ЕДИНСТВО РУССКОЯЗЫЧНОГО ЕВАНГЕЛЬСКО-БАПТИСТСКОГО БРАТСТВА В ИСТОРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ

Сергей САВИНСКИЙ (Спокен, Вашингтон) «…

 

Cтараясь сохранять единство духа в союзе мира» (Еф.4:3)

Самый жизненно актуальный во всей истории христианства вопрос – вопрос единства. Актуальным он был и остаётся и в нашем многонациональном евангельско-баптистском братстве. И сразу хочется подчеркнуть — в русско-украинско-белорусском (русскоязычном) братстве евангельских христиан-баптистов, распространённом не только в русскоязычных республиках-государствах СНГ, но во всех республиках бывшего СССР, а также в диаспоре (США, Германия). При этом я подразумеваю относящимися сюда российско-немецкое баптистское и меннонитское братство.

Так сложилось исторически, что, зародившись на юге России, Украины, в Петербурге, Белоруссии, первые общины дали пионеров русскоязычного братства. Они, Промышлением Божиим и «ревностью» власти предержащей в дореволюционное время и послереволюционные годы рассеянные по обширным окраинам России, стали теми «угольками», от которых веянием Духа Божия возникли новые очаги евангельской вести: поместные церкви евангельских христиан-баптистов. Так было в Западной и Восточной Сибири, на Алтае, Дальнем Востоке; так было в Казахстане и во всём Туркестанском крае (Узбекистан, Киргизия, Таджикистан и Туркмения); так было и в Закавказье.

Возникнув, эти общины, как бы «стихийно», сразу ощутили потребность объединяться в более крупные группы и районные объединения для совместной слаженной работы в деле распространения благой вести спасения среди окружающих их людей. И лишь сохраняя «единство духа в союзе мира», а не в союзах вражды и разделения, имели в 90-е годы XIX и в 20-е годы XX столетий столь значительные успехи. И, вероятно, имели бы, пользуясь предоставленной свободой 20-х годов, значительно большие успехи, если бы евангельско-баптистское братство было единым, а точнее — не было бы разделённым на баптистов и евангельских христиан.

Потому-то с самого начала возникновения ветви евангельских христиан в братстве баптистов братья, умудрённые Словом Божиим, прилагали немалые усилия к достижению единства. С того времени и на протяжении сорока лет вопрос единства не сходил с повестки дня и был самым жгучим на всех съездах, пленумах и совещаниях разделённого тогда братства. Кульминационной точки он достигал в 1920 году на одновременных съездах баптистов и евангельских христиан, посвящённых объединению в одно братство и в один союз. И не вина рядовых братьев и сестёр поместных церквей в том, что объединение тогда не состоялось: дух единения на местах всегда присутствовал.

Вопрос объединения не оставлял братьев и сестёр и в период нелегального их положения (30-е годы). И великим благом надо считать, что, подвергнутые суровым испытаниям лихолетья, два братства, наконец, объединились.

Нынешнее поколение братьев и сестёр, да и постарше, первое послевоенное, порой слишком примитивно и необоснованно истолковывают совершившееся в 1944 году объединение, приписывая его лишь внешнему влиянию. Так рассуждать могут лишь те, кто не был свидетелем того, как происходило сближение и объединение на местах братьев и сестёр баптистов и евангельских христиан, переживавших условия нелегального положения.

Тогда при встречах на небольших общениях забывались различия в названиях; никто не доискивался, как правильно называться. Собирались в тесные малочисленные общения, где возносились молитвы крещёных по единой вере Единому Господу. С особой силой это проявлялось в годы всенародных испытаний в годы войны. Было ли то в Сибири, в Средней Азии, в УКраине или в Белоруссии, в центральной России или на Кавказе — везде действовал дух единения, дух любви и всепрощения, дух союза мира и дух пробуждения. Объединение де-факто прошло задолго до объединения де-юре в 1944 году. Жизнь показала устойчивость и жизненность объединения. А это ведь самый надёжный показатель того, что в этом проявилась воля Божия. Подумать только: объединяющее название «евангельские христиане-баптисты» существует уже столетие, с 1905 года.

Мы останавливаем наше внимание на вопросе бывшего разделения евангельско-баптистского братства в связи с появившейся в последнее время тенденцией среди молодых братьев вернуться к тому, что уже пережито нашим братством, что мы, как говорят, «уже проходили»: к разделению по названию. Кого-то не устраивает название «евангельские христиане-баптисты». Предлагается отказаться от слова «баптисты». Они не знают о том, каких усилий стоило братьям сто лет тому назад придти, ради единства, к объединяющему названию.

Я. И. Жидков, соратник И.С.Проханова, позднее в связи с этим заметил, что «такое название (евангельские христиане-баптисты) должно удовлетворить все наши церкви и всех верующих в нашей стране. В нём слово «христиане» является основным и связывает нас с дорогим именем нашего Господа и Спасителя Иисуса Христа. Слово «евангельские» говорит о том, что верующие основывают свою веру и служение Богу на Евангелии Господа Иисуса Христа, а не на человеческих преданиях. Слово «баптисты» говорит о том, что христиане признают только водное крещение по вере».

