Формула молодости для развивающейся экономики




Рецепт от 13 экономических топ-моделей.

 

Марат Атнашев

 

В 1920 г. Владимир Ильич сформулировал тезис о том, что «Коммунизм – это есть советская власть плюс электрификация всей страны». В конце 2008 года небольшая но, на мой взгляд, весьма авторитетная группа экспертов: бизнесменов, политиков, экономистов, – под зонтиком Всемирного Банка выпустила весьма занятный отчет про успешный капитализм: «The Growth Report. Strategies for Sustained Growth and Inclusive Development». Выводы отчасти совпали с ленинскими. К сожалению, к моменту публикации уже активно дымил новый кризис, и отчет про рост в развивающихся странах оказался в тени.

Идея проста: проведен анализ 13 экономик, которым удавалось расти более 25 лет с темпом роста не менее 7% в год.

История успеха стабильности, быстрый рост

Экономика

период быстрого роста**

Доход на душу населения в начале и в 2005 ***

Ботсвана

1960–2005

210

3800

Бразилия

1950–1980

960

4000

Китай

1961–2005

105

1400

Гонг-Конг*

1960–1997

3100

29900

Индонезия

1966–1997

200

900

Япония*

1950–1983

3500

39600

Южная Корея*

1960–2001

1100

13200

Малазия

1967–1997

790

4400

Мальта*

1963–1994

1100

9600

Оман

1960–1999

950

9000

Сингапур*

1967–2002

2200

25400

Тайвань*

1965–2002

1500

16400

Таиланд

1960–1997

330

2400

* Экономики, достигшие уровня дохода на душу населения промышленно развитых стран
** Период роста ВВП более чем на 7% в год
*** В долларах США 2000 года

ИСТОЧНИК: ВСЕМИРНЫЙ БАНК

 

Сформировать надежный рецепт «роста» исследователям не удалось, в чем они сами чистосердечно признались. Однако они выявили несколько ингредиентов, необходимых для успеха, и, что не менее полезно, нашли наиболее часто встречающиеся «ошибки». Интересно сравнить этот набор с теми рецептами, которые обсуждаются и реализуются сегодня в нашей стране. Можно заметить и ряд приятных согласованностей, и ряд огорчающих отличий.

Стабильность. Отчет дает однозначный вердикт: макроэкономическая и общественно-политическая стабильность является необходимым условием успешной политики устойчивого роста. Для нас это, пожалуй, наименее дискуссионный ингредиент политики, так как именно на нем были сфокусированы ресурсы руководства страны, и именно на этом поле были достигнуты определенные успехи.

Но есть нюанс. Ключевое, что должна обеспечивать стабильность, по мнению исследователей, – это способность субъектов экономики действовать исходя из долгосрочной перспективы. В экономике это можно трансформировать в снижение ставки дисконтирования – то есть, снижение стоимости капитала, что автоматически увеличивает сегодняшнюю ценность будущего. Это открывает для экономики совершенно новые возможности создания стоимости. Удовлетворяет ли достигнутая нами на сегодня стабильность этому тесту «качества»? Подвижки, безусловно, есть. Горизонт планирования домохозяйств, бизнеса и государства удлинился от нескольких месяцев до, наверное, нескольких лет, но явно не стал еще «долгосрочным».

Открытость. В первую очередь, открытость трактуется в исследовании как способность успешно заимствовать знания и технологии.

«Во всех случаях устойчивого высокого роста экономики смогли быстро абсорбировать know-how, технологии, и, в широком смысле, знания из остального мира. Этим экономикам не пришлось самим создавать большую часть этих знаний, но им удалось с удивительной скоростью ассимилировать необходимые знания. «Знания» в экономическом понимании означают любой навык, любую технику или полезный опыт, которые позволяют экономике повышать эффективность её ресурсов: земли, труда, капитала. Это понимание включает кодифицированное знание, которое может быть положено на бумагу, но также и прикладные навыки, получаемые только из опыта (…), включает как абстрактные идеи, такие, как научные формулы, так и непосредственно практические, как, например, «круговые развязки» в дорожном строительстве.»

Интересно, что в этой части наблюдается диссонанс между той значимостью, которую придает этому ингредиенту отчет WB, и тому, как представлена эта проблематика в политике нашего правительства, экономической и общественной дискуссии. Ни в выступлениях президента и премьера, ни в «Образе желаемого завтра» «Инсора», ни в общественном мнении нашего бизнес-сообщества [Вызовы 2020, МЭР, РЭШ] – заимствование знаний и технологий не является ключевой задачей. Лишь изредка у некоторых публичных фигур можно услышать (в минорном регистре), что нам придется перенимать некоторые технологии [например – Аркадий Дворкович в «Ведомостях»].

