Достаточность Писания в душепопечительском служении




Уэйн А. Мак

Перевод с англ. А.В. Прокопенко

Вера в непогрешимость Писания требует того, чтобы признать Библию достаточной для понимания и разрешения духовно-психических проблем человека. Настоящее христианское душепопечительство сосредоточено на Христе, ориентировано на церковь и твердо основано на Писании. Различные модернистские подходы подвергают сомнению достаточность Писания для душепопечительского служения. В частности, подходы «двух источников», «фильтра» и нигилистский подход утверждают, что для решения человеческих проблем традиционных библейских источников недостаточно. Однако они не учитывают ограниченности человеческого знания, порочности его естества и учения о достаточности Писания. Достаточность Писания и Христа для решения духовно-психических проблем человека удостоверяется Псалмом 18:8-12, 2-м Посланием к Тимофею 3:15-17 и 2-м Посланием Петра 1:2-7. Для того чтобы понимать людей и уметь помогать им, принципы мирской психологии совершенно излишни, а порой даже опасны.

* * * * *

В Чикагском определении о непогрешимости Библии сказано, что «авторитет Писания был и остается для христианской церкви основополагающей доктриной. Все, кто исповедует веру в Иисуса Христа как Господа и Спасителя, должны доказать истинность своего посвящения Ему путем смиренного и верного повиновения написанному Слову Божьему. Отклоняться от Писания в убеждениях или поступках — значит проявлять неверность Господу. Чтобы продемонстрировать полное понимание и адекватное исповедание учения об авторитете Библии, необходимо признавать абсолютную истинность и достоверность всего Священного Писания».
Как христианин я всем сердцем согласен с каждым предложением Чикагского определения. По моему мнению, непогрешимость Писания и его авторитет неразлучны, подобно сиамским близнецам. Священное Писание, будучи законом Бога и Его свидетельством о Себе, всегда истинно, и потому должно служить для нас мерилом и веры, и практики (Ис. 8:19-20). Будучи истинным (Иоан. 17:17) и авторитетным, Божье Слово призывает нас к смиренному и верному послушанию ему во всех вопросах. Нет более высокого авторитета, чем Писание. О чем бы оно ни говорило, мы должны считать его слова безошибочными и авторитетными.
И поскольку я придерживаюсь изложенных выше убеждений, я не могу не верить в достаточность Писания для душепопечительского служения. К тому же, само Писание достаточно категорично заявляет, что его одного достаточно, чтобы понять человека с его духовно-психическими проблемами и эти проблемы решить. У меня все это не вызывает сомнений. И поскольку я не вижу, чтобы Библия учила о себе как-то иначе, вера в Господа и Спасителя Иисуса Христа заставляет меня покориться этому библейскому учению о достаточности Писания. На мой взгляд, поступить как-то иначе — значит проявить неверность Господу.
Многие люди как в наши дни, так и в прошлом признавали непогрешимость и авторитет Писания в вопросах веры и практики, однако не верили в его достаточность для понимания и решения духовных (нефизических) проблем человека. Они считали, что понимать людей и эффективно им помогать без помощи психологии невозможно. По сути, они были убеждены, что в Библии недостает существенной части информации для решения этих задач. Бог дал Библию якобы не для этой цели, а значит, мы должны полагаться на небиблейские, психологические теории и открытия. Для многих христиан Библия обладает номинальным (формальным), а не функциональным (действительным, практическим, настоящим) авторитетом в душепопечительской работе. Ее уважают и ценят в теории, но не на практике. Многие признают Библию Словом Божьим, заслуживающим уважения, однако когда дело доходит до решения реальных жизненных проблем, ей отводят второстепенное место.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ХРИСТИАНСКОГО ДУШЕПОПЕЧИТЕЛЬСТВА

Христианское душепопечительство сосредоточено на Христе

Ярким примером того, какое отношение к Священному Писанию сложилось у многих современных христиан, для меня стала одна женщина, спросившая меня о принципах, которых я придерживаюсь в своей работе. Она ездила по всей стране и задавала разным душепопечителям и христианским психологам один и тот же вопрос: в чем суть христианского душепопечительства? И самое первое, что я ей сказал, — это то, что «христианским» душепопечительство может называться только тогда, когда оно во всех своих аспектах сознательно сосредоточено на Христе. Когда в центре душепопечительских бесед стоит личность Христа, Его качества, Его жизнь, и смерть за наши грехи, и воскресение, и ниспослание Им Святого Духа, и ходатайство за нас одесную Отца, и все то, что Он готовит для нас в будущем.

