Семья, где каждый ценен по-своему




Екатерина Гуляева

 

 

«Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1 Пет 4:10)

«…и что слышал от меня при многих свидетелях, то передай верным людям, которые были бы способны и других научить» (2 Тим 2:2)

Казань — город не совсем обычный.  Считается, что название города происходит от слова «казан» (котел). Согласно легенде, сын последнего булгарского хана Алтынбек, преследуемый монголами, оказался на берегу неизвестной реки и решил разбить там стоянку. Он послал слугу за водой с золотым котлом. Берег реки был очень крут, и слуга, пытаясь зачерпнуть воду, нечаянно уронил в нее котел. С тех пор речку и заложенный на ее берегу город назвали Казанью.

После присоединения к России Казань стала центром Среднего Поволжья, да и всего Востока нашей страны, и при этом осталась северным форпостом суфийского ислама.
В этом «котле» смешались народы и культуры, здесь православные храмы и молитвенные дома соседствуют с мечетями, а над местным кремлем возвышаются кресты, полумесяцы и советская звезда. В этом городе, где живут бок о бок христиане и мусульмане, существует евангельская христианская школа, где учатся дети местных христиан, выросших в том числе и в семьях, традиционно ориентированных на ислам. Есть в городе и много другого, что нам, пришельцам, так и не открыла Казань.

Сейчас люди в мире живут очень обособленно, каждый сам по себе —
в своей квартире, в своем компьютере, и никто не смеет вмешиваться в его жизнь. Сегодняшние дети тоже одиноки. Ребенок испытывает дефицит общения и внимания со стороны взрослых, и это не может не отразиться на его личности, формирующейся на фоне эгоистических переживаний. Он замкнут на себе и не ведает ценностей совместного существования.

И в этом контексте традиционной школе едва ли удается воздействовать должным образом на личность ребенка. Даже если она и пытается что-то сделать, то дети быстро приспосабливаются: находясь в школе, они вроде бы принимают провозглашаемые там ценности, а вне школы их жизнь совсем другая. В школе может быть прекрасный класс, ученики, участвующие в конкурсах и олимпиадах, у них прекрасный классный руководитель, но вот дети выходят на улицу и начинают вести себя так, как никто не мог бы и подумать. Как это ни печально, но и в детском саду, и в школе, и даже дома дети зачастую носят маски.

Пытаясь изменить эту ситуацию, христиане казанской общины «Краеугольный камень» 14 лет назад создали свою школу. Чем же отличается казанская христианская школа от обычной? Какое слово могут сказать христиане в области педагогики?
Как рассказала нам Светлана Ионова, член управленческой команды казанской школы, преподаватель основ безопасности жизнедеятельности, школа приняла первых учеников осенью 1994 года – их тогда было семнадцать (первые–третьи классы). Первые два учебных года были для школы годами мытарств – не было своего помещения. Выжили с Божьей помощью и благодаря христианской жертвенности учителей и родителей.

Через два года школе отдали в долгосрочное пользование историческое здание XIX века на улице Карла Маркса, в самом центре Казани, неподалеку от кремля. Оно было сильно разрушено и захламлено. В капитальном ремонте участвовала вся община. В ноябре 1996 года школа въехала в отремонтированное помещение. Сегодня у школы уже два здания — старое и новое, в них располагаются администрация, классы, столовая, физкультурный зал, в котором община проводит в неурочное время свои собрания. Школа получила государственную аккредитацию и признание в городе, сегодня в ней 120 учеников.

Первым директором школы стала Наиля Джанибековна Аглиуллина. Свою педагогическую деятельность она начинала на экспериментальной площадке в одной из школ Красноярска, где внедрялся коллективный способ обучения (КСО), разработанный Мануком Ашотовичем Мкртчяном[1]. В своих разработках он опирался на опыт предшественников: это и бель-ланкастерские школы[2] (школы взаимного обучения), и пансофическая школа (школа обучения всех всему) чешского педагога Яна Амоса Коменского[3], а также идеи советского ученого-психолога Льва Семеновча Выготского[4], учителя и методиста Александра Григорьевича Ривина[5], Виталия Кузьмича Дьяченко[6], разработавшего методические основы дидактики КСО, и многих других.

Как вы, наверное, уже догадались, в этой христианской школе внедрен именно КСО. И применяется он здесь не только потому, что это интересный передовой метод, но еще и потому, что основан на универсальных христианских принципах. Об этом мы спросили Евгению Погасий, учительницу русского языка. Вот что она сказала: «Мы стремились к тому, чтобы, попадая в школу, дети не просто становились объектами обучения, но образовали сообщество, в котором они могли бы служить друг другу. КСО как раз и предполагает служение друг другу во время учебного процесса».
Современная психология утвер­ж­­дает, что эффективность произвольной памяти школьника может быть оценена по таким критериям: 10% учеников читают глазами, 26% слышат, 30% видят, 50% видят и слышат, 70% обсуждают, 80% опираются на опыт, 90% говорят и делают совместно, 95% обучают других. Поэтому, как считают приверженцы КСО, этот метод дает учащемуся ряд преимуществ в сравнении с групповым способом обучения (ГСО), который практикуется в России в обычных школах.

