Можно ли разговаривать с Богом?




Вильгельм Буш

В Швабии рассказывают одну небольшую историю. В одно швабское село прибыли канатоходцы, которые вечером собирались показывать свое искусство. Они уже поставили для этого снаряжение с длинным канатом посередине. Мимо него проходила одна мать с ребенком. Дитя спрашивает: "Мама, разве по этому канату можно пробежать?" На что мать ответила: "Можно, если можешь. Но я не могу!" Первое, что я должен сказать относительно нашей темы:

1. Можно, если можешь

Да, возможно, но возможно тому, кто может. Тут многие из вас скажут: "Но я не могу!" Ну конечно же, с Богом можно говорить! Вы же можете разговаривать с господином Майером, почему же Вам не поговорить с живым Богом? Он существует! Но умеете ли Вы разговаривать с Богом?

Еще в детстве я разучивал песенку: "С высоты небесной, с ангельских высот на детей взирает Бог, Отец щедрот". В то время я думал: "Тогда нет больше смысла молиться, потому что так громко я не могу кричать, чтобы меня услышал Бог с высоты небесной". Некоторые люди насмехаются: "Мы послали спутник во Вселенную. Если бы Бог был, то мы с Ним должны были встретиться".

Видите ли, многие путаются в этом вопросе и спрашивают: "Где же Бог? В высоте небесной? Там, высоко? Километров на 100, на 1000?" В таком случае я со всей определенностью хочу сказать: "В высоте небесной" — таких слов в Библии нет, но в Ней говорится о живом Боге: Он… недалеко от каждого из нас". А в другом месте сказано так: "Сзади и спереди Ты объемлешь меня".

Это становится ясным лишь в том случае, когда понимаешь, что нашему восприятию доступен мир только в трех измерениях. Но мир значительно больше. Бог находится в другом измерении, но рядом с Вами. Когда Вы грешили, Он стоял рядом и молчал. Некоторые люди, которым по 40 или 50 лет, всю свою сознательную жизнь прожили в грехе — а Бог молчит.

С Богом, конечно, можно разговаривать. Но здесь дело обстоит так же, как с канатоходцем: можно тому, кто умеет. Большинство же людей сегодня вынуждены сказать: "Но я не умею!" Пожалуйста, будьте честными до конца: Вы же совершенно не умеете молиться. Можно было бы, если бы вы могли. Но не умеете!

Жутким признаком нашего времени является то, что совершенно утеряна способность молиться и, вместе с тем, верить. Знаменитый писатель Франц Верфель написал роман под названием "Расхищенное небо". В нем есть одно предложение, которое меня постоянно беспокоит. А именно: "Признаком настоящего времени является метафизическое отступление человека". Словом "метафизический" характеризуется понятие вечности, которое действительно существует, но в другом измерении. Метафизическое отступление означает, что от телевидения, болтовни, пропаганды, идеологии, политики, соседей, произвола на работе человек тупеет до такой степени, что теряет способность считаться с тем, что существует Бог и что с Ним можно разговаривать. Можно ли говорить с Богом? Можно было бы, если бы не отупение, происшедшее за последние сто лет духовной истории!

Шестнадцатилетний юноша рассказал мне об одном случае, который произошел с ним на войне. После налета бомбардировочной авиации на его батарею он первым вышел из бомбоубежища и увидел человека, лежавшего со вспоротым животом. Когда он попытался ему помочь, то этот человек сказал: "Я умираю. Ты мне уже не поможешь. Мне нужен только кто-нибудь, кто мог бы со мной помолиться. Парень, помолись-ка!" Но юноша ответил: "Среди гитлеровской молодежи я научился лишь сквернословить, но не молиться".

Он побежал к капитану и позвал его. Капитан склонился над человеком, у которого виднелись кишки из вспоротого живота, и спросил: "Чего ты хочешь, друг?" "Капитан, я умираю. Помолитесь со мной!" "Боже! — воскликнул капитан, -Я не умею молиться!" И послал за старшим лейтенантом. И вот они стоят, мужественные воины, которые многое о себе мнят, которые могут рассказать любой пошлый анекдот, которые могут сквернословить, но ни один не умеет молиться. И вот этот юноша мне говорит: "Я тогда стоял и думал: выбраться бы мне из этой грязной войны, тогда уж я в первую очередь разыщу людей, которые научат меня молиться. Я бы не хотел так жутко погибать, как этот человек!"