В христианском душепопечительстве библейский Христос будет не просто «бесплатным приложением» или «довеском», помогающим выжить в жизненной круговерти. Он будет главным, будет пронизывать Собой все — от начала и до конца. Чтобы понять природу наших проблем и их причины, необходимо увидеть, в чем еще наши ценности, устремления, мысли, желания, чувства, решения, отношение к ситуации, поступки, реакция на события и прочее не подчинены Христу. И чтобы решить свои душевные проблемы, нужно быть искупленным и оправданным через Христа, обрести Божье прощение через Христа и получить от Христа силу, чтобы изменить неугодное Ему (греховное) поведение на угодное, подобное поведению Самого Христа.
В своей книге Наша достаточность во Христе Джон Мак-Артур рассказывает историю об одном человеке, который холодной ночью никак не мог попасть в свой дом. Много неприятностей ему пришлось пережить за эту ночь, и всех их он мог бы легко избежать, если бы знал, что ключ от дома находился у него в кармане. Д-р Мак-Артур пишет:

Эта правдивая история живописно рисует нам затруднительное положение, в котором оказались многие христиане, пытающиеся стяжать Божьи благословения человеческими средствами, в то время как у них есть Христос — ключ ко всем духовным сокровищам. Лишь Он удовлетворяет глубочайшие потребности наших сердец и дарует нам все необходимые духовные ресурсы.

Во Христе верующие имеют все, что им нужно, чтобы перенести любое испытание, любой соблазн или любую трудность. Даже самый молодой новообращенный владеет всеми ресурсами, которые могут понадобиться для удовлетворения любой духовной нужды. С момента спасения каждый верующий находится во Христе (2 Кор. 5:17), и Христос — в нем (Кол. 1:27). В каждом верующем пребывает Святой Дух (Рим. 8:9) — христианин является Его храмом (1 Кор. 6:19). «И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать…» (Иоан. 1:16). Итак, каждый христианин, по милости Божьей, представляет собой сокровищницу духовного изобилия. И нет ничего — ни великой трансцендентной тайны, ни экстатического опыта, ни сокрытой духовной премудрости, — что перевело бы христианина на более высокий духовный уровень. «Как от Божественной силы Его даровано нам все потребное для жизни и благочестия, через познание Призвавшего нас…» (2 Пет. 1:3; курсив Д. Мак-Артура). «Познание Призвавшего» — это познание Бога, которое мы обретаем в момент спасения. Искать чего-то иного — все равно что неистово ломиться в дверь, не ведая, что ключ лежит у тебя в кармане.

Ни какое-то особое знание, ни тайная истина — ничто не может изменить человеческого сердца, кроме тех сокровищ, которыми мы уже владеем во Христе.
Любой душепопечитель, желающий прославить Бога и хорошо исполнить свое служение, должен всеми силами стараться привести человека к достаточности во Христе. Кто думает, что человек способен сам разрешить свои проблемы или что люди могут помочь друг другу при помощи групповой психотерапии или каким-то иным образом, тот не принимает во внимание учение о человеческой испорченности и, в конечном итоге, отрицает нужду человека в Боге. Таковой меняет преображающую силу Духа Святого на слабосильную человеческую мудрость2.

