Перетряска олигархов




Из чьих рук человек, желающий работать олигархом, получит спасительные кредиты, с тем у него теперь и будет контракт, в том он и станет видеть своего нанимателя. Таков механизм переноса центра тяжести власти и, возможно, он уже заработал.

Общественное и личное у нас никогда не отделяют друг от друга. Гигантские финансовые вливания в экономику дают властям уникальную возможность перетасовать состав капитанов этой экономики.

Наших олигархов ждет экзамен на подтверждение этого высокого звания, и выдержат его не все. Привлекательная сторона этого процесса в том, что он не похож ни на репрессивный «перебор людишек» в духе Ивана Грозного или Иосифа Сталина, ни даже на выборочные карательные меры против магнатов, неверно понявших путинское «равноудаление», как это было с руководителями ЮКОСа.

На сей раз переаттестацию наших сверхбогачей можно осуществить гуманно, сугубо экономическими методами: этому дать кредиты, скидки, льготы и отсрочки, а этому – не дать или дать слишком мало для спасения.

Десять лет назад, перед дефолтом, госказна опустела, и тогдашние магнаты, привыкшие там отовариваться, остались лицом к лицу с рыночной стихией – кто выплыл, тот выплыл, а кто нет – перестал быть магнатом.

На этот раз казна полна. В ней и сейчас $530 миллиардов, всего на одну девятую меньше, чем двумя месяцами раньше, на старте кризиса. При такой скорости расходования госрезервов хватит до конца следующего года, а этого времени вполне достаточно, чтобы перестроить если не экономику, то корпус главных ее собственников и топ-менеджеров.

А просителями денег и льгот сейчас стали все. Нефтегазовики и металлурги – потому что их продукция вдруг подешевела, а они, не догадываясь об этом, набрали долгов. Строители и автопромовцы – по причине затоваривания внутренних рынков, а производители минеральных удобрений – из-за затоваривания внешних. Энергетики и железнодорожники – чтобы выполнить свои профессиональные обязанности по перевозкам и энергоснабжению. Оборонщики – чтобы защитить страну, попавшую в кольцо врагов.

Решено всем и помочь. Но чувствуется, что помогать будут, во-первых, в разных объемах. А во-вторых, при всей вертикальности нашей власти ключи от денежных кладовых, похоже, не в одних руках.

Премьер Путин, который по должности должен бы выступать как главный распорядитель денежных выдач, эту свою роль то ли не афиширует, то ли слегка от нее отстранился, то ли – страшно подумать! – и в самом деле от нее отодвинут.

В качестве главной «антикризисной» фигуры, по крайней мере, перед публикой, выступает президент Медведев. Именно он только что провел ключевое совещание с экономическими министрами, государственными банкирами и главами хозяйственных ведомств, однако без вице-премьеров Иванова и Сечина.

Впрочем, Иванов в тот же день был им принят отдельно и заручился обещанием помощи для лоббируемых им авиаперевозчиков и оборонщиков. А Сечин похожие совещания проводит автономно, например, с энергетиками или автопромышленниками, и кое-что они тоже получают, хотя и не все верят, что АвтоВАЗ можно спасти денежными вливаниями, даже и внушительными.

Отдельно взятые магнаты – такие как Андрей Мельниченко, глава «ЕвроХима», производителя минудобрений – проникают и на личный прием к Дмитрию Медведеву. И говорят, что очередь желающих потолковать с президентом весьма велика.

В любом случае, из чьих рук человек, желающий работать олигархом, получит спасительные кредиты, с тем у него теперь и будет контракт, в том он и станет видеть своего нанимателя. Таков механизм переноса центра тяжести власти, и не будем исключать, что этот механизм сейчас заработал.

Но кроме этого есть еще и некоторые правила игры, пусть и соблюдаемые не очень твердо. У разных просителей – разный статус и разная степень дезорганизации бизнеса. То, что первое учитывается, ясно заранее, но ведь в какой-то степени берется в расчет и второе.

