Где нам взять доброй земли




Зайченко А.С.

 

 

И опять начал учить при море; и собралось к Нему множество народа, так что Он вошел в лодку и сидел на море, а весь народ был на земле, у моря. И учил их притчами много, и в учении Своем говорил им: слушайте: вот, вышел сеятель сеять; и, когда сеял, случилось, что иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то. Иное упало на каменистое [место], где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока; когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло. Иное упало в терние, и терние выросло, и заглушило [семя], и оно не дало плода. И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто. И сказал им: кто имеет уши слышать, да слышит!  (Мар.4:1-9).

 

Всем нам известна эта притча о сеятеле. А почему — о сеятеле? Разве Иисус назвал эту притчу  «О сеятеле»? Нет, просто намного позже, для удобства, богословы сами дали имена этим притчам, навязав нам при этом свое понимание главных идей этих повествований.

Основное внимание этого отрывка направлено не на сеятеле (благовестнике), и даже не на семени (Благой Вести).  Здесь сеятель один и тот же, да и семена его совершенно одинаковы, однородны, поскольку они олицетворяют неизменную истину от Господа. Главная мысль сосредоточена на том, что зерна могут попадать на разные по своему качеству земли, а ее скрытый смысл указывает на трудности, которые могут встречаться перед самыми совершенными и талантливыми благовестниками. Многие люди имеют возможность услышать евангелие, но очень немногие его принимают, вследствие различий между людьми по их характеру, моральным принципам и духовным ценностям. Иными словами, в притче  говориться о том, что и вчера, и сегодня в мире «много званных, но мало избранных», поэтому евангелист должен быть всегда готов к различным реакциям со стороны слушателей на его призыв войти в Царство Божие.

 

Сама по себе идея послания о разной степени восприимчивости людей к истине, знанию, просто к информации не является каким-то открытием. Более того, эта мысль даже банальна сама по себе. Разве мы не знаем еще по школе, что при одном и том же учителе (сеятеле знаний), использования одного и того же учебного материала (семян), результаты усвоения знаний учениками могут кардинально отличаться. Разные дети, отражающие множество комбинаций разных природных и социальных условий, их способностей и особенностей воспитания – это суть разные почвы.

 

Тем не менее, историческая церковь всегда игнорировала данное указание Христа, она сеяла не в местах, где была добрая земля, а там, можно было быстро и удобно разбрасывать семена, механистически исполняя великую заповедь «идите и научите». Большую часть своей истории церковь вообще не занималась сеянием семян Благой Вести. Вначале она использовала государственную силу и принуждение для массового крещения народов, затем столетия она считала, что в условиях полного отсутствия религиозной конкуренции в этом совсем нет нужды, поскольку другим семенам и растениям вообще не позволялось расти. Так продолжалось и после Реформации, вплоть до XIX века. И только в последние десятилетия евангелизационная практика Иисуса и апостольских церквей подпольного христианства начала вновь возвращаться в практику служения многих евангельских церквей. Сегодня особенно отчетливо видно как церкви, отказавшиеся от посева семян Благовестия, или исполняющих такие посевы куда попало, небрежно и бездумно, принявшие алгоритм средневекового или постмодернистского «конвейерного», крещения новых душ обречены на исчезновение (Европа, отчасти Россия).  И, наоборот, там, где была восстановлена модель взращивания нового верующего, где утвердилась модель «поштучной» евангелизации, при которой у абсолютно каждого верующего в процессе его духовного вызревания складывались личные отношения с Господом, число активно христиан стало быстро и неуклонно расти (многие евангельские церкви США, некоторые евангельские церкви Европы и России).

 

Таким образом, мы сталкиваемся с тремя моделями превращения неверующего в последователя Христа. Первая модель данная Самим Иисусом – через имплантацию семени истины о Царствии Божием  в сердце человека, прорастание этого семени, укоренении веры до уровня духовного взросления и последующее расширенное воспроизводство новых семян в душах новых людей. Традиционная церковь отвергала и до сих пор не принимает такую практику. Она избрала вторую модель, когда в ранг верующих поколения за поколением так называемых христиан просто вводились по самому факту их рождения в христианских странах, а также на основе формального исполнения некоторых религиозных обрядов. Такое обращение, хотя и не соответствовало заповедям Христа, зато было простым и нетрудоемким. Третья модель ненамного отличается от второй и предусматривает для молодых христиан перед конфирмацией лишь дополнительный курс ознакомления с некоторыми библейскими историями и положениями. Здесь также нет места трудоемкому взращиванию посевов. Эти два способа формально не дают отходов, здесь нет и риска возможных неудач, но, как правило, вместо желанных ростков Царствия Небесного в душах людей вырастают либо сорняки, либо бесплодные подобия евангельских растений, которые ничего не прибавляют к жатве Господней.   