Чтобы душепопечительство можно было назвать действительно христианским, консультанты должны сознательно и полностью разделять христианские убеждения. Настоящий христианский душепопечитель пережил преображающее действие Святого Духа, пришел ко Христу через покаяние и веру, признал Его своим Господом и Спасителем и искренно желает жить в послушании Ему. Для него нет ничего важнее, чем прославлять Христа и воздавать честь Его имени. Он верит, что раз Бог не пощадил Своего Сына (на кресте), но предал Его (на крестные муки и смерть) за нас (вместо нас, от нашего имени), то Он даст нам — через Христа — все необходимое для успешной и продуктивной жизни (преображения в образ Его Сына). Настоящее христианское душепопечительство проводится людьми, чья жизнь, а также душепопечительская теория и практика целиком и полностью определяются и контролируются богословскими убеждениями.

Христианское душепопечительство ориентировано на церковь

Еще один важный отличительный признак христианского душепопечительства, о котором я сказал своему интервьюеру, заключается в том, что оно во всех своих аспектах сознательно ориентировано на церковь. Священное Писание ясно учит, что Господь творит Свое дело на земле, главным образом, через поместную церковь. Через поместную церковь Он призывает к Себе заблудших. Через поместную церковь Он освящает Свой народ и преобразует его в образ Христов. Согласно Священному Писанию, церковь есть дом Его, столп и утверждение истины, инструмент, посредством которого Бог помогает Своему народу отложить прежний образ жизни (привычки и обычаи, господствовавшие в его жизни до обращения ко Христу) и облечься в нового человека (новый образ жизни, угодные Христу помышления, чувства, решения, действия, ценности и способы реагирования — Еф. 4:1-32).
Даже при беглом прочтении Нового Завета станет ясно, что Божий промысел о Его народе вращается вокруг церкви. Иисус Христос объявил о том, что создаст церковь Свою (Матф. 16:18) и даст ей власть действовать в согласии с волей небес (Матф. 18:17-20), а затем открыл, что Он хочет наполнить весь мир поместными собраниями верующих (Матф. 28:18-20).
Рассуждая о роли церкви в Божьем промысле и в жизни Божьего народа, Жан Кальвин пишет весьма эмоционально:

Однако в настоящий момент я намереваюсь говорить о видимой Церкви. Поэтому постигнем из ее имени «Матерь», насколько значение Церкви для нас полезно и необходимо. Ибо нет другого способа войти в жизнь вечную, кроме как через нашу мать — Церковь, которая зачинает нас во чреве своем, рождает, питает своими сосцами, удерживает и хранит своим водительством, пока мы не совлечемся этой смертной плоти и не уподобимся Ангелам (Мф. 22:30). Ибо наша немощь не позволяет нам покинуть эту школу, но требует, чтобы мы оставались в ней учениками на протяжении всей нашей жизни.
<…> …Отцовское благоволение Бога и особое наследие духовной жизни распространяются только на паству Божью; тем самым мы предупреждены: пагубно и смертельно отделяться или отвлекаться от Церкви3.

Эти слова Жана Кальвина были написаны вне связи с душепопечительским служением. Однако они показывают, насколько высоко он оценивал роль церкви в жизни верующих. Его утверждения прекрасно согласуются с идеей о том, что поместная церковь ответственна за оказание душепопечительской помощи, а христиане ответственны за то, чтобы искать совета и помощи. Исследуя Писание, Кальвин пришел к убеждению, что духовное возрастание, назидание и освящение верующих должны быть ориентированы на церковь. Я целиком и полностью разделяю его точку зрения, поскольку точно так же нахожу это учение в Священном Писании4.

Христианское душепопечительство основано на Писании

Продолжая излагать свой взгляд на христианское душепопечительство, я сказал своей собеседнице, что оно во всех своих аспектах сознательно основано на Библии. Иными словами, именно из Библии душепопечитель черпает свое понимание природы человека, сути его проблем, причин их возникновения и путей решения. Чтобы душепопечительство было достойно носить имя Христа, консультант во всем должен сознательно придерживаться учения о достаточности Писания для понимания и решения всех духовно-психических проблем человека, спровоцированных его греховной природой: как личных, так и межличностных.