Удивления достойно, как это некоторым, даже образованным, братьям, к великому прискорбию, имеющим богословское признание (магистры, доктора), невдомёк, что как слово «баптист» (баптизо — погружение, крещение), так и слово «Христос» (помазанник на царство), да и «Евангелие» (благая весть) — греческого происхождения. И имя Иоанн Креститель по-гречески звучит Иоанн Баптист. Даже и крещальни в храмах православной и католической церквей, да и у многих протестантов, называются «баптистериями». А как можно было называть христиан, крестящихся по вере, как не баптистами?

Вспомним историю.

В первой половине ХVI столетия на волне Реформации религиозной жизни Западной Европы в христианстве появились крестители по вере. Их называли перекрещенцами, «анабаптистами», хотя они сами себя называли крещенцами, по-гречески — «баптистами». Почти все они были истреблены физически теми, кто носил имя Христа — католиками и лютеранами. И, несмотря на это, в течение столетия баптисты восстали, как из руин, и существуют уже пятьсот лет. Когда же в России появились первые христиане, крестящие по вере, баптисты, их гнали и истребляли опять же христиане, православные.

Нельзя забывать, что именно баптисты были и остаются провозвестниками движения восстанавливающего и продолжающего новозаветное христианство. В этом состоит драгоценный богословский вклад баптистов в христианство. Нельзя забывать славные имена английских баптистов: Джона Мильтона и Джона Буньяна, американских баптистов Джона Кларка и Роджера Уильямса, отстаивавших в своё время принцип свободы совести. Нельзя забывать и российского баптиста Василия Павлова, провозгласившего девиз: «Свободная Церковь — в свободном государстве!»

Отказ от названия «баптист» пытаются оправдать тем, что оно влияет на народные массы отталкивающе. Это совершенно не основание: отталкивать может не название верующих, а их недостойная жизнь.

Вспомним начало евангельского пробуждения на юге Украины, обозначившееся движением так называемых штундистов. Людей, наблюдающих за их жизнью, не отталкивало название «штундисты», хотя это слово немецкого происхождения. Вот что в 1877 году писал один из наблюдателей : «Все, знающие штундистов, считают их за людей честных, трезвых, умных, трудолюбивых, за передовых людей крестьянского сословия… Нужно быть слишком озлобленным против них, чтобы относиться с презрением к людям, вечно занятым работой, а всякое свободное время посвящающих на грамоту…» и изучение, как жить по-евангельски. Как они назывались — штундистами, баптистами или евангельскими христианами — не это привлекало или отталкивало.

Возвращусь теперь к тому, чего коснулся в начале статьи в связи с переживаемым нашим братством размежеванием. Вопрос далеко не праздный и всех нас волнующий, а именно: как, прежде всего русскоязычному братству евангельских христиан-баптистов, сохранить «единство духа в союзе мира», чтобы не разобщиться духовно.

По-видимому, здесь необходимо исходить из представления о едином, исторически сложившемся, пространстве распространения русскоязычного братства евангельских христиан-баптистов, проживающих в республиках-государствах СНГ и в диаспоре. Общность истории возникновения, становления и распространения русскоязычного братства, основные евангельско-баптистские принципы, присущие братству, добрые традиции — всё это обязывает к сохранению исторически сложившихся связей для совместного труда на обширной ниве Божией, «подвизаясь единодушно за веру евангельскую".

Недавно появились широко растиражированные DVD, лейтмотивом содержания и комментария которых является «Открытая тайна о баптистах». Общая направленность: показать, мол, вот какие они, баптисты. Вот их, баптистов, будущее. Они заведут в сатанинские дебри лжеучения Ледяева, проповедующего о «Новом мировом порядке».

Не хочется верить, что всё это говорится нашими братьями, евангельскими, а может быть, уже и неевангельскими, христианами-баптистами. Невольно возникает мысль, простите: не атеисты ли инспирировали выпуск этих DVD? Уж очень походит это на клеветнические измышления атеистов.

А если нет, то не задумывают ли некоторые братья отторгнуть некоторую часть евангельско-баптистского братства и заодно переименовать, ну, хотя бы как предлагалось в 1895 году (не хочу уточнять)? Разделить, так уж и по названию, и «увлечь за собой» из поместных церквей евангельских христиан-баптистов в свои, «Такие-то»! (Какие?) церкви поток членов и таким образом повторить печальное прошлое нашего братства.

И это можно ли назвать делом Божиим? Опорочивать перед всем миром всё евангельско-баптистское братство — это игра на руку тому, кто и без того немало клевещет и хочет разрушить Братство. Вспомним, как восприняли и реагировали сыновья Ноя на нечаянную наготу отца. Вдумаемся! Ушли, отделившись от семьи, лишь потомки Хама, насмеявшегося над отцом послепотопных жителей Земли. Удел потомков Хама небезызвестен.

 

  http://www.istina.info/article.php?i=132&a=848

Добавить комментарий