 

Данная притча о разных почвах была первой из семи притч о Царствии Небесном (у Матфея). Она как бы предваряет весь последующий цикл притч Иисуса. Именно после этой первой притчи Иисус дает ключ своим ученикам (а вместе с ними — и нам) к пониманию истинного смысла сказанного. Это как бы установка по выработке навыков для апостолов, своеобразный мастер-класс по евангелизации, который Иисуса дал всем своим ученикам на столетия вперед. И этот  установочный материал нам особенно важен сегодня.

 

В этом классе звучит послание Иисуса всем ученикам. Он как бы говорил им:

«Я сейчас буду нести Благую весть одновременно самым разным людям, как позже  придется делать и вам. (Мы сразу вспоминаем и проповедь Петра на день Пятидесятницы, и обращение Стефана перед синедрионом, и другие подобные призывы апостолов). Делайте это, но не ожидайте быстрых и мгновенных результатов. Даже после моих притч мало будет избранных, но вы не унывайте и продолжайте благовестие.  Если вы поймете эту притчу, то вам будет легче уяснить и другие мои проповеди, поскольку в этой неподготовленной и даже враждебной для Царствия Божия аудитории я вынужден применять язык иносказаний»

.

Даже блестяще проведенная евангелизация, вызвав вначале у слушателей непосредственную волну ответного энтузиазма, позже может дать очень скромные плоды. Почему? Потому что почвы оказались неодинаковыми, иными словами сами слушатели-ученики — очень разные. Семя, то есть Благая Весть – это не суперактивный микроб или бацилла, который поражает одинаково всех людей, наподобие бактериологического оружия, несмотря на различия между ними в уровне здоровья и сопротивляемости организма. Некоторые современные евангелисты игнорируют саму идею этой первой притчи, они не принимают во внимание наличие этих разных почв, о которых говорит Иисус. Они отказываются признавать различия среди людей в готовности принять Благую Весть.  

В своем желании получить немедленные и быстрые плоды, сэкономить на кропотливом и подчас трудном служении по сеянию истины, ее взращиванию, душепопечительстве и ученичестве, такие евангелисты извращают подчас сам смысл Благой Вести. Они собирают большие толпы народа (вплоть до заполненных стадионов) и пытаются одновременно посеять, взрастить и собрать урожай – привести массы людей к покаянию. Для этого они, пытаясь преодолеть различия между людьми, о которых говорит Иисус, формируют массовые, кратковременные стимулы у слушателей для придания особой привлекательности своим посланиям. Используя современные методы манипулирования групповым сознанием, обещая  разнообразные (ведь среди слушателей – люди с самыми различными ожиданиями и нуждами, психикой) блага (исцеления, свидетельства о чудесах, посулы и пр.) они пытаются создать искусственно удобренную почву – усредненного человека, мотивированного на послушание. Семена благовестия на таких землях подчас могут быстро прорасти, но они редко вырастают в крепкие растения и не дают потомство.

 

 

Какие же виды почвы или земли рассматривал Иисус при сеянии Слова Божьего.

 

Первое: «иное упало при дороге, и налетели птицы и поклевали то» (Мар.4:4). Эту ситуацию Иисус объясняет следующим образом: [Посеянное] при дороге означает тех, в которых сеется слово, но [к которым], когда услышат, тотчас приходит сатана и похищает слово, посеянное в сердцах их. (Мар.4:15). Земля при дороге – это путь, по которому идет большинство народа, он широк и вытоптан, там трудно семенам войти в землю, они остаются на виду и птицы быстро склевывают их. Такая земля символизируют закрытость человеческого сознания любым новым идеям, в том числе мировоззренческим и духовным. Души людей такого общества уже забиты другими ценностями или верованиями. У них нет сомнений, они не ищут истины. Это могут быть ни в чем не сомневающиеся противники Христа, атеисты, а также убежденные сторонники других учений, культов, религий. В их жизни встречаются моменты, и порой неоднократно, когда семена истины Благой Вести становятся доступны для них, но их ценности, верования убеждения с порога отвергают идею Евангелия. О таких мы обычно говорим, что их души открыты сатане и ему не составляет труда похищать семена Доброй Вести. Таких людей в странах христианской культуры сегодня относительно немного, не более 5 процентов всего населения. Но их много в странах ислама, индуисткой, буддистской и прочей традиции.

