Осень, деньги, комсомол




Масштабные столичные празднества в честь юбилея ВЛКСМ только кажутся ностальгией по героическому прошлому молодых строителей коммунизма. На самом деле это чествование славного настоящего комсомольцев в бизнесе и власти, уцелевших в боях за современный русский капитализм.

Решение отпраздновать 90-летие Коммунистического союза молодежи, принятое в недрах московского правительства, только выглядит анекдотическим. На самом деле именно комсомольцы – видные, уточним, комсомольцы – создали российскую экономику постсоветского периода вместе с внесистемными фарцовщиками, бандитами и примкнувшими к ним сотрудниками силовых структур. Другое дело, что некоторые из них – например, Михаил Ходорковский – сейчас отбывают длительные сроки.

Сомнение вызывает разве что инстанция, выдвинувшая идею масштабного торжества в честь комсомола. Департамент семейной и молодежной политики правительства Москвы – это как-то мелковато для того, чтобы отметить круглую дату организации, вставшей во главе строителей российского капитализма. Он даже оказался не в силах блокировать альтернативные мероприятия, которые в Кремлевском дворце съездов проведут нынешние коммунисты.

Скорее всего, дело тут в том, что чиновники не вполне представляют себе историческую роль комсомола. Им кажется, что эта роль сводилась к воспитанию советской молодежи в духе трудолюбия, нравственной чистоты и патриотизма.

Но комсомольские вожаки позднесоветской эпохи никогда не были особо привередливы в вопросах морали, всегда предпочитали джинсы «Левиз» пионерским штанам из сатина, а отношение к труду исповедовали скорее фордовское, чем марксистское.

Именно поэтому особняк в виде миниатюрного замка в Колпачном переулке, в котором располагался Московский городской комитет комсомола, так быстро и безболезненно перешел в собственность компании Михаила Ходорковского «Менатеп» (впоследствии – «Роспром» и ЮКОС). И именно поэтому российский капитализм развивался так, как развивался, – динамично, бесчеловечно, с высоким уровнем коррупции и невероятными представлениями о положенных нормах прибыли.

В нынешний исторический момент, когда командные высоты в экономике перешли к чекистским кураторам бывшего комсомола, а наиболее яркие представители его верхушки, уйдя из собственно бизнеса, ограничивают свою активность рамками разного рода научно-исследовательских институтов вроде Института стран СНГ, инициатива столичного Департамента семейной и молодежной политики могла бы выглядеть идеологической диверсией. Но это было бы верно только в том случае, если бы руководство страны пристально вглядывалось в реальный смысл торжества. Однако такого наверняка не случится.

На уровне ощущений 90-летний юбилей комсомола выглядит только лишь реверансом «великой эпохе», сотканной из ностальгических воспоминаний о целине, хоккейной дружине, космических полетах и стройотрядах.

Более того, эти ностальгические воспоминания вполне могут примирить уцелевших шестидесятников и их тогдашних оппонентов. Комсомол привечал и тех, и других. А роль выросшей в его рядах элиты в формировании (и деформировании) российского государства, в конце концов, хоть и велика, но теперь уже отходит в прошлое.

Комсомольские методы молодежь вовсе не привлекали. Более того, они служили ширмой, за которой советские молодые люди в меру возможностей разлагались под тлетворным влиянием Запада.

Возрождать методы комсы сейчас взялись руководители таких кремлевских проектов, как «Наши». И как только инструментальная ценность массового привлечения провинциалов на митинги в столице отпала, проекты исчезли, а их инициаторы пересели в кресла мелких правительственных функционеров.

Что доказывает только одно – политическое руководство прекрасно помнит свое комсомольское прошлое, а значит, отдает себе отчет в том, какие возможности и ограничения подобного рода структуры имеют в будущем.

 

Газета

http://www.gazeta.ru/comments/2008/10/23_e_2863495.shtml

Добавить комментарий