Вот в каком состоянии находятся люди нашего времени. Я замечал одно и то же и у генеральных директоров, и у рабочих: одни считают себя слишком умными, чтобы молиться, другие смущены вольнодумством. Мы разучились молиться. И это, конечно, в значительной мере приводит к катастрофе, которую Верфель называет "метафизическим отступлением". В результате — полная беспомощность при любом ударе судьбы. В Эссене я сидел в бомбоубежище с людьми, которые хвастались, говоря о конечной победе, о чудесном фюрере и Великой Германии, но когда взрывались бомбы — они скулили. А мы — христиане, молились и пели им христианские гимны, чтобы они могли выдержать. Сами они не умели молиться. О да, если человек не может молиться — это катастрофа!

Недавно ко мне подходит умный, образованный человек и, улыбаясь, говорит: "Господин пастор, молитва нисколько не помогает!" А я ему отвечаю: "Не говорите глупостей! Вы мне напоминаете безногого человека, который заявляет, что катание на лыжах не приносит пользы. Но ведь он не может кататься на лыжах!" Дискутировать о ходьбе на лыжах можно, но не с инвалидом, не правда ли? Но такова уж наша природа. Мы не умеем молиться, но все же встаем и заявляем: "Молитва нисколько не помогает!" Из моих слов Вам ясно, что в этом отношении я потерял почтение к мужской половине немецкого населения. Это имеет свои основания, поверьте мне. Чем более убогими мы становимся, тем больше мы хвастаемся! О, если бы я мог Вас довести до такого состояния, чтобы Вы сегодня вечером, смирившись, сказали: "Знает Бог, что самое малое, что должен уметь христианин — это молиться. А я этого не умею!"

Конечно, меня охватывает не только гнев по поводу отупения нашего бедного народа, но и глубокая печаль. Меня огорчает мысль о том, что церковь считает такое состояние нормальным и делает вид, будто люди умеют молиться. Вы тоже так делаете? На Рождество церковь посещают люди, которые в другое время никогда в церковь не ходят. На подобном рождественском богослужении все бывает переполненным. И если пастор призывает к молитве, то все они складывают руки и опускают головы. Это меня глубоко задевает, и мне хочется крикнуть: "Прекратите, ведь среди Вас нет и 10%, умеющих молиться. Вы же все притворяетесь!" Разве я не прав? На бракосочетаниях призывают к молитве, на похоронах тоже. И вот, все стоят со своими цилиндрами в руках и думают, что молятся, если взгляды их устремлены к цилиндрам. А после служения — пьянствуют! Когда я был солдатом, еще до 1915 года, нам однажды было приказано посетить церковь. Фельдфебель дал нам инструктаж: "Вам следует очень тихо пройти вдоль рядов. Когда вы пройдете к сиденьям, то остановитесь, медленно сосчитаете до 12-ти и сядьте". А люди, видя солдат, думали: "Как благоговейно они молятся!" А они только медленно считали до 12-ти и — садились! Я уверен, что на бракосочетаниях и похоронах после призыва: "Будем молиться!" — люди не досчитывают и до 12-ти. Меня охватывает тоска, когда я думаю о том, что раньше после слов: "Будем молиться!" — люди действительно молились и не притворялись.

Великий исследователь Центральной Африки Давид Ливингстон — один из великих людей с мировым именем, человек мужественный, образованный, умный, следующим образом перешел в вечность (мирской человек сказал бы — умер). Тогда он был в Центральной Африке только со своими носильщиками-туземцами. Однажды утром носильщики упаковали багаж, свернули палатки. Только палатка Ливингстона еще стояла. Они его не тревожили, потому что знали: утром он молится. Он говорит со своим Небесным Отцом, своим Богом. Но на этот раз слишком уж долго. Наконец, руководитель колонны носильщиков заглянул в палатку через щель и увидел, что он еще на коленях. Они прождали до обеда. Тогда, наконец, решились войти в палатку. Он все еще был на коленях, но сердце его не билось.

Этот великий человек, выдающийся ум, умер, молясь на коленях, перешел в небесную обитель к Господу. А немецкий обыватель говорит: "Молиться не имеет смысла". Неужели нам не совестно? Следовало бы со слезами признать: "Я больше не умею молиться!" Ливингстон это умел. Он умер на коленях. Мы умираем в больницах под уколами. Без медицинского обезболивания нам не вынести смерти. Но этому человеку уколы были не нужны. Он беседовал с Богом, и во время этой беседы он перешел в вечность.