ДОСТАТОЧНОСТЬ ПИСАНИЯ ПОД СОМНЕНИЕМ

После всего вышесказанного моя собеседница произнесла: «Что ж, это все, конечно, хорошо, но как бы вы поступили, если бы проблемы консультируемого оказались по-настоящему серьезными?»
Подумайте: что подразумевал вопрос этой женщины, которая, кстати сказать, называла себя христианкой? Она имела в виду, что названные мной факторы могут оказаться полезными для решения мелких неурядиц, но их никак не может быть достаточно для того, чтобы справиться с серьезными жизненными проблемами. Она намекала, что описанный мною подход слишком упрощенный, полагая, что предписанные в Божьем Слове ресурсы неадекватны для удовлетворения людских нужд. Она давала понять, что значительную часть информации для помощи людям в серьезных проблемах необходимо искать в каких-то иных источниках, помимо тех, что назвал я.
К сожалению, взгляды этой женщины созвучны мнению очень многих людей, называющих себя христианами (по крайней мере, так это выглядит с моей точки зрения). В книге Введение в библейское душепопечительство  очень многие христиане думают о роли Священного Писания в душепопечительстве:Дуглас Букман описывает, что

Любой христианин, берущийся оказывать кому-либо душепопечительскую помощь, прекрасно понимает, что его совет должен быть истинным. Душепопечительство по сути своей и по своим мотивам является служением помощи. Душепопечительская беседа предполагает такую ситуацию, когда один человек разочарован, отчаялся или зашел в тупик, а другой пытается помочь ему, анализируя обстоятельства, разбираясь во всех подробностях дела и предлагая душеполезный совет и рекомендации по решению проблемы. Однако успех всего этого мероприятия зависит по меньшей мере от одного фактора: анализ проблемы и совет душепопечителя должны соответствовать истине. Поэтому любое серьезное рассмотрение душепопечительского служения необходимо начинать с наиболее фундаментального философского вопроса — вопроса, две тысячи лет назад сформулированного римским прокуратором: «Что есть истина?»
Примерно четыре десятилетия назад сформировалась новая школа мысли (и вместе с тем, новое направление служения), получившая название «христианская психология». С самого начала ее разрывали внутренние эпистемологические противоречия, связанные с вопросом, к чему христиане могут и должны обращаться в поисках истины, которая могла бы помочь страждущим людям. Поскольку эта дисциплина развивалась в общем и целом в рамках евангельского христианства, в ней изначально подразумевалось согласие с ответом Христа на вопрос об истине. В молитве, обращенной к Отцу, Христос сказал очень просто: «Слово Твое есть истина».
Однако большинству людей этот ответ показался недостаточным. У многих остается убеждение — выражаемое на словах, отстаиваемое в книгах и применяемое на практике, — что существует некая истина, полезная и, возможно, даже необходимая для душепопечительского служения, вне Священного Писания. Христиане, придерживающиеся таких убеждений, с готовностью соглашаются со словами Христа, однако считают своим долгом уточнить, что истину Писания можно (или даже нужно) дополнять истинами, обнаруженными путем человеческих исследований и наблюдений. Именно это мнение лежит в основе такого интеграционистского движения, как христианская психология.
&nbspС какой стороны ни посмотри, интеграционистские тенденции появились в церкви совсем недавно. На протяжении большей части двадцатого столетия между мирами светской психологии и христианского богословия царил дух взаимного недоверия и даже неприязни. Но к середине века в некоторых кругах первоначальная враждебность начала угасать, и к последнему десятилетию двадцатого века христианство и психология во многих местах пришли к взаимному примирению. Более того, многие приверженцы христианской психологии гораздо более дружелюбно относятся к мирскому психологическому сообществу, чем к тем христианам, которые по своим богословским убеждениям не признают светской психотерапии5.