Мы больше склонны сами поскорее стать изобретателями всего нового, не зацикливаясь на скучном и однообразном ученичестве. Получается, как в старом советском анекдоте: «чукча – не читатель, чукча – писатель».

Рыночное распределение ресурсов. Авторы отчета остаются верны парадигме «капитализма». Чтобы расти долго и устойчиво, нужно иметь эффективный рынок труда, эффективный рынок капитала, эффективные рынки товаров и услуг. Не будем долго останавливаться на этом тезисе – на эту тему у нас уже 20 лет идет активная дискуссия и периодически идут активные действия. Очевидны позитивные результаты на ряде направлений, и не менее очевидно замедление структурных реформ в последние 5–6 лет. Большая часть отраслей экономики остается в архаическом внерыночном статусе, без серьезной повестки на реформирование в ближайшее время. Исследование, пожалуй, не добавляет новых аргументов к существующим позициям.

Высокий уровень инвестиций. Исследование и здесь подтвердило как будто очевидную истину: чтобы что-то вырастить, нужно отказаться от части потребления сегодня и долго и упорно трудиться (здесь хочется вспомнить недавний пост на «Слоне» Дмитрия Потапенко с выразительным заголовком «Как стать передовой державой: заткнуться и работать»). «Этот выбор (между инвестициями и потреблением) достаточно жесткий. Если действительно стремиться к высокому, устойчивому уровню роста, похоже, что общий объем инвестиций должен составлять не менее 25% ВВП или выше, включая общественный (государственный) и частный сектор».

Выбор, действительно, трудный. В краткосрочной перспективе гораздо привлекательнее обратное действие: если постараться раздать и сразу потратить на себя всё, что заработано. Мгновенный экономический эффект будет позитивный, не говоря уже об удовлетворенности нас самих, живущих сегодня. На уровне правительства выбор усложняется тем, что он имеет и этическое и политическое измерение: что важнее, поднимать пенсии и зарплаты бюджетникам, или наращивать инвестиции, эффект от которых может быть отложен на года, если не на десятилетия? Ответ не так очевиден. Тезис о значимости инвестиций вроде бы разделяется руководством страны.  Но даже в тучные годы нам не удавалось подойти близко к 25%.

Исследование обнаруживает ещё два значимых факта. Во-первых, высокий уровень инвестиций всегда сопровождается высоким уровнем сбережения. «Важно осознавать, что не существует прецедента стабильно высокого уровня инвестиций, не обеспеченного высокими внутренними сбережениями».

Во-вторых, в экономиках, достигших устойчивого ускоренного роста, опережающими темпами шли инвестиции в человеческий капитал и инфраструктуру.  Инвестиции в человеческий капитал (образование, здоровье) в целом попадают в повестку дня правительства, осознаются бизнес-сообществом, и декларированы в модернизационном проекте.

А вот опережающие инвестиции в инфраструктуру нашли гораздо меньше места в официальной повестке дня, и в общественной дискуссии. Вместе с тем, отчет показывает, что для обеспечения ускоренного развития инвестиции в инфраструктуру должны достигать уровня порядка 7% ВВП. При этом роль государства как инвестора и как координатора весьма высока. У нас вопрос разбивается с одной стороны, об отсутствие механизмов эффективного инвестирования государственных средств (позиция Минфина), а с другой стороны – об отсутствие свободных средств (в условиях кризиса и растущей социальной нагрузки государства). То есть это – еще одно необходимое условие устойчивого ускоренного роста, которое на данном этапе игнорируется в отечественном проекте развития.

Вредные советы. В конце доклада есть занятный раздел под заголовком «bad ideas» – то есть то, что регулярно пытаются делать, и что, как показала практика, является вредным для целей устойчивого ускоренного экономического роста. Просто процитирую в заключение некоторые из этих «вредных советов» (те, которым мы, кажется, склонны следовать):

•    «Сокращение краткосрочного фискального дефицита (…) путем урезания инвестиций в инфраструктуру»;

•    «Предоставление неограниченных по времени протекционистских мер для защиты отдельных секторов экономики, компаний, рабочих мест от конкуренции. В случаях, когда поддержка необходима, она должна быть ограничена по времени, иметь четкую стратегию по выходу на самодостаточный режим»;

•    «Введение прямых ценовых ограничений для удержания инфляции вместо других инструментов макроэкономической политики»
•    «Измерение прогресса образования исключительно по параметрам количества новых построенных школ или количества учащихся вместо фокусировки на объеме и качестве обучения»;

•    «Допущение преждевременного укрепления курса национальной валюты до того как экономика готова к переходу в сферу высоко-производительных отраслей промышленности».

 

 

slon.ru

http://slon.ru/blogs/atnachev/post/345075/

Добавить комментарий