«Юбилейный год» для семьи




Елена Фалевская

 

 

    Работая над темой отношений отцов и детей, мы решили попросить тех и других ответить на наши вопросы и помочь нам проиллюстрировать, где и в чем разные поколения не понимают друг друга. Мы провели три независимые фокус-группы — с ребятами из семей неверующих, с христианской молодежью, а также с многодетными родителями

Семья — самые близкие друзья


В фокус-группе с детьми из неблагополучных и многодетных семей приняли участие ребята в возрасте от 7 до 12 лет. Мы благодарим администрацию социального центра Южного административного округа Москвы и сотрудника отдела религиозного образования и катехизации РПЦ Вадима Вершинина за содействие в проведении этой встречи.

— Что такое семья?

Катя: Семья — это когда мама с папой друг друга любят, и у них появляется ребенок. Ребенок — это плод любви. Правда, я живу только с мамой и бабушкой.
Сережа: Семья — это самые близкие друзья. Это те люди, которыми должен гордиться сын или дочь.
Света: Семья — это нечто неповторимое. У нас дружная семья. Мы ощущаем любовь, которая исходит от наших родителей.
— Есть ли у родителей власть воспитывать детей?
Вика: Сейчас мы родителей не слушаемся, но когда станем взрослыми и выберем не ту дорогу, которую советовали родители, то потом всю жизнь будем об этом жалеть.
Ваня: Да. Я согласен с тем, как родители меня воспитывают.

— Вы сказали, что родители хотят, чтобы вы выросли хорошими людьми, и поэтому имеют право вас наказывать. Как вас наказывают?
Вика: Моя мама била меня… А теперь, когда скоро у меня родится сестренка, она стала ко мне как-то помягче. Она наказывает меня по-другому, например, лишая похода в театр, прогулок, развлечений.
Жанна: Моя мама меня ругает. Раньше я считала, что это неправильно. Сейчас думаю, что мама правильно меня ругает.

— Когда приходит момент наказания, ты возмущаешься или соглашаешься с наказанием?
Сережа: Я не согласен с тем, чтобы родители применяли к нам физическую силу. Ведь можно же словами объяснить, что я сделал не так, наругать, в угол поставить, лишить прогулок или еще чего-то. Физическая сила — не самый лучший метод для исправления.
Ваня: Если я огорчу папу, то он расстроится и не будет спать всю ночь, а ведь у него сердце больное…

— Вы просите прощения, если понимаете, что не правы?
Витя: Мы просим, потому что в библейском мультфильме нас этому научили.
Вика: Любовь попадает к тебе в душу, и ты чувствуешь, что Бог тебе помогает.

— Что ты чувствуешь, когда родители тебя наказывают?
Сережа: В такие моменты я чувствую, что папа и мама меня вообще не понимают. Им все равно, что я думаю и чувствую. Они не обращают на меня внимания.
Саша: Я не согласен с Сережей. Родители нас бьют, если у них не остается другого выбора. Например, когда мы не понимаем слов.
Сережа: У меня раньше были проблемы с русским. Но Бог дал мне возможность исправиться. И после этого мама перестала меня бить. Да я и сам стал меньше нервничать из-за того, что у меня плохие оценки.

— Мы живем в несовершенном мире и можем ранить друг друга словом. Если вас кто-то обидел, c кем вы в первую очередь поделитесь переживаниями — с друзьями или с родителями?
Андрей: С друзьями, потому что они меня всегда понимают.
Карина: А я рассказываю обо всем маме и брату.

— Вам легче становится, если вы кого-то обозвали плохими словами?
Вика: Моя мама говорит, что словом больнее ударить, чем кулаком. Ударишь кулаком, фингал под глазом будет, который со временем бесследно пройдет. Тогда как я могу выучить всю энциклопедию мата и процитировать ее своим обидчикам, у них уши завянут слушать.
Женя: Мне кажется, если меня обидели, то лучше рассказать маме, она больше прожила, больше знает и даст мне лучший совет.
Саша: Когда я обзываю друзей, мне легче не становится. Я обзываю для того, чтобы они ощутили, что я умею за себя постоять. Мама и папа мне сказали, что умнее тот, кто первый замолчит, и я решил молчать. И недавно прочитал, что, если кто-то тебя обзывает, не нужно на него обращать внимание. Попробовал — получилось.

— Хотели бы вы что-нибудь изменить во взаимоотношениях в ваших семьях?
Сережа: Мне бы хотелось, чтобы родители нас не били.
Света: Мама часто говорит папе: «Иди работать». А он не идет. Я хочу, чтобы мама и папа работали.
Жанна: Чтобы родители не ругались.

— Пытаетесь ли вы что-то сделать, чтобы родители не ругались?
Катя: Я с братом Сашкой пробовала сделать снотворное, чтобы родители немножко заснули и перестали ругаться.
Жанна: А я в такие минуты пытаюсь уйти из дома или закрыться в своей комнате, чтобы не слышать их криков.

— Если бы у вас была возможность выбрать идеальных родителей, каких бы вы выбрали?
Саша: Моя семья мне хоть и дорога, но иногда она бывает неуправляема. Я не знаю точно, что бы выбрал.
Света: Мне кажется, что это преступление — желать других родителей, в то время как твои родители в тебя вложили столько доброго и хорошего.