Как обстоит дело с молитвой дома? В моем родительском доме, где было 8 детей, было так: утром, перед завтраком мы собирались все вместе. Мы пели гимн: "Ты бодрствуй светлым утром и, вставая, спеши ты подкрепить себя в мольбе…" или "Господа славь ты, мой дух, восхваляй Всеблагого!" Затем читали главу из Библии. В заключение мой отец молился. И даже когда я стал безбожником, в нашем доме продолжали молиться. Когда я отпал и, будучи молодым офицером, попал на скользкий путь, молитва моих родителей была для меня тормозящим канатом. Собираетесь ли Вы в своем доме на утренние молитвы? Я обращаюсь к Вам, мужья! Бог потребует однажды от Вас отчета о душах Ваших детей и жен, если Вы не возглавляли свою семью как следует. Как Вы начинаете день? Поются ли у Вас гимны? Читается ли Слово Божие? Вы не умеете молиться? Но что произойдет, если Ваши маленькие дети попросят Вас: "Папа, помолись с нами утром!?"

Один благородный господин в Эссене попросил меня навестить его. Я застал их дома вдвоем с женой, и вот что он мне рассказал: "Случилось нечто чрезвычайное. Мой 16-летний сын, возвратившись после Вашего молодежного общения, спросил: "Почему у нас в доме не молятся?" Когда я ему попытался объяснить, что это только формальность и не имеет никакого смысла, он опять спросил меня: "Папа, что ты думаешь о Святом Духе?" Я ответил, что вообще о Нем не думаю, на что сын мне ответил: "Вот в этом и состоит несчастье нашей семьи. Нам нужен отец, который мог бы молиться о Духе Святом!" Таким был рассказ этого господина. Тогда я его спросил: "Может быть, мне стоит поговорить с Вашим сыном, что он слишком дерзок со своим отцом?" Но господин возразил: "Нет, нет! Я только думаю, что если мой сын прав, то я на ложном пути!" Мне осталось только подтвердить, что парень прав, а он — на ложном пути. "Этого я и опасаюсь, но что мне делать?" — был вопрос господина.

Понимаете, этому человеку открылось, что он упустил свою большую ответственность главы семьи. То, что Вы одеваете и кормите своих детей — недостаточно. Вы, отцы, имеете гораздо большую ответственность! Умеете ли вы молиться?

Среди моряков бытует легенда о призрачном корабле, который плавает по всем морям земного шара, совершенно покинутый людьми, и все же не тонет. И если теплоходам удается встретиться на море с этим кораблем, то они пытаются установить с ним радиосвязь, но он не отвечает. Люди нашего времени подобны этому кораблю. Бог стремится установить с нами связь. Бог посылает нам Свои сигналы посредством разных событий и переживаний и, в первую очередь, посредством Своего Слова. Но мы не в состоянии ответить. Призрачные корабли!

Однажды случилось так, что после моей проповеди на эту тему маленький ребенок спросил свою мать: "Почему этот дяденька так ругается с кафедры?" Я надеюсь, Вы меня понимаете, я не ругаюсь, но сердце мое разрывается от жалости: до чего дошел наш бедный народ — интеллигенция и рабочие, мужчины и женщины, старые и молодые — никто уже не в состоянии воззвать к Богу, находящемуся рядом с нами.

Многие люди называют себя христианами, но молиться они не умеют.

Когда я посещаю семьи, то часто слышу подобный рассказ: "Мы очень набожные, господин пастор. Моя мать знала пастора Шульца. А Вы его знали? Нет? А моя мать его знала очень хорошо!" В таких случаях я отвечаю так: "Вопрос заключается в том, можете ли Вы призвать имя Иисуса, можете ли Вы молиться? Если Вы Иисуса не знаете, то Ваша дорога ведет прямо в ад". Будьте добры, спросите каждый сам себя: "Умею ли я молиться? Молюсь ли я?" И ответьте сами себе на этот вопрос.

Возможно, Вы скажете: "Довольно, пастор Буш, прекратите! Скажите лучше, как мне научиться молиться?" К этому я как раз перехожу.

2. Как мне научиться молиться?

а) Первый крик жизни

Итак, как учатся разговаривать? Можете ли Вы припомнить, как Вы учились говорить? Нет, этого Вам уже не вспомнить!

Мне тоже. Но если Вы хотите научиться молиться, то нужно прежде всего издать первый звук жизни, истинной жизни в Боге. Сейчас я Вам скажу, как это сделать.