Коллективный способ обучения заключается в том, что ученики сами учат друг друга, а учитель подготавливает, координирует, направляет и корректирует этот процесс.
Ученикам раздают карточки с частью информации, чтобы они проработали ее, а потом обменялись знаниями. Когда ученик объясняет напарнику пройденный материал, он сам его намного лучше усваивает, во-первых, потому, что проговаривает прочитанное, а во-вторых, потому, что ему нужно сформулировать и рассказать материал так, чтобы напарник его понял. Это развивает логику, речь, умение слышать другого и ответственность, меняет внутреннее отношение учеников к словам, понятиям, контексту.

 

После прохождения темы проводится тест и рефлексия (вместе с учителем), что и как сделано, хорошо ли, плохо ли, и почему именно так. На этой ступени иногда выявляются скрытые конфликты, которые становятся причиной того, что ребенок не получает от своего партнера необходимой информации: «Петя меня не слушает, и я ему не хотела объяснять!» И здесь с помощью учителя происходит коррекция взаимоотношений. Учитель нацеливает ребенка на то, чтобы он осознал, как важно отвечать не только за себя, но и за напарника и в конце концов за весь класс.

В классе дети одновременно работают по нескольким темам. И ребенку приходится не только находиться в своей теме, но и вспоминать ради напарника то, что он уже прошел месяц назад. В современных школах дети порой не знают, зачем они учатся. В казанской же школе ученик понимает, что учится он хотя бы для того, чтобы передать свои знания другим. Кроме того, у ребенка вырабатывается очень важный для человека и для христианина навык: умение попросить помощи — у Бога, у одноклассников, у других людей.

В психологии обучения есть такое понятие, как зона развития: зона актуального развития (то, что я могу делать сейчас без чьей-нибудь помощи), зона ближайшего развития (я могу это делать только с чьей-нибудь помощью) и зона проблемного развития (я знаю, что это можно сделать, но не знаю как). КСО интересен также тем, что с первого класса школьники начинают осмысленно планировать свою учебную деятельность: с какой скоростью они будут продвигаться в учебе, что они сделают на уроке, а что возьмут домой, смогут они освоить тему самостоятельно или с напарником-учителем, на­парником-одноклассником или со старшим учеником. При этом ребенку предоставлено право на ошибку. Даже если его планирование в чем-то неверно, но ребенок уверен в своих силах, то учитель даст ему возможность пойти по его плану. Когда же на стадии рефлексии ученик и учитель размышляют, почему не получилось задуманное, ребенок лучше оценивает свои возможности и расширяет зону своего ближайшего развития.
Методика коллективного способа обучения позволяет детям, которым по какой-то причине сложно учиться, все равно добиваться успеха. Такой ребенок продвигается в учебе так, как у него получается, и в этом он успешен.

В казанской школе понятия «оценка» и «отметка» не синонимичны. Оценка ставится за усвоенный объем материала (если тема усвоена на 30 процентов, то и ставится «два»). А отметка указывает, сколько усилий человек приложил для этого (можно получить отметку «отлично», но при этом оценку «три»). Однако на протяжении всех одиннадцати лет обучения ребенка в школе оценка остается открытой: можно вернуться к теме, пройти ее и исправить оценку, и у 30 процентов есть шанс превратиться в 50, в 70 или в 100.
На итоговую оценку в блоке влияет и то, насколько качественно ученик объяснил материал напарникам. Если у него за блок пятерка, а у напарников — плохие оценки, это, естественно, должно натолкнуть ученика на мысль, что он делает что-то не так. Даже если ребенок не хочет этого замечать, учитель его на эту проблему «разворачивает».
Добиваются ли в школе высоких показателей в учебе? «Мы не можем сказать, — говорит Светлана Ионова, — что это так. Но вот ЕГЭ они сдают с высокими показателями, и практически все наши выпускники поступают в институт».

Все учителя школы — христиане. Сегодня вместо директора школу возглавляет управленческая команда из шести человек. Все преподаватели школы входят в служительский штат церкви «Краеугольный камень». В разных группах они ежедневно проводят утреннюю молитву с семи до восьми часов утра. Затем, в восемь часов утра, перед началом занятий, проходит общешкольная молитва с детьми.
В школе учатся только дети христиан. Почему? Были попытки взять на обучение детей из семей неверующих родителей, но в конце концов такому ребенку становилось трудно лавировать между ценностями, прививаемыми в школе, и тем, чему учат в семье. Нарастал внутренний конфликт, и, как правило, такие ребята уходили.
Особые ли дети в христианской школе? «Нет, самые обычные, — считает Евгения Погасий, —  но в каком-то смысле с ними сложнее, чем с детьми в светской школе, ведь их никто не впихивает в определенные рамки: будь таким, какой ты есть, и мы тебя будем любить. Мы учим их не давить друг на друга, не манипулировать, не конкурировать друг с другом, но стремиться к тому, чтобы в отношениях царил дух взаимопомощи, чтобы они могли передать свои знания, веру и мировоззрение другим».

