В Петербурге прошел круглый стол «Церковь и демократия»




Константин Ерофеев

 

 

Недавно в Санкт-Петербурге состоялся круглый стол на тему «Церковь и демократия». Заседание было организовано Санкт-Петербургским христианским культурным центром. Целью круглого стола была попытка дать ответы на актуальные вопросы взаимоотношений церкви и государства в современной России, сопоставить мнение чиновников, активистов общественных организаций, занимающихся строительством гражданского общества и священнослужителей и рядовых верующих различных конфесий.

 

В круглом столе приняли участие представители общественных движений государственно-патриотической, либеральной и социалистической ориентации, преподаватели вузов, священнослужители основных христианских конфессий, государственные служащие, историки и литераторы.

      Первым поставленным на круглом столе вопросом было выяснение наличия или отсутствия общих ценности у правозащитных организаций и у церквей, есть ли у них точки сопрокосновения в решении социальных проблем общества. При этом данные проблемы, так хорошо нам знакомые, были открыто названы – бедность и коррупция, незаконная миграция и вымирание коренного населения.

     А.Шестова, автор проекта «Правозащита как социальное служение христианских церквей», отметила необходимость подотчетности государства в правовом обществе, отсутствия доминирования бюрократии. При это было отмечено, что церковь в России (как традиционая Русская Православная, так и новые религиозные движения) несут на себе груз многовекового давления со стороны государства в его стремлении иметь «карманную» церковь. Несколько тенденциозным был тезис о «темном советском прошлом», якобы явившимся причиной нынешней безинициативности церкви. Присутствующие справедливо возразили, что современная общественно-политическая формация существует уже около двадцати лет, но религиозные организации не спешат открыто высказываться на животрепещущие темы, критиковать власть за чрезвычайно медленное решение проблем общества.

     К.ю.н. Н.Бухаров подтвердил, что правозащитные организации и церковь имеют точки соприкосновения. Цели правозащитников и верующих совпадают в сдерждивании бюрократического аппарата и обеспечении соблюдения им действующего законодательства. Власть не ниже общества, но временами общество должно указывать власти на ее ошибки.

     В развитие данного тезиса выступил доцент Смольного института свободных искусств и наук историк П.Крылов. Он объяснил, что церковь может ходатайствовать и молиться о просветления и покаянии нерадивого чиновника, а может непосредственно обращаться к народу для его обличения. Притом последнее – ненасильственное, но решительное воздействие на власть – также в христианской традиции. В подкрепление своих слов П.Крылов процитировал президента Венесуэлы Уго Чавеса, который назвал Христа «бунтарем», «революционером» и «социалистом». Однако было подтверждено, что если в Европе приходская жизнь традиционно активна, то в русском Православии социальная активность верующих не имеет укорененных традиций, церковь забита, задавлена.

     С П.Крыловым согласился пастор Церкви Христа А.Донской, подтвердив пассивность верующих в общественной жизни, отсутствия у них интересных для государства и общества социальных проектов. Но, по мнению А.Донского, церковь должна искать контакты с государством, искать пути к обществу, выстраивать с ним отношения. С РПЦ государству работать выгодно, в ней чиновники видят идеологического союзника, а верующие других конфессий, часто активно заявляющие о своей гражданской позиции, не «выгодны» для власти.

      Профсоюзный активист А.Михайлов отметил, что общество ожидает от церкви твердой гражданской позиции, стремления к правосудию и справедливости, но позиция церкви не всегда отражает нужды народа.

     Политолог Г.Габриелян заявил, что реальные социальные проекты, акции против наркомании и алкоголизма, свойственны в большей степени общественным организациям, создаваемым в том числе и при церквях. Но сама церковь должна заниматься душеспасением. Но это не исключает и наличие активной гражданской позиции. В качестве примера политолог привел положение Элладской православной церкви, которая имеет государственный статус, финансируется из бюджета Греции, но при этом свободно критикует власть, выводя на улицы толпы верующих, протестующих, например, против введения ИНН. Русское же православие не интересуется общественной деятельностью, голоса нашей церкви не слышно.

     Известный писатель-фантаст А.Столяров также заявил, что РПЦ никогда не будет заниматься гражданской деятельностью. По его мнению в России происходит оцерковление государства, а не огосударствление церкви. В ряде случаев во власть входят «не политики, а духовники политиков» и их неявное воздействие на власть неподконтрольно обществу. По мнению А.Столярова, западные церкви опираются на общество, а русское Православие «опирается на государство и люди ему не нужны». Данная позиция не была поддержана некоторыми участниками круглого стола, считавшими, что РПЦ еще не заняла подобающего ей места в обществе и государстве. По их мнению, позиция А.Столярова, активного пропагандиста атеизма, несколько предвзята в отношении РПЦ, а взгляд на религиозную ситуацию на Западе некритичен. По мнению Н.Бухарова, некоторым людям Православная церковь мешает даже не как институт, но как идея — идея государственности.

     Сравнение ситуаций в России и европейских странах было продолжено в выступлениях других участников, в том числе длительное время проживших в европейских странах. Было отмечено опустошение в христианских церквях при видимой свободе. Излишняя толерантность ведет к разложению и апатии церкви и общества. Реальны изъяны европейской демократии – этническая и национальная преступность, фильтрационные лагеря для мигрантов по границам Евросоюза, комфортная жизнь для «золотого миллиарда» и бедность «лишних людей», бездуховность и бездумное потребительство. Опустевшие церковные здания англиканских и лютеранских церквей пускаются с молотка – занимаются библиотеками и концертными залами, подчас мечетями и исламскими организациями.

     Разгорелись споры, сколько же реальных, воцерковленных верующих в нашем обществе. По данным социологических опросов их лишь 3-6 %, хотя 60% заявляют о своем православии, подчас не имея представления об основополагающих церковных доктринах. Может ли церковь, имея столь малое число прихожан, представлять все общество? Может ли церковь быть глашатаем общественных проблем?

      В целом, круглый стол показал неготовность верующих взять на себя ответственность за решение основных социальных проблем общества. Церкви заинтересованы в невмешательстве государства в их внутреннюю жизнь, вероучение и обряды. Но нет желания просто защищать права человека – политические, экономические, социальные. Никто не готов совершать гражданские акции, не готов иметь активную позицию. У церкви есть своя миссия – сугубо религиозная. духовная, а потом уже борьба за толерантность и демократию.

      При всем разнообразии мнений, подчас жаркой дискуссии, выступления носили конструктивный характер. У участников осталось желание встретиться снова.


baznica.info

http://www.baznica.info/index.php?name=Pages&op=page&pid=5208

Добавить комментарий