Иисус однажды рассказал о таком событии. Два человека пришли в церковь. Один из них был знатным и имел большое положение в обществе. Он сразу прошел вперед и начал: "Дорогой Господь, я благодарю Тебя за то, что я такой хороший". И Господь сразу Свое ухо отвратил. Этот человек мог говорить сколько угодно, но Бог его больше не слушал. Такое случается! Второй человек был весьма сомнительным типом. Мы бы сказали — с преступными наклонностями. Он был спекулянтом, жуликом или кем-то в этом роде. Библия называет его "мытарем". Когда он вошел в церковь, его охватил страх окружающей торжественности, он остановился в дверях и подумал: "Здесь мне вовсе не место! Мое место скорее где-нибудь в трактире, где все идет кувырком, чем здесь". Он уже собирается уходить, как вдруг вспоминает, зачем пришел. У него ведь бесконечная тоска по Богу. Вернуться к Отцу! И он не может уйти, этот человек. И войти он не может. Он вспоминает, какова его жизнь и тогда, сложив руки, произносит одно только предложение: "Боже, будь милостив ко мне, грешнику!" В Библии сказано, что в это время запели небесные хоры, ибо человек ожил.

Первый крик новой жизни гласит: "Я согрешил!" Я сейчас Вам об этом расскажу на примере. Когда рождался мой первый сын, у моей жены были очень трудные роды. Я думал о словах Иисуса: "Женщина, когда рожает, терпит скорбь". Мне казалось, что моя дорогая жена не выдержит. Но вдруг я услышал голосок, пискливый голосок. Это было дитя! Новая жизнь! Прекраснее мелодии быть не могло, чем этот писк. Когда я его услышал, то зарыдал. Вы понимаете, меня это потрясло: первый крик новой жизни!

И видите ли, первым криком жизни для Бога является то, что человеку, наконец, открывается свет истины, и он произносит: "Я согрешил! Будь милостив ко мне, грешнику!" И все Ваши молитвы — ничто, если вначале не было этого первого крика. Я еще никогда не видел дитя, которое начинало бы свою жизнь с длинных речей, а не с первого крика. Точно так же нет другого пути и в Царство Божие! Первый в жизни крик! Вы уже пережили его? Нет? Тогда Вам, ради Бога, следует смириться! Я не являюсь пропагандистом только ради церкви, но мне очень хочется, чтобы некоторые из Вас не попали в ад! Другого пути для этого нет, Вам нужно произнести первый крик жизни, жизни в Боге: "Я согрешил! Боже, будь милостив ко мне, грешнику!"

Когда блудный сын вернулся от свиней домой, то первое, что он произнес, было: "Отче, я согрешил против неба и пред тобою". И в то мгновение, когда Вы это произнесете. Сын Божий, Иисус провозгласит Вам: "Дорогой друг, я умер за твои грехи! Я заплатил твой долг!"

б) Только дети Божьи могут по-настоящему молиться. Недавно я встретил одного знакомого с тремя чудесными малышами — мальчиком и двумя девочками. Я заметил, что все дети одновременно разговаривали с отцом. Отец старался всем ответить на вопросы. Я поздоровался при встрече: "Добрый день, господин, добрый день, дети!" Но дети моментально умолкли. Дети по-настоящему могут разговаривать только со своим отцом или матерью. В обществе чужого человека они смущаются.

Так и мы по-настоящему можем молиться лишь тогда, когда мы становимся детьми Божьими! Но мы не умеем молиться потому, что не являемся детьми Божьими.

Ах да, мы же "церковники", мы конфирмированы: мы "христиане", мы в Рождество посещаем церковь, мы очень вежливо здороваемся с пастором и не доставляем ему неприятностей. Один из проповедников однажды сказал: "Они -крещеные зайцы". Когда его спросили о том, что это должно означать, то он ответил: "Если поймать зайца и преподать ему крещение, то он все равно опять в поле убежит. Так и они: после крещения снова в мир идут". Дорогие друзья! В таком случае Вы не сможете молиться! Только дети Божьи могут по-настоящему молиться! И поэтому только дети Божьи могут иметь истинную радость!

Видите? Вам нужно стать детьми Божьими! По природе своей Вы ими не являетесь. Возможно, Вы имеете христианскую окраску, но вы не дети Божий. Дитя должно обязательно родиться, а дитя Божье должно обязательно испытать возрождение. Вам надо стать чадом Божьим, только тогда вы сможете молиться! Дети Божьи без молитвы жить не могут. Для детей Божьих молитва подобна дыханию. Мои ребята в шутку часто друг другу напоминают: "Не забывай о дыхании!" А Вы забываете о дыхании души! Для детей Божьих молиться — означает дышать. Итак, Вам необходимо стать чадом Божьим.

