Офис: жизнь в условиях нехватки времени. Часть 2. Быть начальником и управлять людьми — каково это?

 С Анной Людковской беседовала Валерия Ефанова

 

В прошлый раз мы начали разговор о трудностях, с которыми сталкивается рядовой сотрудник среднестатистической отечественной компании. О своем видении проблемы «потогонного» менеджмента нам рассказала специалист в области управления, главный редактор отраслевого журнала FoodService Анна Людковская. Сегодня мы предлагаем читателям взглянуть на ситуацию с другой стороны. Каково это – быть начальником и управлять людьми?

Бремя власти

– Анна, как изменилось Ваше отношение к работе, когда Вы из подчиненного стали начальником?

– Поняла, как это тяжело, какая это тяжелая работа – руководить людьми. Помнится, сперва мне казалось, что если начальник «хороший», то подчиненные должны его любить. Потому что я в пору репортерства своих начальников, как ни странно очень любила и до сих пор им очень признательна. Максим Кашулинский, сейчас он главный редактор русского « Forbes », и главный редактор «Harvard Business Review» Елена Евграфова сделали из меня журналиста.

Однако любви у подчиненных к начальнику может не быть, потому что руководитель заставляет работать, в каком-то смысле ограничивает свободу. Главное, чтобы начальника уважали. Я уже говорила, что начальника рассматривают как бы сквозь увеличительное стекло, он всегда на виду. Что бы ни сделали другие сотрудники, это может остаться незамеченным, а то, что совершит начальник, заметно всем и всегда. Наверное, то же самое происходит со священником на приходе.

Также я не подозревала насколько больший уровень ответственности у руководителя. Не так-то просто научиться принимать решения, что нужно, а что не нужно. Иногда ответственность давит так, что появляется бессонница. Рядовым сотрудникам не надо тащить этот груз. Я даже не представляю, как себя чувствуют люди, которым приходится управлять огромными коллективами.

А верующим руководителем быть еще сложнее. За день возникает столько сложных ситуаций. Особенно тяжело во время аврала, когда всей команде нужно быстро сделать большой объем работы. В такие периоды перестаешь в подчиненных видеть людей, в твоих глазах они, действительно, превращаются в некие винтики. И это страшно.

Все можно понять, пока тебя всеми правдами и неправдами не заставляют перерабатывать, отдавать свое личное время под какими-то непонятными лозунгами.

– Есть только два пути: или принять это, или уйти. Плюс не позволять на себе «ездить»: если пару раз выполнишь то, что тебе поручено сверх основной работы, то через какое-то время будет считаться нормой, а потом навесят и дополнительную работу. С другой стороны, очень часто люди даже свои основные обязанности выполнять не хотят, и для них просьба написать один лишний документ становится поводом для протеста.

Хотя, повторюсь, все зависит от компании. К примеру, сотрудница безотказно выполняет все поручения, а другая говорит: «Ой, нет, нет, я за это деньги не получаю». С кем мне комфортнее будет работать? Кого я быстрее продвину или сделаю редактором? Действительно, на этапе запуска новых проектов приходится задерживаться не на час и не два, и у нас в компании сотрудники к этому нормально относятся, зная, что потом смогут взять выходные среди недели.

– Должен ли начальник работать больше, чем подчиненные? Приходить раньше, уходить позже…

Я работаю постоянно. У меня в принципе нет разделения на личное и рабочее время, голова занята всегда. Даже в выходные я наблюдаю за тем, что происходит вокруг. Если это магазин, то смотрю на содержимое тележек, если улица, то на то, как люди выглядят, о чем разговаривают, что едят. Если нужно работать в выходные, я возьму за город ноутбук, если работа срочная, встану в 6 утра и сделаю.

У руководителя, а тем более главного редактора, должен быть широкий кругозор, так что в некотором смысле саморазвитие – часть работы.

– Сколько у вас подчиненных?

 – Человек пять, плюс около десятка внештатников, которыми тоже приходится заниматься.

Работа или карьера?

– Работают ли у вас семейные люди?

  – В редакции преимущественно молодежь. Дело в том, что готовых журналистов, специализирующихся на ресторанной тематике, на рынке труда нет, приходится учить. Хотя у нашего художника двое детей, но он работает дистанционно.

– Насколько такая работа совместима с воспитанием детей, семейной, личной жизнью?

Я бы сформулировала вопрос чуть иначе: насколько карьера совместима с воспитанием детей и личной жизнью? Ведь люди много работают по двум причинам: или им нужны деньги, или они хотят продвинуться вверх по карьерной лестнице. В первом случае, основной критерий – потребности. Если нужно заработать на жилье, то какой-то период времени действительно приходится много работать, а если цель – ездить на дорогой машине и пять раз в год летать на Канары, то у этой мотивации другая природа. Страстная потребность в красивой жизни, согласитесь, имеет мало общего с христианскими ценностями. Без дорогой машины можно прекрасно прожить, а стоит только найти работу с более гибким графиком и меньшей зарплатой.

Теперь про карьеру. Ведь цель стать начальником отодвигает на дальний план всё остальное: друзей, семью. Для меня, честно говоря, загадка, как в больших компаниях у менеджеров хватает времени на личную жизнь. В восемь утра у них уроки английского языка или спорт, вечером деловая встреча. Им даже некогда одежду и продукты купить, не то, что с семьей общаться. Воспитание детей эти люди сваливают на няню. Одна моя знакомая родила ребенка и отправила его к матери в другой город. Чего же в этом хорошего?

Мы сами решаем, как и где нам жить, не стоит винить во всем обстоятельства. Будто современное общество вынуждает нас перерабатывать ради крутой машины.

 

http://www.pravmir.ru/article_3203.html

Добавить комментарий