ЗДРАВАЯ ПЕРСПЕКТИВА В ВЕК СУЕТЫ




Марш МОЙЛ

Что нужно для того, чтобы сохранить самообладание, когда дух нашего времени пребывает в постоянной спешке? Как нам продолжать смотреть на все с точки зрения вечности, когда дух времени заставляет нас жить сейчас, быть всегда начеку, когда наша торопливая, напряженная жизнь требует к себе внимания, а наш разум с трудом переносит груз необработанной информации и не до конца сформулированных мыслей? Когда желания раз за разом возникают и остаются неисполненными, так что мы довольствуемся разнородными кусками торопливо разогретой пищи и не слышим, как Бог зовет нас на банкет, устроенный в честь праздника жизни?

Если говорить начистоту, нередко мы живем в двух разных мирах. Один мир – мир непосредственного опыта, который циники без особых раздумий часто называют «реальным миром». Другой мир – это место, куда мы удаляемся, когда у нас есть время или появляется необходимость, это мир молитвы и размышлений о Боге, мир церкви и воскресных собраний. Однако существует лишь один мир, лишь одна реальность, центром и первоисточником которой является Бог. И Он подкрепляет эту реальность день за днем.

Простая жизнь?

В Библии слово «сложный» не является противоположностью слова «простой». Мир, созданный Богом, очень сложен и отражает своего Создателя. Библейская противоположность простоты – двойственность. Единое сердце и разделенное сердце. Человек, у которого двоятся мысли (Иак. 4:9, Пс. 118:113). Несмотря на то, что я люблю Бога, мое сердце часто оказывается разделенным.

В жизни верующего есть место сомнениям: позволительно сомневаться в правильности своих суждений, в своем благоразумии и в тех сигналах, которые мы получаем от эмоций, – следует проверять их Божьим откровением и мудростью тех, кто мудрее нас. Я – словно расстроенный рояль, я не вправе доверять своим эмоциям или своему рассудку, пока их не настроит заново Святой Дух. Я не могу полностью им доверять, пока мой разум не обновится. Все, что было воспитано в этом испорченном мире, следует перевоспитать. Поэтому я должен сомневаться в том, что кажется мне удачным или надежным. Я должен сомневаться в тех определениях, которые считаю верными, сомневаться в своих привычках, учась слышать и доверять Духу Божьему, помогающему мне возлюбить все доброе и возненавидеть все злое, смотреть на мир Его глазами. Для этого может потребоваться время, так что не следует удивляться, если порой я буду чувствовать себя сбитым с толку. Бог ведет меня Духом Своим Святым, и я в надежных руках.

Порой бывает необходимо напомнить самому себе о том, что на самом деле реально, о правильном соотношении и истинном взгляде на мир, о том, что является важным, а что – несущественным. То, что мы видим, это еще не все, что есть. Иногда, проснувшись, я сажусь на кровать и тщательно разбираю список того, во что я верю, напоминая себе, что то, что я вижу, это еще не все, что есть на самом деле.

Христианство начинается не с Христа – по крайней мере, не с того, как мы обычно Его представляем. Как правило, Он предстает перед нами как праведный Галилеянин, Богочеловек, Чей пример совершенства тронул сердца обездоленных людей, повстречавших Его. Но христианство начинается не с того, что сделал Христос, особо выделяя Его желание делиться с другими.

Христианство началось еще до сотворения мира, когда Бог, не имеющий никакого недостатка в Своем триединстве, решил поделиться бытием, сделав так, чтобы что-то существовало вне Его. Ни в чем не нуждаясь, пребывая в состоянии полного удовлетворения, Бог начал говорить, и появилось все то, что не является Богом. Только Бог не был сотворен, все остальное было сотворено. Об этой простой истине часто забывают.