Я хочу Вам коротко рассказать, как можно стать чадом Божьим: только через Иисуса! Он говорит: "Я есмь дверь. Кто Мною войдет, тот спасется". Вот сквозь мрак жизни к Вам идет Иисус, муж с ранами от гвоздей на руках. До сих пор Вам не было дела до Него. Весть об Иисусе казалась Вам мифом. Но Он идет Вам навстречу. Может случиться, что Вы признаете в Нем Мужа в другом измерении. Сына Бога живого, Вашего Спасителя. Первый шаг на пути к становлению чадом Божьим — признание Иисуса. Второй шаг — безграничное доверие к Иисусу в том, что Он может привести в порядок мою внутреннюю жизнь, беспокойство души, тайные проступки, грехи юности! В старом завете один муж Божий говорит: "Ты производил мой суд и мою тяжбу". Однажды наступает момент, когда полностью доверяешься Иисусу так, что отваживаешься отказаться от своей прежней жизни, а всю свою жизнь предаешь в Его руки. Мы это называем возрождением. В моей жизни это был тот час, когда я в свои 18 лет отказался от безбожной жизни и свою жизнь передал Иисусу. В этом мне ни один человек не помог. И я Вам помочь не могу. Это Вам следует совершить с Ним одним. Рискните же и скажите Ему: "Боже, жизнь возьми: она вся Тебе посвящена". В тот момент, когда это совершите. Вы станете чадом Божьим. Ко мне приходят люди и пытаются объяснить, что можно и иными путями спастись. Попытайтесь! Но я Вам скажу, что существует лишь одна дверь в Царство Божье! Имя ей — Иисус! Иисус, умерший и воскресший ради нас!

Пожалуйста, выйдите Иисусу навстречу. Он давно уже ищет Вас! Когда Вы станете чадом Божьим, тогда Вы сможете молиться, тогда закончатся муки Вашей жизни, тогда Вы сможете сказать Иисусу все, что у Вас на сердце — как дитя своему отцу.

Я уже старый пастор и изучил массу людей и убедился, что каждый человек имеет свои мрачные тайны, с которыми он носится по жизни. Но когда становишься дитем Божьим, то свое сердце можно излить Иисусу. Ему можно рассказать о своих мрачных тайнах, с чем самому никак не справиться, о своих дурных связях и привычках. Ему можно сказать то, что нельзя доверить ни одному человеку. Один 18-летний юноша рассказал о себе, что, будучи христианином, он был однажды близок к тому, чтобы разочароваться. И вот, перед библейским часом, он обратился к Иисусу: "Иисус, если Ты сегодня вечером не скажешь Слово первоначально для меня, я все заброшу. Без определенной ясности у меня нет больше сил справиться с собой и с жизнью в большом городе". Когда же он после библейского часа возвращался домой, ему было уже все ясно. Так продолжал он свой рассказ: "Иисус услышал мою молитву и беседовал со мной лично". Меня глубоко тронул рассказ юноши о том, как он из глубины неверия и разочарования воззвал к Иисусу и получил ответ. О, если бы Вы себе могли представить, какие ответы на свои молитвы получают дети Божий!

Когда я был на войне, моя мать мне писала: "Я сегодня ночью проснулась в три часа, и мне пришли на ум мои дети и внуки, я думала о вас, находящихся на линии огня, о Елизавете, от которой из Канады нет известий. И тут на меня напала такая тревога, как будто вооруженный воин душил меня железными перчатками. Я не смогла этого выдержать и взмолилась: "Иисус, скажи мне хоть одно слово, я не выдержу такого волнения!" Затем я включила свет, взяла свою Библию и открыла ее. Первые слова, которые я прочла, были: "Все заботы Ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас…" Тогда я мгновенно все возложила на своего Спасителя, выключила свет и радостно заснула". Вот это да! Так можно поступать, только будучи дитем Божьим!

Мне вспоминается, что однажды моя мать сказала: "Вчера вечером я так устала, что уже не могла молиться. Тогда я только сказала: "Доброй ночи, дорогой Спаситель!" И я подумал тогда: "Так естественно дети Божий разговаривают со своим Господом!" Он действительно печется о нас: каждый час, будь то днем или ночью. Он рядом, а я являюсь Его достоянием и могу на Него вполне положиться.

Вы поняли? Если кто-либо не может молиться, то это — настоящая катастрофа. Я желаю Вам первого крика жизни: "Я согрешил! Боже, будь милостив ко мне, грешнику!" Я желаю, чтобы Вы не успокоились до тех пор, пока не будете принадлежать Иисусу, пока не станете дитем Божьим! Тогда я перестану скорбеть о вас.

http://www.blagovestnik.org/books/00137.htm#8

Добавить комментарий