Медведев припомнил банкам госпомощь




Алексей Топалов, Галина Шакирова

 

Банкам пора поумерить эгоизм, считает Дмитрий Медведев: ситуация, когда они за долги могут обанкротить крупнейшие предприятия, недопустима. Банковский сектор первым получил антикризисную помощь от властей, и теперь они вправе требовать от него лояльности к заемщикам, признают эксперты.

Строгость, с которой российские кредитные учреждения в условиях кризиса требуют от предприятий возврата кредитов, возмутила Дмитрия Медведева. «Пора прекращать корпоративный эгоизм», – заявил он в понедельник на встрече с первым вице-премьером правительства Игорем Шуваловым. «Мы не можем жертвовать судьбой целых предприятий, работой многотысячных коллективов для удовлетворения амбиций отдельных кредитных учреждений», – пояснил президент. По его мнению, организация, «пусть даже имеющая правомерный набор требований, больших или не очень больших», не должна иметь возможности останавливать работу крупного холдинга. «Хотите – законодательство меняйте, хотите – в индивидуальном порядке работайте», – призвал Медведев правительство положить конец подобной практике.

Ведь именно благодаря помощи государства банковский сектор смог преодолеть напряженную ситуацию, напомнил президент: «Банковская сфера сейчас работает устойчиво, полноценно, нормально. Банковская система должна это ценить». Игорь Шувалов пообещал, что правительство будет действовать в направлении, указанном президентом.

«Для банковского сектора было сделано действительно много, – говорит главный экономист инвестиционного банка Deutsche UFG Ярослав Лисоволик. – Например, постепенная девальвация рубля, масштабные рублевые вливания из ЦБ. Кстати, банки сыграли себе на руку, зачастую отправляя рублевые средства, предназначенные государством для системообразующих предприятий, на валютный рынок».

Пока правительство спасало банковские структуры, реальный сектор экономики «сидел на голодном пайке», и теперь ему в действительности пора оказать поддержку, соглашается эксперт. По подсчетам экономистов, сумма только внутренней задолженности отечественного корпоративного сектора оставляет около $450 млрд. А ведь есть еще внешние долги – порядка $300 млрд. Наиболее крупные долги у «Газпрома» и «Роснефти» ($55,7 млрд и $22,8 млрд соответственно). Однако как раз этим компаниям бояться нечего: госкомпании всегда получат поддержку в первую очередь.

Гораздо хуже ситуация у металлургов, продукция которых в период кризиса подешевела почти вдвое. Рекордсменом здесь стал «Русал» Олега Дерпаски, общий долг которого составил $17 млрд, причем $10 млрд – это долг внутренний. Эксперты ожидают, что часть активов «Русала» отойдет за долги Внешэкономбанку, а другие активы Дерипаски могут быть признаны банкротами. Так, близка к этому группа ГАЗ. И, хотя инициатором банкротства ГАЗа за долги выступил владелец НЛМК Владимир Лисин (ГАЗ должен НЛМК 1 млрд рублей), среди кредиторов Горьковского автозавода присутствуют и банки, в частности Сбербанк и Альфа-банк.

«Примерно у трети всех российских предприятий ситуация с долгами плачевная, – говорит старший эксперт Центра политической конъюнктуры Дмитрий Абзалов. – Это, прежде всего, предприятия ВПК (компании, входящие в «Ростехнологии»), машиностроительные компании и отдельно автомобилестроительные».

Но, спасая предприятия от кредиторов, главное – не перегнуть палку, говорят эксперты. Речь не должна идти о массовом отказе банков от своих требований или прощении долгов, считает эксперт юридической фирмы «Велес-Лекс» Евгений Акимов. «Следует не допустить перегиба, чтобы спасение предприятия не привело к серьезным проблемам у самого банка», – отмечает он. При этом Акимов не исключает, что на период стабилизации финансовой и экономической системы для помощи реальному сектору может быть введен какой-либо временный закон, регулирующий отношения кредитора и должника. «Например, это может быть законопроект, предусматривающий реструктуризацию долгов градообразующих предприятий», – говорит юрист.

Целесообразным было бы открыть холдингам доступ к тем государственным деньгам, которые получили банки, нежели менять законодательство и оказывать давление на банковские структуры, убежден заместитель гендиректора НКГ «2К Аудит – Деловые консультации» Павел Розенфельд. Но главное – установить контроль над расходом госсредств, выделяемых на борьбу с кризисом.

Аналогичного мнения придерживается и Абзалов: по его словам, Дмитрий Медведев как раз и пытается убедить банки кредитовать реальный сектор, а не заниматься наращиванием собственных капиталов.

gazeta.ru

http://www.gazeta.ru/financial/2009/03/16/2958901.shtml

Добавить комментарий