Я же нисколько не переживал по этому поводу”. Но Павел не играл в подобные игры. Он честно рассказывает о том, что действительно попал в беду и оказался в отчаянии.

Но дело здесь не только в честности апостола. Павел, в отличие от своих “конкурентов” в Коринфе, не стыдился своих слабостей, потому что глубоко понимал значение слов: когда я немощен, тогда силен. Он хотел быть сильным, но не своими слабыми человеческим ресурсами, а силой Бога, Который действует как раз тогда, когда мы оказываемся бессильными. Именно в этом и состоит христианское руководство, да и вообще христианство: это когда Бог являет свою силу в нас. Таким было начало нашей жизни со Христом. Мы испытали действие Его силы лишь тогда, когда в полной духовной нищете и немощи пришли к покаянию, то есть сказали, что не способны жить так, как Бог этого требует. Но как начало, так и продолжение должно быть прожито по благодати. Сила Бога являет себя там, где люди перестают полагаться на себя и всем сердцем полагаются на Бога. И скорби христианина как раз и учат его этим качествам.

Очевидно, что Павел не придерживался той философии, которой придерживаются сегодня многие верующие: если ты исполняешь заповеди, то будешь жить в безопасности, покое и благополучии, а если не исполняешь, то будешь страдать (так называемое “учение о земном воздаянии”). Из подобной философии легко делается обратный вывод: если человек живет в покое и благополучии, значит он праведный, а если он страдает, значит – грешник. Но такой образ мысли чужд Павлу. Почти в каждом послании он говорит о том, что ему приходится голодать, испытывать холод, жажду, побои, унижения, преследования, иногда страхи и насмешки. Но ни в одном послании он ни разу не выражает сомнения в том, что Бог якобы не благословляет его. Нет, у Павла было совершенно другое понимание роли скорбей в жизни верующего.

Каково же оно?

СКОРБИ УЧАТ НАС ПОЛАГАТЬСЯ НА ХРИСТА

Павел рассматривает любые страдания верующего, а особенно тех, кто страдает добровольно как продолжатель дела и учения Христа, как неизбежные и необходимые. О себе он говорит так: “восполняю недостаток в плоти моей скорби Христовой за тело Его, которое есть Церковь”. Есть такое толкование, что Павел дополняет страдания Христа, как будто их недостаточно для спасения Церкви. Но это неверно, так как Павел говорит здесь о недостатке скорбей Христовых в его плоти, то есть самому Павлу недоставало этих страданий. Они нужны, потому что учат нас по-настоящему полагаться на Христа.

Ведь не одно и то же – уверовать во Христа как Спасителя и полностью полагаться на Него в любых житейских ситуациях. Павел говорит, что от первого ко второму ведут страдания (Рим 5:3-4). Так и здесь Павел говорит: мы сами в себе имели приговор к смерти, то есть мы согласились с неизбежным концом и приготовились умереть, для того чтобы всю надежду возложить не на себя, а на Бога. Надежда умирает последней. Но для Павла этот афоризм звучал иначе: надежда на себя умирает, и теперь, будто второе дыхание, начинается полная надежда на Бога. Таким образом, печальные обстоятельства стали для Павла великим благословением. “Господь хотел научить меня полагаться на Него, а не на собственные силы”.

В нашей испорченной грехом природе укоренено стремление к независимости от Бога, к греховной автономии от Него. Оно проявляется в отсутствии потребности к молитве, в уверенности в том, что все проблемы можно решить самому, что мы не нуждаемся в благодати. Сам Павел по природе своей был человеком самоуверенным и самодостаточным, поэтому понимал опасность такого состояния. Поэтому даже такого великого апостола Господь вынужден был учить полагаться не на себя, а на Бога.

Представьте себя в таких обстоятельствах, когда вы на грани смерти и уже, так сказать, поставили крест на себе. Но вы явно видите Божье действие и то, как Он выводит вас из этих трудностей. Вы и до этого были верующим, но разве после этого ваша вера не приобретет большую глубину? Вот что сказал Иов, перенеся тяжкие страдания: “Я слышал о Тебе слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя” (42:5).

Можно даже сказать, что живая вера, которая бьет ключем и несет нас по жизни как бы на своих крыльях, остается для нас недоступной и непознанной нами, пока мы, подобно Павлу, не испытаем чувство полной беспомощности. До этого вера часто остается чисто умозрительной. Истинная вера может быть построена только на руинах нашей самоуверенности. Если бы не беды и несчастья, которые обрушиваются на нас и опускают нас на самое дно жизни, то вряд ли в мире вообще была бы вера, достойная упоминания.