Вот здесь-то и начинается Благая весть. Творение исходит от Бога. Дело не в удачном совпадении времени и места, не в столкновении галактик, не в случайности, а в Боге, Который, зная все от начала и до конца, пожелал общаться с нами. Где бы мы ни находились, в какое время бы ни жили, всегда рядом с нами присутствует Бог, решивший поделиться бытием с другими существами и предоставивший место (в буквальном смысле), чтобы это могло произойти, место, где мы могли бы встретиться с Ним. Мы существуем потому, что Он так решил. Он пригласил нас на званый ужин. Мы нужны Ему. Мы не одиноки.

Сотворение произошло до грехопадения. У этой простой истины далеко идущие последствия. Если поменять местами эти два события, то появится опасность поставить неверный диагноз и выбрать не то лекарство. Многие последователи Христа делают особое ударение на грехопадении, этом решающем мятеже против Бога, поставившем нас под удар Его гнева. Одного кусочка запретного плода было достаточно, чтобы изменилась нравственная система вселенной. Наш страх можно понять, но если мы неверно представим порядок событий, то можем прийти к выводу, будто проблема в том, что мы сотворены, а не в нашем мятеже против Бога; будто проблема в том, что мы – люди, а не в том, что мы согрешили.

Бог сотворил весь мир, и то, что Он создал, было хорошо. Слово «хорошо», несколько раз повторяющееся в первой главе книги Бытие, действует на нас, словно молоточек ювелира, высекая эту мысль в нашем разуме. Все деяния Божьи хороши. Наша беда – не человеческая природа, а греховность. Эти две истины говорят о том, что в человеческом обществе, а также в поступках и мотивах каждого человека можно обнаружить как благородство, так и порочность. Тот, кто видит только благородство, является безнадежным романтиком, а тот, чьему взору доступна только порочность, настоящим циником.

Творение проповедует славу Божью (Пс. 90:1, 49:6, 96:6); оно отражает Его самые лучшие помыслы. Поэтому нам следует научиться восхищаться и Богом, Который нас сотворил, и Его творением. Не стоит подменять настоящего Творца религиозными представлениями, берущимися из нашего воображения.

«Где был ты, когда Я полагал основания земли?
Скажи, если знаешь.
Кто положил меру ей, если знаешь?
Или кто протягивал по ней вервь?
На чем утверждены основания ее,
Или кто положил краеугольный камень ее,
При общем ликовании утренних звезд,
Когда все сыны Божии восклицали от радости?»
(Иов. 38:1-7, но если вам покажется этого мало, прочитайте еще Иов. 42:1-5)

Так ответил Бог Иову, который до этого довольно пространно размышлял на тему порочности и проклятия. Утренние звезды ликовали задолго до грехопадения. В первую очередь появляется чувство собственного достоинства. У Бога есть Свой замысел. Ты избран Им.

Некоторые совершают печальную ошибку, отгораживаясь от жизни на нашей планете на том основании, что она «мирская». Такие люди ошибочно полагают, что материальное и греховное – это одно и то же. Они отвергают то, что сотворил Бог для нашего благополучия, для того чтобы мы были благодарны Ему. Некоторые надеются, что на небесах они будут избавлены от физического тела, будто бы проблема кроется именно в наших физических телах. Но Бог сотворил нас людьми, а Христос как совершенный человек пришел, для того чтобы взять на Себя наш грех и показать нам, как будут вести себя совершенные люди в вечности.

Вести себя по-мирски означает любить этот мир так, как будто кроме него больше ничего и нет. Это означает любить мир и то, что в нем, превыше всего, словно это единственное, что важно для нас. На самом деле мир со всем, что в него входит, действительно важен, но только в том случае, если находится для нас на втором месте. Мир многое может предложить нам, но только тогда, когда мы используем творение в соответствии с указаниями Создателя. «Не любите мира, ни того, что в мире» (1 Ин. 2:15-17), – это предупреждение, обращенное к материалистам. Иоанн предупреждает ту часть нашего разделенного сердца, которая стремится обрести безопасность в том, что можно увидеть и потрогать.

