Роль Библейских заповедей и запретов




Заповеди как выражение воли Создателя о человеке занимают одно из центральных мест в Библии. Ветхий и Новый завет совершенно по-разному подходят к заповедям как религиозному феномену. Ветхий завет в основе своей содержит широкий набор весьма разнородных заповедей, составляющих так называемый Закон Божий. Общее число находимых в Ветхом завете заповедей превышает шесть сотен; напротив, в Новом завете Господь Иисус Христос сводит число заповедей к минимуму.

В самом начале истории мира и человека, при сотворении, Бог дает людям одну-единственную заповедь; по мысли священнописателя, она заключает в себе всю полноту замысла Творца о мире и человеке. Эта первая и на тот момент единственная заповедь заключается в том, что человек должен принять установленный Богом нравственный миропорядок. Отказ от вкушения плодов древа познания добра и зла означает, что человек не претендует на власть над тем, что в мире является добром и ведет к жизни, а что – является злом и ведет к смерти. Давая эту заповедь, Творец дает человеку реальную возможность принять и исполнить ее, или отвергнуть и нарушить. Реальность выбора, в свою очередь, делает реальной духовную свободу человека.

Когда эта первая и единственная заповедь была нарушена людьми, Господь вместо нее последовательно предлагает людям иные, более конкретные заповеди, связывая их исполнение с восстановлением утраченной людьми жизни. Так появляются заповеди завета с Ноем, с Авраамом и, наконец, заповеди Синайского завета, составившие Закон Божий.

В основе всего комплекса заповедей Ветхого (Синайского) завета лежат Десять заповедей, данные Богом Моисею на горе Синай. Декалог (Десятисловие), как еще называют Десять заповедей, включает в себя требование единобожия и отказ от язычества, а также основные нравственные нормы. В последующие времена этическая часть Декалога стала называться «общечеловеческими ценностями». В значительной степени ветхозаветные заповеди конкретизируют те базовые требования, которые вошли в состав Декалога.

Исполнение заповедей рассматривается в Пятикнижии как знамение завета, знак, укрепляющий веру человека и дающий ему надежду. В качестве основного знамения, свидетельствующего перед Богом и людьми о верности избранного народа заключенному завету, закон Моисеев предлагает заповедь о субботе. В связи с этим упоминания об этой заповеди – едва ли не самые многочисленные в Пятикнижии. В целом же заповеди Ветхого завета можно разделить на несколько групп.

Первую группу составляют заповеди, определяющие религиозный аспект жизни избранного народа. Эти заповеди запрещают язычество во всех его проявлениях и требуют поклонения Единому Богу. Кроме этого, важнейшую часть закона составляют этические и правовые нормы, регулирующие отношения между людьми. Уже в тексте Пятикнижия эти две главные группы заповедей обобщены; ко времени земной жизни Господа Иисуса Христа суть закона принято кратко выражать словами: «первая из всех заповедей: слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый; и возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, – вот первая заповедь! Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет» (Мк. 12:29–31).

Поклонение Единому Богу, справедливость и милосердие стали считаться сутью закона весьма рано; уже в 8-м в. до Р.Х. пророк Михей так говорил о заповедях: «О, человек! сказано тебе, что — добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Мих. 6:8). Требования единобожия и запрет язычества подразумевают не только отказ от идолопоклонства. В первую очередь закон говорит о доверии к Богу, о вере и уповании на Его милосердие. Требование поклонения Единому Богу заключает в себе призыв искать Бога и стремиться к Нему: «Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душею твоею и всеми силами твоими» (Втор. 6:4–5). Таким образом, заповеди единобожия касаются самой сути духовной жизни человека, а не только ее религиозных проявлений.

Этические заповеди в целом говорят о том, что отношения между людьми должны строиться на любви, милосердии и справедливости. Кроме того, в них заложен принцип равенства людей перед Богом и ответственности человека перед Ним за поступки в отношении других людей. Все дела людей происходят перед лицом Творца, и Богу далеко небезразлично то, каковы эти дела. Всякое проявление жестокости и насилия рассматривается как грех, как нарушение воли Бога. Вместе с тем некоторые этические заповеди Ветхого завета отражают уровень нравственности и сознания людей своего времени. То, что с точки зрения Нового завета выглядит бесчеловечным, в 12–10 вв. до Р.Х. было значительным прогрессом по сравнению с первобытным состоянием падшего человечества. Эта часть этических заповедей Ветхого завета изменяется в новозаветную эпоху.