Нагляднее всего иерархия выстроена в нашей финансовой системе. На самом верху – государственные институции: Минфин и Центробанк. Почти рядом с ними – структуры, к институциям фактически приравненные, вроде Сбербанка или госкорпорации ВЭБ. Они останутся на плаву столько же времени, сколько и сама государственная казна.

Чуть ниже – несколько полуофициальных банков с практически гарантированным доступом к ресурсам. Еще ниже – полсотни банковских учреждений, получивших право просить и получать деньги, но уже на тех условиях, на каких дадут. А совсем внизу – множество частных банкиров, которым остается спасаться или тонуть по собственному усмотрению, либо же искать какие-то свои, индивидуальные ходы наверх.

В так называемом реальном секторе картина живописнее, но по сути примерно такая же. Наверху – госкорпорации, естественные монополии и структуры, приравненные к таковым. С ними казна поделится даже последним куском хлеба.

Но это не значит, что делить его будут поровну. Объем дотаций и широта даруемых прав (наподобие затребованного РАО РЖД права изымать вагоны у конкурентов-частников) зависит от персональных отношений глав этих корпораций с тем (или с теми) наверху, кто сейчас принимает решения. А частично – даже и от качества работы их предприятий.

Всеобщие протесты по поводу стабильно несуразно высоких цен на топливо отозвались некоторым нажимом на производителей нефтепродуктов, какое бы недоумение в их среде этот нажим ни вызвал.

Расшатывание прежней системы личных связей, помноженное на явно провальную работу на многих участках, может привести и уже приводит к замене части менеджмента в госкомпаниях.

Но может быть, самый живой публичный интерес вызывает судьба, так сказать, открытых олигархов, не закамуфлированных чиновничьим статусом – владельцев формально частных индустриальных империй. Потому что именно они на виду. Они, со своими десятками миллиардов долларов – в списке Forbes. Они сами, а также их жены, любовницы и яхты – постоянно действующие персонажи светской хроники.

И именно для них настал момент истины, открывший на общее обозрение тот факт, что процветающий российский скоробогач-миллиардер чаще всего совсем не является высоким бизнес-профессионалом. Оказалось, что слишком многие из них о будущем не задумывались, весело проводили время и безоглядно набирали деньги взаймы на Западе. Пока им давали. А когда перестали, пришлось со слезами бросаться к нашим государственным распорядителям финансов. Такой вот бизнес по-олигархически. И вот,

рассказывают, что у Романа Абрамовича не все хорошо с долгами, а у Михаила Прохорова вроде бы наоборот, хорошо. После чего представитель Абрамовича «опроверг утверждения ряда британских СМИ, что он будто бы потерял $20 миллиардов». А председатель клуба «Челси» тем не менее не исключил драматическую возможность продажи части игроков.

О трудностях империи Олега Дерипаски сообщений больше, чем о прочих. Стремясь спасти главные свои активы, он уже расстался с частью активов второстепенных и приостановил несколько разрекламированных проектов, но долги все равно огромны. И заранее не скажешь, что перевесит: его связи наверху или желание придержать огромные казенные деньги, которые ему нужны, чтобы удержаться.

Если считать потери на бирже, повествует International Herald Tribune, то 25 российских олигархов за последние пять месяцев потеряли $230 миллиардов. Надо сказать, что потери эти отчасти виртуальные.

Реальной проблемой является необходимость вернуть в этом и в следующем году $160 миллиардов иностранных долгов, набранных нашими частными и окологосударственными олигархическими структурами, не считая примерно такой же суммы долгов внутренних.

Этого вполне достаточно, чтобы все или почти все магнаты пали в ноги высшему нашему начальству в надежде получить «окончательную бумагу» – пропуск в казенные кладовые.

И многие ли сейчас думают, что «окончательной» эта бумага будет лишь до тех пор, пока в этих кладовых есть деньги?

Газета.ру

http://www.gazeta.ru/comments/2008/10/17_e_2858552.shtml

Добавить комментарий