Это одна из причин того, что поклонение Богу настолько важно. Преклонение перед Богом – это действие, которое служит нам напоминанием. Если Бог находится в центре нашего мышления, мы помним о том, что действительно важно, а что несущественно, что должно быть главным, а что – второстепенным. «О горнем помышляйте» (Кол. 3:2, см. также Мф. 16:23), – призывает апостол Павел. При этом он не говорит, будто следует помышлять только о горнем, ведь нам предстоит получить спасение на этой планете, да и слово «горнее» не означает, что речь идет о неком удаленном месте, ведь Бог находится ближе, чем нам порой хочется думать.

В определенном смысле, любой поступок человека – акт поклонения. Далеко не все поклонение направлено на Бога. Мы каждый день переживаем как бы маленькую смерть, и перед нами стоит вопрос: «Чему мы отдаем свою жизнь?» Мы приносим жертвы своим богам дни напролет. Одни посвящают жизнь тому, чтобы купить машину поновее или построить дом попросторнее. Если такие цели стоят на втором месте, ничего плохого в них нет, но когда мы всем сердцем отдаемся подобным устремлениям, когда мы начинаем верить, будто через эти вещи получим то, что может дать только Бог, мы тратим свою жизнь напрасно. То, как мы живем, показывает, что именно мы считаем животворным и важным!

Время, в которое мы живем, – это время потребителей, и оно слишком часто вынуждает наш разум выбирать что-то без промедления. У нас не остается времени на то, чтобы остановиться и, как маленькие дети, прийти в восторг, глядя на творение. Современные принципы торговли постоянно держат нас в напряжении. Мы опасаемся пропасти, которая находится между самым дешевым товаром и самым качественным. Городские неоновые огни ослепляют нас, не давая увидеть красоту неба. Грядущая слава вытесняется теперешней, сегодняшней «славой», этими меньшими светилами нашего собственного производства. Мы теряем надежду, впадая в хроническое отчаяние.

Ради той радости, которая Ему предстояла…

Насколько истинна наша преданность «Царству грядущему»? Для Иисуса все было настолько очевидно, что «ради той радости, которая Ему предстояла, Он… претерпел смерть на кресте» (Евр. 12:2; перевод В. Н. Кузнецовой «Радостная весть»). Что за радость предстоит нам, надеясь на которую, мы способны пойти на те жертвы, к которым призывает нас Господь? Достаточно ли ярко сияет в наших сердцах свет «Царства грядущего», чтобы мы могли с готовностью отказаться от иллюзорных, временных утешений? Или же нас приводит в трепет мысль о неясном вечном церковном служении, которое будет происходить на небе? Можем ли мы представить себе, какое влияние должно оказывать правление Бога? Насколько усердно наше нравственное самосознание стремится увидеть все хорошее? Как это будет, когда между нами установятся взаимоотношения абсолютного доверия, когда не будет никаких помех общению? Как это будет, когда по улицам можно будет гулять без всякого страха? Когда мы узнАем, что значит быть обнаженными и не стыдиться этого? Быть настолько открытым для других и не думать о своей уязвимости, поскольку всякие помыслы о злом будут неуместны?

Или же в наших сердцах просыпается едкий цинизм, когда мы начинаем размышлять обо всем, что Бог пообещал нам? Не просыпается ли в нас глубокое неверие? Но если Христос прав, то все эти блага – не праздные мысли, а описание плодов примирения Бога со всем миром.

Бывает, что уходят и в другую крайность. Некоторые вовсе не желают находить утешение в том, что Бог дает нам уже сейчас. Сам Бог однажды сказал: «Нехорошо человеку быть одному» (Быт. 2:18), и дал Адаму жену. Апостол Павел, переживая трудности во время своего миссионерского путешествия, написал: «Но Бог, утешающий смиренных, утешил нас прибытием Тита» (2 Кор. 7:6, см. также 2 Кор. 2:13). Таким образом, нам следует жить, не только взирая на грядущие времена, но и принимая ежедневные радости, находя утешение в сегодняшнем дне.

