Библейские тропы Ливана хранят множество тайн




Из блокнота корр. ИТАР-ТАСС Дмитрия Зеленина

 

По аллее кипарисов дорога круто взбирается на холм Магдуша. С него столица ливанского юга — Сайда — видна, как на ладони. Вдалеке морской порт, набережная и развалины крепости — последнего оплота крестоносцев. Старый город с церквами и мечетями прижался к берегу. От него расходятся современные кварталы. Высотных домов нет. На окраине окружен стеной и армейскими постами лагерь палестинских беженцев Айн аль-Хильва — один из очагов напряженности в Ливане. Он появился 60 лет назад, но по сей день тысячи бесправных изгнанников живут в этом пристанище в жутких условиях. С юга к Сайде подступают обширные плантации бананов, которые произрастают в этом краю в изобилии, а с гор на востоке спускаются аккуратные террасы с фруктовыми садами.

Магдуша — святое место. По преданию, Святая Мария в окружении жен- мироносиц ожидала здесь в пещере возвращения Христа с учениками из Сидона, где Господь сотворил чудо, исцелив дочь хананеянки. Он сделал это не сразу, а после настойчивой просьбы язычницы, проявившей необыкновенную кротость и смирение ради спасения своего чада. "О, женщина! — произнес Спаситель. — Велика вера твоя, да будет тебе по желанию твоему". В этом простом евангельском событии впервые Мессия дает знак, что его проповедь обращена не только к "овцам Израилевым". На примере жительницы Сиро- Финикии он показывает, что плодами его служения смогут воспользоваться все народы.

Внутри уходящей в глубь скалы всегда прохладно, но сырости не чувствуется. Перед возвышающимся алтарем, где служат молебны, — деревянное распятие. На праздник Воздвижения с ним происходят необъяснимые вещи. Из ребра Спасителя струится благоухающее миро с капельками крови. Увидеть это чудо спешат потоки верующих христиан со всего Ливана.

Вспоминается мытарь Закхей,  забравшийся на одно из таких деревьев, чтобы увидеть идущего навстречу Христа. В двух шагах от святыни гигантский монумент, на вершине которого статуя Сидонской Богоматери. По благословению Папы Римского Иоанна Павла Второго, посетившего с пастырской поездкой Ливан в 2000 году, на Магдуше разбит под открытым небом краеведческий парк. Прогулка по нему приоткрывает историю древней Сидонской земли.

Каменные стелы с высеченными на них рисунками размещены вдоль тропы, по которой ступал католический прелат. Они рассказывают, что в местах, где находится сейчас "горячая точка" планеты и действует грозная "Хезболлах", бывали, и не раз, гонимые библейские пророки. В Сарафанде /Сарепте/ жил три года у вдовицы пророк Илия, а в бухте Джии кит выплюнул другого пророка — Иону /по-арабски Юнуса/, который провел в его чреве три дня. В Дейр-Айюбе был предан земле многострадальный Иов. Прах праведника покоится в небольшой завии /суфийской часовне/.

Из Нового Завета известно, что во время путешествия по Сидонским и Тирским пределам неподалеку от византийской Кесарии Филипповой /нынешний Банияс/, у подножия горы Хермон, апостол Петр засвидетельствовал, что "Господь есть Христос, Сын Бога Живаго". На стеле в парке Спаситель в ответ образно вручает ему "ключи" от Царствия Небесного.

Покойный Иоанн Павел Второй, воодушевленный духовным богатством Ливана, оставил в Магдуше запись, которая высечена на камне: "Ливан — это больше, чем страна, это — послание миру". Папа Римский в ходе своей поездки принес извинение за поведение рыцарей-крестоносцев, которые хозяйничали на Ближнем Востоке двести лет. Их крепости располагались по всему левантийскому побережью. Граф Анри Анжуйский, объявивший себя 900 лет назад правителем Иерусалимского королевства, построил в 40 км от Сайды на самом гребне отвесной скалы замок Бофор, воспетый в романах Вальтера Скотта. Он хорошо сохранился и считается одним из лучших фортификационных памятников той эпохи.

Рыцари пришли сюда с мечом и угнетали местное население, которое в значительной степени состояло из православных христиан — бывших подданных Византийской империи, оказавшихся под властью арабских султанов. "Освободители Гроба Господня" очень быстро превратились в жестоких чудовищ, выкалывающих глаза и отрезающих языки местным священникам, которые отказывались отречься от "схизмы" и подчиниться Ватикану, или поджаривающих младенцев на глазах у обезумевших матерей", — отмечает митрополит Сайды Ильяс Кфури. Наибольшие зверства, по его словам, творили храмовники-тамплиеры.

Впрочем, досталось не только людям, но и животным. Так, английский король Ричард, участвовавший в III Крестовом походе и заливший кровью приморский город Акру /где не жило ни одного мусульманина/, имел страсть охотиться на палестинских львов. Он истребил великое множество этих исчезнувших хищников, величиной с дога, за что заслужил свое прославленное прозвище "Львиное Сердце".

Саладин, вошедший победителем 2 октября 1187 года в Иерусалим, не тронул ни одного восточного христианина. Он расправился только с крестоносцами. Но прошло еще сто лет, прежде чем рыцари навсегда покинули Ближний Восток. Воспетый в балладах французских менестрелей Людовик IХ, по прозвищу Святой, был последним хозяином крепости Сидона. Он сделал неприступный морской замок своей основной резиденцией, предчувствуя скорый конец бессмысленной авантюры.

БЕЙРУТ

 

itar-tass

http://www.itar-tass.com/level2.html?NewsID=13132462

Добавить комментарий