СКОРБИ СЛУЖАТ НА ПОЛЬЗУ ДРУГИМ

Когда нам бывает тяжело, когда мы переносим тяжелую болезнь или теряем близких друзей, переживаем чье-то предательство, мы ищем в окружающих поддержку и утешение. И каким облегчением бывает услышать от кого-то: “Я тебя понимаю. Я тоже прошел через это”. Павел говорит: “Я уверен, что Господь дал мне испытать все эти страдания для того, чтобы я мог теперь и сам нести людям надежду. Он дал мне утешение для того, чтобы я мог поделиться им с другими”. В этом смысл слова “сострадание”: мы делим его пополам. Но по-настоящему разделить скорбь с кем-то может только тот, кто сам испытал нечто подобное. Только тот, кто может рассказать, как Господь избавил его от скорбей и горя, может действительно помочь страдающим.

Кто всегда старается производить впечатление, будто он всегда на высоте, будто у него в жизни все всегда идет как по маслу, – тот просто актер. И никогда такой человек не сможет быть хорошим пастором. Павел же был настоящим пастором, потому что носил на теле и в душе шрамы от тех скорбей, которые довелось ему испытать, и в них он видел руку Бога. Он обладал такой духовной силой, которую можно обрести только через немощь.

Итак, Павел сознавал, что Бог допускает в нашей жизни страдания для того, чтобы пример наших страданий и последующих от них избавлений послужил утешением для других и укрепил бы их в вере, когда придет и их час испытаний.

СКОРБИ УЧАТ ХРИСТИАН МОЛИТВЕ

Павел понимал, что не все опасности уже миновали. Он смотрел вперед и знал, что самые разные трудности еще ожидают его впереди. Но, смотря в прошлое и видя помощь Бога во всех трудных обстоятельствах, Павел теперь может с надеждой смотреть в будущее. Он твердо убежден, что этому избавлению будет содействовать совместная молитва всех членов общины. Такая молитва – это совместная поддержка одного человека, и она действенна в избавлении его от бед.

Ничто так не вдохновляет на молитву, как осознание того, что кто-то находится в беде. Часто бывает так, что именно несчастный случай с кем-то в церкви или с чьими-то детьми оживляет молитвенную жизнь церкви. Я подозреваю, что некоторые из нас вообще бы никогда не молились, если бы не побуждали к тому неприятности и скорби.

Каковы же результаты совместного ходатайства за других?

Скорби не только усиливают молитву за других или за себя, но и многократно усиливают чувство благодарности. Писание говорит: будьте благодарны. Но, опять же, природе нашей свойственно воспринимать все дары как должное и само собой разумеющееся. Когда же страдания выводят нас из равновесия и нужда по-настоящему касается нашего сердца, то и благодарность за ответ Бога на молитву будет неподдельной и сильной. Возможно, это и является самым главным достижением страдания.

* * *

Итак, апостол Павел утверждает, что скорби и беды – часть жизни любого христианина. Именно они учат нас по-настоящему полагаться на Бога, именно они сплачивают народ Божий, развивая в людях желание поддержать и утешить своего ближнего. Страдания обогащают нашу жизнь молитвами и благодарностями, возносимыми к престолу Божьему. Они открывают нас навстречу тем благословениям, которые Господь хочет дать, но не может, потому что мы о них не просим.

Конечно, страдания неприятны. Они несут с собой боль и оставляют раны. Но ведь Павел вовсе не пытается сделать вид, будто он ими наслаждается. Тем не менее создается ощущение, что он рад, что все именно так и произошло, потому что это дало возможность Господу проявить Себя с новой силой и глубиной как в жизни Павла, так и других людей.

В послании к Римлянам (5:2) апостол, подводя итоги оправдания верой, пользуется очень сильным словом: “… мы … хвалимся надеждою славы Божией”. Но в следующем же стихе он заявляет: “… и не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, От терпения опытность, от опытности надежда”. В торжественной картине, которую рисует Павел, он находит место для скорбей. Они – не случайные штрихи, портящие картину. На самом деле они необходимы, потому что без них, без страданий, картина была бы неполной.

А что касается тех “апостолов”, которые считают немощь показателем непригодности человека к служению, то Павлу, наверное, их было бы просто жаль. Пытаясь показать себя сильными, они упустили самое главное в христианстве: силу Божию, которая могла бы действовать и в их жизнях.

 

 

Голос Истины

Добавить комментарий