Мы живем в напряжении

Лучше всего прожить свою жизнь можно тогда, когда мы верно выбираем, в каком напряжении нам жить. Последователям Христа нужно научиться жить с широким кругозором, имея в виду сегодня и завтра, временное и вечное. Христианин должен осознавать то, что делает жизнь напряженной, и при этом учиться терпению, избегать всего, что отвлекает от главного.

Горизонты и искушения

У каждого из нас есть свой горизонт, в пределах которого мы видим будущее. Для кого-то этот горизонт расположен не дальше следующего обеда, для других – в районе ближайших выходных. Кто-то изо всех сил старается дотянуть до конца этого месяца, другой с надеждой смотрит в конец года. Для кого-то основная линия на горизонте – деньги, они озабочены тем, чтобы заработать достаточно средств на обеспеченную старость. Для других главное – слава; но на самом ли деле выигрывает тот, кто умирает, накопив больше погремушек, чем все остальные? Для кого-то главное – личные достижения, измеряемые учеными степенями, продвижением по служебной лестнице или накопленным могуществом; кому-то важнее отношения с людьми, друзья, дети, внуки.

Мы ослеплены своим мятежом против Бога и жаждем испробовать то зло, от которого Бог попросил нас воздерживаться, поэтому довольно часто мы по своей воле страдаем от потери памяти и нетерпения. Ева в райском саду столкнулась с точно такой же проблемой. Ей был задан вопрос, на который она не знала ответа. Ева была не готова к тому, чтобы подождать и проверить то, что ей было известно. На вопрос змея: «Подлинно ли сказал Бог…?» Ева могла бы ответить: «Я не знаю, но давай встретимся на следующей неделе, после того, как я спрошу об этом у Бога». Вместо этого она сказала в сердце своем: «Я не могу точно вспомнить, но не хочу, чтобы мне напоминали».

Так происходит и с нами, когда мы впадаем в искушения. Возникшее желание приводит к потере памяти и делает нас нетерпеливыми. Запретный плод так реален, так близок, что трудно устоять. У нас нет более твердого упования, которое помогло бы смотреть вперед, не только на сам плод. В итоге мы оказываемся в маленьком мирке. Мы теряем перспективу, вечный свет превращается в слабый огонек.

Как вернуть свет – труд Святого Духа

Одно из следствий возвращения к Богу – то, что мы начинаем смотреть на мир новыми глазами.

«Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим (1 Кор. 2:9,10. Удивительно, насколько часто стих 9 цитируют отдельно от стиха 10.).

Когда разум человека обновляется, все вещи встают на свои места в правильном соотношении. Бог становится великим и притягательным, сотворенный мир занимает свое второе место. Мы перестаем ожидать от него того, для чего он никогда не был предназначен. Мы начинаем смотреть на творение как на отражение Творца. Мы снова способны благодарить Бога и ходить перед Ним в смирении.

Такое возрождение совершенствует нас как людей. Приходя к Богу, мы становимся более человечными, даже более реальными. Остерегайтесь любого учения или рода деятельности, способных превратить вас в автомат или животное, а также любых обещаний сделать из вас ангела. У нас есть свое место под солнцем. Часть нашего служения благовестия и деятельности как учеников Христа вполне может происходить машинально. Когда Христос изгнал бесов из одержимого человека, который до этого бегал нагишом, исцеленный остался сидеть у ног Христа, уже в здравом уме (Лк. 8:26-39).

Божья слава – это совокупность Его качеств, действий и намерений. Он ограничен только Своим совершенством. Бесконечный и личностный Бог бесконечно личностен. Он источник всего доброго. Стоит поразмыслить над Его намерениями. Первая заповедь Десятисловия – это призыв к личному общению с Творцом: «Пусть не будет ничего между нами, что могло бы помешать вам увидеть и испытать совершенную красоту, мудрость, благодать, могущество и самообладание».