 

Второе. «Иное упало на каменистое [место], где немного было земли, и скоро взошло, потому что земля была неглубока;  когда же взошло солнце, увяло и, как не имело корня, засохло. (Мар.4:5-6). Иисус говорит о таких людях, что когда они « услышат слово, тотчас с радостью принимают его, но не имеют в себе корня и непостоянны; потом, когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняются» (Мар.4:16-17). Каменистое место, очевидно, означает почти полное отсутствие земли, это сухая и враждебная среда для вызревания свежих идей, нового взгляда на жизнь. В каменистом грунте семя не дает корня и погибает. Я долго размышлял, что может означать корень  в этой притчи  Иисуса. Мне представлялось, что на роль корня хорошо подходит обычная человеческая культура. Именно культура человека, как совокупность его жизненных ценностей, принципов поведения помогает человеку воспроизводить свои ценности. Особенно если такая культура содержит в себе элементы христианских ценностей. Но затем, размышляя дальше, я понял, что само наличие даже христианской культуры, знания библейских историй и принципов христианской морали, не делает человека готовым для принятия Благой Вести. Ведь культура, в том числе христианская, служит выражением характерных для всего общества черт образа действий и мыслей. Если бы такая культура автоматически порождала укорененность человека в Благой Вести, тогда проблем с евангелизацией в странах христианской культуры вообще бы не было. Но иудеи, соплеменники Христа, люди родственные ему по культуре, не приняли Его, более того, отвергли и убили Иисуса. И сегодня Европа, несмотря на ее богатую, тысячелетнюю христианскую культуру отвергают Благую Весть. Очевидно корень здесь – это нечто иное.

 

Что же означает корень в этой притче? Мы помним, что в первом случае корень так и не появился: семена у дороги не взошли, их просто склевали птицы. В другом, — семя взошло, но оно не успело дать корня, росток появился, но без воды и без земли, когда солнце взошло, он сразу засох. Здесь не было борьбы идей, неверных предубеждений и религиозного фанатизма, который с порога отвергает идеи Царства Божия. Здесь просто не было корня. Очевидно, корень здесь — это твердое, укоренное желание человека, самостоятельно, без влияния извне получать живительные вещества для своего духовного роста. Наверное, мы были свидетелями того, как под влиянием сильной проповеди, знамений, исцелений люди готовы отдать сердце Христу. Но затем, когда они вернулись домой с евангелизационного концерта или собрания, они начали размышлять о данном обещании. А по прошествии нескольких дней, недель и даже месяцев они вообще могут подумать: «Эко меня угораздило». « Когда солнце взошло» — это не обязательно притеснения, гонения за веру, о которых говорит Иисус, хотя и они тоже могут стать препятствием на пути к познанию истины. Но чаще всего закономерный восход солнца — это просто обыденная, размеренная жизнь людей, это само время, которое испытывает убеждения людей. Они не приобрели корень Благой Вести, они не выработали привычку обращаться к Евангелию, размышлять над Библией. Если у них и остались вопросы о Боге, смысле жизни, то, как правило,  они превратились в часть их внутренней жизни, некоторую культурную рефлексию, которую они иногда себе позволяют. Это так называемые постоянно ищущие истину, люди, которые могут посещать разные церкви, красиво говорить о разных религиях (я прочел Библию, а теперь осваиваю учение кармы), но целиком они никогда не посвящают себя Христу. – У таковых нет корня. Таких людей сегодня в России, странах христианской культуры, очень много, где они составляют подавляющее большинство населения.