Подход «двух источников»

После этого Букман рассказывает о том, как же все-таки христиане, не верящие в достаточность Писания для решения духовно-психических проблем, пользуются Словом Божьим в душепопечительских консультациях. Один из интеграционистских подходов можно назвать подходом «двух источников» или подходом «общее откровение плюс особое». Защитники этой теории говорят, что Бог открывает нам истину двумя путями: через «невербальное откровение, представленное в природе», которое «человек обнаруживает путем исследования», и через «вербальное откровение, записанное в Библии». Обычно при этом подразумевается, что вся истина — Божья, потому неважно, где именно мы ее находим. Сторонники этой точки зрения считают, что «истина, выведенная из естественного устройства вещей (общего откровения), так же правильна, как и истина, выведенная из Священного Писания». Применительно к душепопечительству адвокаты этого подхода делают вывод, что «любая истина, логически выведенная из психологических исследований, является истиной общего откровения, а значит, истиной Божьей. Следовательно, она настолько же надежна и авторитетна, насколько надежна и авторитетна истина Писания»6.
Весьма показательны в этом отношении слова Гарольда Элленса, защитника теории «двух источников». В них очень точно отражена суть данного подхода:

И богословие, и психология — самостоятельные науки, каждая из которых стоит на своем собственном фундаменте. И если к ним правильно относиться, то это — две книги Божьего откровения. <…>
Где бы ни была обнаружена истина, она всегда Божья. Взята ли она из общего откровения или из особого, это истина, имеющая точно такие же права, как и любая другая истина. Какая-то истина при определенных условиях может иметь большее значение, чем другая истина, но их авторитет при любых условиях одинаков. И то, и другое — истина7.

В другой публикации Элленс дает дополнительную информацию о сути подхода «двух источников» и приводит новые аргументы в его защиту. Исходя из того, что общее и особое откровения дополняют друг друга, служат разным целям, но в равной степени авторитетны, он пишет:

Я верю, что в Библии содержится собранное за две или даже три тысячи лет внутренне согласованное свидетельство сообщества верующих о том, как могущественные дела Божьи и Его искупление проявлялись в жизни этого сообщества. Я верю, что это свидетельство и по сей день нормативно и авторитетно в вопросах веры и жизни, поскольку оно заслуживает доверия и является обобщенной истиной. Однако всего этого еще не достаточно, чтобы считать Библию авторитетной в вопросах, которые никогда не занимали древних верующих и не были приоритетными для их одухотворенного свидетельства об искуплении Божьем. Более того, поскольку свидетельство Библии вплетено в исторический и культурный контекст, точно так же, как и свидетельство Самого Сына Божьего воплощено в человеческом виде, очень важно уметь отделять материал искупительного откровения от человеческих недостатков и исторических аномалий. Христос, например… ошибался, намекая на «трехэтажную» структуру вселенной, скорое второе пришествие и т.п. Человеческая природа наложила на Него существенные ограничения, привязав Его к рамкам соответствующей культурно-исторической обстановки. Но эти ограничения никак не сказались на главной истине Божьего свидетельства в Нем: Бог на нашей стороне, Он не против нас. Почему же люди, считающие непогрешимость единственным основанием авторитетности Писания, боятся признать, что Библия настолько же связана культурными рамками, насколько и Сам воплощенный Сын Божий?..
Здравая психологическая теория и практика помогает человеку стать полноценной личностью. Так Бог устроил человека. Все христиане в той или иной степени признают это. И пациенты на пути к становлению полноценной личностью могут достигать разных степеней функциональности. Здравая психология, позволяющая пациенту, к примеру, выйти из депрессии и обрести эмоциональную стабильность, на своем уровне вполне соответствует христианским чаяниям, как, впрочем, и тогда, когда она ведет к высшим ступеням психической зрелости. …Даже если от депрессии пациента излечивает мирской специалист, его поступок вдохновлен Царством Божьим и заслуживает того, чтобы называться христианским. <…>

Что делает социально-психологические профессии христианскими, так это не передача пациентам библейской информации или религиозных обычаев, а улучшение их психической функциональности с тем, чтобы они были здоровы и телом, и умом, и духом. Если же консультант зациклится на последнем этапе душевного здоровья — духовной зрелости, — то терапевтический процесс окажется неоправданно упрощенным, а религиозная динамика пациента или самого консультанта разовьется в психическую патологию на религиозной почве8.