Его законы помогают нам это увидеть, но для того, чтобы увидеть правильно, следует взглянуть через линзу Его характера, а не через очки нашего законничества. Все остальное ведет к неверному истолкованию. «Как люблю я закон Твой!» – восклицает Давид (Пс. 118:97). Он имеет в виду книги Исход и Левит. То, что открыл нам Бог через закон, пророков и Своего Сына, являет собой картину могущества, самообладания, красоты, истины и добра – поистине замечательную картину!

Правление Небесного Царя означает мир, где нет воровства. Мир, где нет замков и других преград, призванных сдерживать нашу порочность. Было бы полезно чаще размышлять о том, какое влияние окажет нравственное совершенство на природу грядущего Царства, что произойдет с экономическими отношениями? Что будет с товарообменом, со структурой общества? Представьте себе, что в вашем родном городе все почитают имя Господа, и воля Божья будет править в вашем городе, как на небе.

Некоторые уповают на ложное представление о физическом разложении. Такие люди считают, что спасение обязательно подразумевает прекращение жизни, и что нам предстоит перестать быть людьми и каким-то образом стать частью Бога. Но мы навсегда останемся сотворенными. Творение, какую бы форму ни придал ему Бог, какие бы ограничения ни были сняты с него, когда оно освободится от проклятия, всегда будет местом встречи бесконечного и личностного Бога – единственного, который не был сотворен, – и тех, кого Он создал по Своему образу.

Но как может смертный близко общаться с Бесконечным? Вот в чем заключается слава и смирение воплощения. Воплощенный Христос, взявший наш грех на Себя, также взял на Себя и нашу человеческую природу, и в ней соединился с нами навеки. Это величайшая любовь и величайший акт смирения. Вряд ли я смогу по достоинству оценить Его поступок до того, как встречусь с Ним на небесах.

Бог не только создал место, где мы могли бы жить, Он создал еще и место, где мы можем с Ним встретиться. «Истинно Господь присутствует на месте сем; а я не знал!» – сказал Иаков, и продолжил: «Как страшно сие место! это не иное что, как дом Божий, это врата небесные» (Быт. 28:16,17).

Жить без иллюзий

У последователей Иисуса не должно быть иллюзий. Мы с вами не отчаянные романтики. Мы живем здесь и сейчас, посреди столь реальных проблем сегодняшнего дня и упования на светлое будущее. Мы живем в ожидании конца этой недели, когда в выходной день будем отдыхать и радоваться (а не просто-напросто менять сферу деятельности, переходя от рабочих будней к церковным делам). Мы живем в ожидании грядущей славы, но при этом со всем вниманием относимся к нашей жизни, зная, что это лишь подготовка к настоящей жизни и величайшей славе, которая будет явлена. Эта жизнь лишь начало. Смерть – это запятая, а не точка.

Мы живем в надежде, и эта надежда определяет наше настоящее. Это не тщетная надежда, ведь она зиждется на реальности воскресения Христа из мертвых. Это надежда на будущую славу, основанную на прошлой славе, на наше физическое воскресение, основанное на Его воскресении.

Поэтому каждый день мы стремимся восхищаться Богом, сотворившим нас, стремимся искать прежде Его праведного Царства. Нас снедает голод по Хлебу Жизни, так что мы питаемся каждым словом, исходящим из Его уст, не забывая благодарить за хлеб насущный. В те дни, когда особенно остро ощущается неотложность нашего времени, мы становимся выносливее, перенося страдания, которые напоминают нам о том, что то, что мы видим, это еще не все, что есть, и мир пока еще выглядит не так, каким станет однажды.

www.citygate.org

 

Газета Мирт

http://gazeta.mirt.ru/?2-5-588—1

Добавить комментарий