 

Третье. «Иное упало в терние, и терние выросло, и заглушило [семя], и оно не дало плода». (Мар.4:7). Иисус так объясняет этот текст ученикам: «Посеянное в тернии означает слышащих слово, но в которых заботы века сего, обольщение богатством и другие пожелания, входя в них, заглушают слово, и оно бывает без плода». (Мар.4:18-19). Обратите внимание, что сеятель, конечно, не старается разбрасывать свои семена куда попало: на дорогу, камни, места, заросшие сорняком. Но, тем не менее, они попадают в неподходящие места, на неудобные почвы. В данном случае семя упало в сорняки. Оно, по сравнению с другими вариантами высева, прожило больше всего: семя не только проросло и дало корень, оно выросло на определенную высоту и жило своей «заглушенной» жизнью, но позже погибло в конкурентной борьбе за выживание. Оно, очевидно, не погибло сразу, просто другие, более сильные виды забрали у него все питательные вещества и оно долго, до самой смерти, влачило жалкое существование. Самое главное, что оно не дало потомство, не воспроизвело себя в новых семенах.

Данный вариант, по сути представляет собой наиболее трагичный случай результата евангелизации. Ведь семя взошло- то есть идея Царствия Божия была услышан человеком, живо его заинтересовала. Затем оно дало корень – человек укоренился в своей вере, стал верующим сторонником Христа. Растение даже росло – этот христианин некоторое время даже возрастал в своей вере и служил Господу. Но затем «обольщение богатством и другие пожелания» делают бесплодной такую веру, да и сама вера медленно или быстро заглушается.

 

Во времена Иисуса число людей, которые могли обольщаться богатством, было относительно немного. Это было уделом богачей (помните историю про богатого юношу, который первоначально так воспламенился проповедью Христа?). Большинство людей не только жили в стесненных условиях, в обществе и не только израильском, не существовало культа личного изобилия, отсутствовало право каждого человека на беспредельный рост личного благосостояния. Так было почти до середины ХХ века. К сожалению, большая часть земель для посева семян Благовестия занята ими такими мощными сорняками. И от этого никуда не уйти. Уже многие десятки лет миллионы и миллионы людей в странах так называемой христианской цивилизации ежегодно уходят из церквей и от Бога.  

 

В этих странах, где господствует постмодернизм, легко сеять, но очень трудно добиться всходов и вырастить настоящие плоды для жатвы Господней. С точки зрения постмодернизма рациональное мышление и наука, чувства, традиции, интуиция и общественное мнение в равной степени полезны для понимания нашего мира. Поскольку человек не в состоянии полностью осознать или выразить универсальную истину на человеческом языке, он, по мнению постмодернистов, стремится искать частные «истины», которые хотя и не могут объяснить всего, но зато помогают в жизни. Этот аспект постмодернизма, часто называемый плюрализмом, в основном утверждает: «то, что правильно для тебя, может быть неправильным для меня. Вы живете по своей правде, — я буду жить по своей». По существу, такая установка и порождает мощные мировоззренческие сорняки, которые заглушают семена истины. На таких почвах много зависит от сеятеля, его умения и опыта.

 

Четвертое. «И иное упало на добрую землю и дало плод, который взошел и вырос, и принесло иное тридцать, иное шестьдесят, и иное сто». (Мар. 4:8). Господь объясняет ученикам: «А посеянное на доброй земле означает тех, которые слушают слово и принимают, и приносят плод, один в тридцать, другой в шестьдесят, иной во сто крат». (Мар.4:20). Как мало доброй земли было во времена Иисуса и остается в распоряжении благовестников сегодня! Где ее взять? А ее вообще мало в природе: «много званных, но мало избранных». «И сказал им: вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах; так что они своими глазами смотрят, и не видят; своими ушами слышат, и не разумеют, да не обратятся…» (Мар. 4:11-12).

 

Но в России, где долгие столетия «добрая земля» была искусственно выведена из сферы культурного земледелия, из евангельского севооборота, еще сохранились целинные и залежные земли. Надо чтобы сегодня они не пошли на дороги, не превратились в камень и не ушли под сорняки. Такой земли в России немного, но она еще есть.

 

Зададимся вопросом, а если такая земля в Москве, около моей церкви, в моем личном окружении? Как ее распознать, что мне делать с ней? Надо молить Господа, чтобы Он дал нам одаренных сеятелей, которые сегодня сумели бы не только распознавать добрые земли, но и могли терпеливо работать на таких землях, готовя их к плодоносной посевной для Славы Царствия Божия.

 

 

www.gazetaprotestant.ru

Добавить комментарий