Далее, весьма много заповедей устанавливают детали ветхозаветного культа. Во многом они используют религиозный опыт и обычаи той культурной среды, частью которой был народ Израиля. Однако, в отличие от язычества, Ветхий завет основывает культ не на человеческом творчестве, а на воле Вседержителя. Даже те детали культа, которые не могут быть описаны в форме заповедей, определяются Самим Богом, выбирающим тех художников и музыкантов, которым поручается разработать их. Актуальность подавляющего большинства культовых заповедей была утрачена после разрушения Иерусалимского храма в 70 г. по Р.Х.

Еще одну группу составляют заповеди, служащие сохранению религиозной и культурной идентичности Израиля; условно их можно назвать «этнокультурными». В окружении языческих народов, культура которых в подавляющем большинстве случаев превосходила культуру израильтян, существовала серьезная опасность смешения культур и религий. По этой причине заповеди Синайского завета запрещают многое, что могло бы повлечь за собой религиозно-культурное смешение Израиля и языческих народов. Здесь и запрет смешанных браков, и ряд запретов, связанных с военной добычей, и многое другое. В эту группу, в частности, входит ряд пищевых ограничений, связанных с делением пищи на чистую и нечистую. В эту же группу входят и многие обрядовые требования, связанные с понятием ритуальной чистоты. Масштаб многих из этих заповедей несопоставим с Декалогом; на фоне величия Синайского Откровения они нередко выглядят мелочными. Однако роль этих заповедей, позитивная в начальный период Священной истории и негативная в новозаветную эпоху, очень велика. В эту же группу можно включить небольшое число «гигиенических» заповедей, возникающих в период формирования израильского этноса и культуры.

Можно также выделить довольно обширную группу заповедей, регламентирующих разнообразные формы социальных отношений. Некоторые из них утратили свое значение в ходе истории; другие, как, например, требование единобрачия, продолжают оставаться актуальными.

Вся совокупность запретов и повелений воспринимается в Ветхом завете как единое целое; книга Второзакония рассматривает все множество заповедей как единую заповедь, содержащую в себе указание жизненного пути человека. Исполнение требований закона Бог называет путем жизни, а отвержение их – путем смерти. Выбор между этими двумя путями предоставляется человеку; закон объявляет ему волу Творца о его жизни для того, чтобы человек выбрал жизнь. Сама жизнь характеризуется послушанием закону и любовью к Богу.

Вместе с тем заповеди Ветхого завета составляют существенную часть Откровения. Они не только указывают человеку путь жизни, но и позволяют познать Того, Кто дает эти заповеди. Особенно ярко эта мысль выражена во многих псалмах. Таким образом, уже в Ветхом завете смысл заповедей не сводится только к различению между добром и злом, между допустимым и недопустимым.

Господь Иисус Христос придает заповедям существенно иной, более глубокий смысл. В ответе на вопрос книжника о наибольшей (самой важной) из всех заповедей Господь называет наибольшими две заповеди, о любви к Богу и о любви к ближнему как к самому себе. Как и некоторые иудейские учителя, Господь говорит о том, что эта двойная заповедь содержит в себе весь закон. Остальные заповеди служат для того, чтобы конкретизировать заповедь о любви применительно к различным жизненным ситуациям. Кроме того, Господь углубляет смысл многих этических заповедей; в Нагорной проповеди Он указывает, что жестокость и безнравственность губительны, уже когда рождаются в сердце человека, а не только когда они проявляются в поступках. Наконец, Господь различает в законе между неизменными заповедями и теми, которые определялись историческими обстоятельствами и нравственным состоянием людей.

Принципиально важно, что в многочисленных дискуссиях с иудеями Христос настаивает на соблюдении заповедей по сути, а не по форме. Для учеников Христа закон не должен быть безликим самодовлеющим сводом правил; заповеди должны служить приближению человека к Богу. Позже апостол Павел скажет об это знаменитые слова: «Он дал нам способность быть служителями Нового Завета, не буквы, но духа, потому что буква убивает, а дух животворит» (2 Кор 3:6).

В Последней беседе с учениками перед Распятием Христос дает им «новую заповедь», которая вобрала в себя весь закон: «любите друг друга, как Я возлюбил вас». Господь говорит ученикам, что исполнение этой заповеди возможно только как проявление любви человека к Богу и глубокой укорененности в Его любви к человеку. Новый завет, таким образом, соединяет два отношения к исполнению заповедей: с одной стороны, это путь приближения к Богу и, с другой стороны, проявление единства с Ним. В Новом завете Господь дарует Своим ученикам возможность общения с Собой, чтобы этот парадоксальный путь стал реальным.

 

 

bible-center

http://www.bible-center.ru/topic/commandment

Добавить комментарий