Нигилистский подход

Еще один интеграционистский подход можно назвать нигилистским. Его сторонники утверждают, что никто не может быть уверен, что его понимание Библии правильное, ведь толкование всегда окрашивается субъективизмом толкователя. Букман так объясняет эту точку зрения:

Любое человеческое знание обречено на погрешности. Нет никаких причин относиться к науке (т.е. теориям и фактам, полученным путем льшим подозрением, чем к богословию (т.е.исследований) с бо предположительным «истинам», выведенным из Писания), хотя бы потому, что Писание несет на себе ничуть не меньший отпечаток человеческих недостатков, чем любой другой источник истины.

Независимо от авторитета и/или достоверности источника истины, познание ее человеком может лишь приближаться к большей степени вероятности; полная уверенность решительно невозможна9.

Хотя большинство христиан к этому подходу могут отнестись скептически, в ближайшие годы он вполне может завоевать господствующие позиции в так называемой «христианской» психологии. Подобные воззрения уже доминируют в посткритической герменевтике и наверняка продолжат просачиваться в сферу пасторского и религиозного душепопечительства.

Подход «фильтра»

Некоторые христиане, которых не удовлетворяют предыдущие два подхода к душепопечительству, предлагают использовать Библию в качестве фильтра, через который пропускается информация, добытая из любых других источников. По мнению сторонников этой точки зрения,

Вся информация, полученная в результате размышлений, исследований и логических построений, должна оцениваться на основании Слова Божьего, которое одно только способно выносить справедливый суд об истинности и применимости любой гипотезы. Библией, и только Библией определяется истинность или ложность того или иного суждения; то есть, если какая-либо гипотеза противоречит истине Писания или компрометирует ее, то гипотезу надлежит признать ложной10.

Истина, обнаруженная через какую-либо сферу общего откровения (включая психологию), не столь достоверна, как истина Писания. Поэтому интеграционист должен профильтровывать истину психологии через библейскую истину и принимать лишь то, что не противоречит особому откровению Божьему11.

Такую позицию иногда называют «разграблением египтян» — намекая на книгу Исход 12:36, где говорится о том, как поступили израильтяне, выходя из египетского рабства. Нередко на этот инцидент ссылаются, чтобы оправдать и, с другой стороны, проиллюстрировать практику использования небиблейской информации в душепопечительской теории и практике. Какой же смысл вкладывается в этот эпизод из истории Израиля? Поскольку израильтяне не отвергли серебро и золото нечестивых египтян (более того, Бог повелел им взять столько серебра и золота, сколько они могли заполучить — Исх. 3:21-22), и мы не должны отвергать психологические теории и методики, открытые и используемые неверующими.

Хотя сторонники этих трех основных подходов к христианскому душепопечительству в каких-то вопросах расходятся, в одном они едины: традиционных библейских ресурсов недостаточно для решения человеческих проблем; библейские ресурсы неадекватны. Нам нужно пользоваться идеями и методиками, которых нет в Слове Божьем. Ошибочность такого подхода убедительно показана Букманом и многими другими авторами. Для дальнейшего размышления на эту тему рекомендую вам ознакомиться с их книгами12.

Проповеди.ру

http://www.propovedi.ru/%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%83%D1%80%D1%81%D1%8B/%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B8-%D1%81%D0%BA%D1%80%D1%8B%D1%82%D0%B0%D1%8F/%D0%B4%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%87%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8C-%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F-%D0%B2-%D0%B4%D1%83%D1%88%D0%B5%D0%BF%D0%BE%D0%BF%D0%B5%D1%87%D0%B8%D1%82/

Добавить комментарий