Между семьей и карьерой

В этом разговоре участвовали ребята в возрасте от 14 до 18 лет, в основном из христианских семей. Поэтому, говоря о своих будущих семьях, они ассоциируют их со служением Богу. В то же время почти все девушки не хотят жертвовать карьерой ради создания семьи. Участники фокус-группы выросли в многодетных семьях, но редко кто из них мечтает о большом количестве детей. Ребята благодарны своим родителям за то, что те заложили в них нормы морали и нравственности, любовь к Богу и людям. Одна девушка рассказала, что ее мама изменилась, когда стала ходить в христианскую церковь: «Мама теперь посвящает мне больше времени и сил. Она начала интересоваться моими проблемами. Я вижу, что она любит меня по-настоящему». Были высказаны и пожелания к родителям: проводить больше времени со своими детьми-подростками, чаще разговаривать с ними, учить их навыкам общения не только с противоположным полом, но и вообще с людьми.
В период созревания личности у детей возникают душевные и духовные проблемы, которые родители подчас не могут удовлетворить или не знают, как это сделать. Мы не всегда можем понять, что у человека болит душа, ее не видно, поэтому привязываемся к видимым вещам — не приготовлен ужин, не сделаны уроки и т. д. И как следствие возникают конфликты.


Обсуждали мы и методы воспитания. Один молодой человек рассказал о том, что в детстве его наказывали физически. Теперь он многое осмыслил и пришел к выводу, что наказание необходимо, но физическое его выражение чревато душевными ранами, которые остаются на всю жизнь. В других семьях наказывают словом, лишением каких-то благ, например денег. Участники фокус-группы не протестовали против родительского наказания, они просили лишь о том, чтобы родители согласовывали с ними виды наказания, объясняли причины.


Детей важно слышать, постоянно говорить им слова любви — что они нужны, проявлять к ним нежность через объятия и ободряющие прикосновения. Тогда и физическое наказание не вызовет у ребенка столь негативной реакции. Если физический контакт детей и родителей исчерпывается наказанием, то боль и обида на родителей останется на всю жизнь. Ребята тонко чувствуют мотивы наказания — любовь или злость.


Проведя две фокус-группы с детьми, я сделала вывод, что в семьях неверующих дети чаще всего не являются основной ценностью, но на первый план выходят вопросы личной карьеры, устройства жизни, зарабатывания денег. В христианских семьях матери часто посвящают себя семье, что позволяет им систематически заниматься воспитанием. Стихийное воспитание, что называется, наскоком не работает, поскольку не накапливаются отношения и не растет родительский авторитет.


Дети из христианских семей более устойчивы к соблазнам. С самого детства, бывая в церкви и общаясь со своими верующими сверстниками, они слушают библейские наставления. У них вырабатывается своего рода иммунитет к тому, к чему оказываются восприимчивы их неверующие сверстники. Им легче сохранить правильную систему ценностей.

Ценности родителей

Фокус-группа с родителями, к сожалению, собрала только матерей. Они в основном считают, что воспитание — это поучительные беседы. Многие из мам понимают, что с детьми нужно больше разговаривать. Но зачастую у них не находится на это ни времени, ни сил. А если какие-то проступки детей и обсуждаются, то это делается не в любви, а в форме приказания.


Пятая заповедь гласит: почитайте родителей. Ребенка формирует поведение его родителей. Почтение без любви и уважения невозможно. Этому нужно учиться. Уважению к отцу дети учатся у матери: «Сейчас придет папа, он устал, мы уберем игрушки и будем ему ужин готовить». Зачастую же проблемы с мужем решают за счет детей: «Ваш папа такой, сякой». Для детей важны отношения между отцом и матерью. Сегодня вокруг нас много неполных семей, но еще больше семей, где роль отца принижена матерью. Многое в нашей культуре способствует формированию сильной женщины. И если женщина в семье играет не свойственную ей роль, а при ней — сломленный мужичок, дети не видят образца достойных отношений между мужчиной и женщиной, мужем и женой, матерью и отцом. Бог же предопределил четкую иерархию — Бог Отец, Бог Сын и Бог Дух Святой, отношения равных, но разных, находящихся в определенной иерахии. Такой же порядок, или вертикаль, власти были Богом установлены и для семьи.


Родителям нужно определиться с иерархией ценностей. Дети как глина. То, что родители вложили в них, отразится на жизни и детей, и внуков, да и на судьбе самих родителей. Если вашему ребенку 8–12 лет и вы чувствуете, что теряете его, ситуацию можно исправить. Дети нуждаются в понимании и в том, чтобы их выслушали. Если родители не откажут им в этом, то отношения можно восстановить. Впрочем, детей можно вернуть в любом возрасте.

Кто-то из известных психологов сказал, что счастливое детство может начаться в любом возрасте. Мы можем обрести его в общении с Небесным Отцом. Когда еще живы родители, у отцов и детей есть надежда наладить скрепляющие связи на основании не человеческих, а Божественных принципов. Для каждой семьи возможен «юбилейный год» — время прощения и раскаяния, установленное Богом (см.: Лев 25:8–17, 23–25), когда каждый может начать новую жизнь.

 

 

Решение

http://www.vcc.ru/magazines/decision/2008-20/346

Добавить комментарий