Но учителя убеждены, что все идеи и слова так и останутся идеями и словами и дети не смогут меняться в лучшую сторону до тех пор, пока не изменятся сами взрослые:  учителя и родители. А Светлана Ионова добавляет: «В школе мы каждый день молимся о том, чтобы Бог вскрывал наши трудности, чтобы все то, что происходит с нами и нашими детьми, выходило на свет. С одной стороны, это, конечно, порождает дополнительные проблемы, а с другой — у нас есть возможность принести хороший плод. Мы стараемся покрыть немощи наших детей и разглядеть то, что заложил в них Бог. И есть все предпосылки к тому, чтобы оба ”лица” нашего ребенка — то, которое мы знаем, и его настоящее лицо — максимально совпадали».

Цель христианской школы — вырастить такого христианина, такую личность, которая могла бы взаимодействовать с другими членами тела Церкви. «Наша школа, — говорит Светлана, — это часть Церкви, где наши дети, еще будучи маленькими, уже могут чувствовать поддержку и осознавать ценность другого — не важно, младше он или старше. Мы – одна семья, где каждый ценен по-своему. Мы хотим, чтобы тело Церкви рождалось уже здесь».

А потом оно засвидетельствует любовь Христа людям.

Сегодня, после падения железного занавеса, мир в сознании человека больше не разделен на «добрый» и «злой». Добро и зло перемешались, и людям трудно отделить одно от другого. Не секрет, что и христианство, в котором люди традиционно ищут оплот добра, сейчас находится в кризисе, и кажется порой, что оно терпит поражение в сражении с силами зла — внутри и снаружи, на Западе и на Востоке.

Однако в истории часто бывало так: победители терпели «поражение» от побежденных, ассимилируясь в их культуре. Так было с греками, завоевавшими Восток, так было с римлянами, завоевавшими греков, и варварами, завоевавшими Рим, и т. д. У последователей Христа на земле есть свои цели и задачи. Главная из них — нести Благую весть людям. И сегодня от того, насколько мы сможем измениться, облечься во Христа сами, и от того, как воспитаем наших детей, что в них заложим, в большой степени зависит, сохраним ли мы христианские ценности и способность ассимилировать иную культуру и распространить в ней Добрую весть.

 

——————————
1 М. А. Мкртчян — научный руководитель Красноярского краевого иновационного комплекса КСО, кандидат физико-математических наук, член-корреспондент Академии педагогических и социальных наук России.
2 Бель-ланкастерские школы были широко распространены в Англии и ее колониях и в Европе в конце ХVIII — начале XIX веков. Школы получили свое название по именам создателей — Эндрю Беля (1753–1832), проповедника при английской армии в Восточной Индии, и Джозефа Ланкастера (1778–1838), британского педагога, квакера. Оба деятеля создали свои школы независимо друг от друга. Система обучения в такой школе предполагает, что старшие и более знающие ученики под руководством учителя ведут занятия с другими учениками. В России ланкастерские школы распространились в начале ХIХ столетия при Александре I.
3 Ян Амос Коменский — евангельский христианин, епископ Моравских братьев, педагог. Обобщил и систематизировал педагогический опыт церковно-приходских школ, разработал свою систему, которая оказала огромное влияние на развитие мировой педагогики и школьной практики. Многие его дидактические положения вошли в современную теорию обучения. Целью воспитания Коменский считал подготовку человека к вечной жизни.
4 Л. С. Выготский (1896–1934) — выдающийся психолог. Он, в частности, занимался исследованиями в области педологии — науки, объединившей в себе биологические, социологические, психологические и другие подходы к развитию ребенка. Школе Выготского принадлежит одна из важнейших ролей в развитии российской психологии.
5 Об А. Г. Ривине сохранилось мало сведений. Известна одна его опубликованная работа. В 1918 году он учительствовал на Украине, есть воспоминания о педагогической деятельности А. Г. Ривина в Москве его учеников и сотрудников, а также В. Шаламова. Умер А. Г. Ривин во время Великой отечественной войны от голода в доме престарелых.
6 В. К. Дьяченко — кандидат педагогических наук, профессор, заведующий кафедрой новых педагогических технологий Красноярского краевого института повышения квалификации работников образования. Автор 13 монографий по дидактике и проблемам создания коллективного способа обучения.

 

 

Решение

Добавить комментарий