Парламент завышенных ожиданий

Результаты афганского голосования требуют длительного подсчета

 

Омар НЕССАР, директор Центра изучения современного Афганистана

 

Только в конце октября появятся окончательные данные результатов выборов в Афганистане, где в минувшую субботу прошли выборы в волуси джиргу — нижнюю палату Национального собрания. Предварительные итоги могут быть оглашены через две недели, но избирательная комиссия и после этого продолжит подсчет голосов и проверку документов для исключения фальсификаций. Новый парламент, как задумывается, может сыграть выдающуюся роль в новейшей истории Афганистана.

Безопаснее в этой стране, правда, не стало. В городе Кундуз вчера погибло восемь детей — они играли возле неразорвавшейся ракеты, которая все-таки взорвалась. Еще десять человек, включая троих детей, были убиты в ходе бомбардировки. Авиация НАТО разбомбила жилой дом в провинции Нангархар, предполагая, что там засели боевики. А в провинции Гильменд вчера же погибло как минимум двое британских солдат.

Несмотря на нестабильность, в день голосования 18 сентября по всей стране открылось около 6 тыс. избирательных участков. Для участия в голосовании зарегистрировалось около 10 млн человек более чем из 17 млн, обладающих правом голоса. Решающую роль в избрании нового парламента сыграли крупные города — Кабул, Мазари-Шариф, Герат, Кандагар. Эти же города стали чемпионами по числу баллотирующихся в них кандидатов. Безусловным лидером выступила столица Кабул, где за депутатские мандаты конкурировало свыше 600 кандидатов. В этом смысле можно назвать новый афганский парламент «парламентом крупных городов».

Эти парламентские выборы стали вторыми после свержения режима талибов: первые состоялись ровно пять лет назад — 18 сентября 2005 года. Сейчас на новый срок выдвинуло свои кандидатуры большинство депутатов, избранных в 2005 году. Но можно не сомневаться, что произойдет обновление состава нижней палаты — в пользу этого говорит небывало острая конкуренция среди кандидатов. Формально их число несколько снизилось: если в 2005 году было зарегистрировано 2707 кандидатов, то в 2010-м — лишь немногим больше 2500. Тем не менее, поскольку в нижней палате 249 мест, то в среднем на одно депутатское кресло претендуют десять кандидатов. И все они, как и поддерживающие их силы, с самого начала были настроены на решительную борьбу.

Свидетельством конкурентной борьбы стал рост расходов на проведение предвыборной кампании. По оценкам местных экспертов, по сравнению с выборами 2005 года кандидаты потратили в три раза больше денег на то, чтобы понравиться избирателям. Деньги на эти цели было где взять — интерес к выборам проявили различные финансовые группы страны.

На выборах 2005 года, несмотря на официально заявленный принцип многопартийности, кандидаты в депутаты фактически принадлежали к двум соперничающим блокам. В нынешней кампании крупные предвыборные объединения отсутствовали. Кандидаты, за редким исключением, вели кампанию предельно индивидуально, не только избегая объединения в какие-либо блоки, но и, как правило, не афишируя партийные предпочтения.

Разумеется, «политическое одиночество» кандидатов в депутаты было кажущимся — за большинством стояли и стоят тяжеловесы афганской политики, которые на сей раз предпочли остаться в тени. Особенностью выборов 2010 года стал отказ многих заметных фигур (Бурхануддин Раббани, доктор Абдулла Абдулла, Абдул Рашид Дустум, Атта Мохаммад Нур и другие) от выдвижения своих кандидатур. Патриархи афганской политики, а это в основном моджахеды, предпочли продвигать в парламент не себя, а своих представителей.

В списках кандидатов в депутаты было немало представителей «независимой творческой интеллигенции» — выдвиженцев тех или иных афганских политических тяжеловесов. Такую тенденцию аналитики связывают с тем, что реальные лидеры ожидают острую борьбу в стенах парламента нового созыва и уже готовятся к ней. Частью подготовки к такой борьбе и является выдвижение на передний план формально «независимых» кандидатов.

Следует отметить, что кандидаты в депутаты представляют почти все партии и движения страны, в том числе и силы непримиримой оппозиции. Официально такие оппозиционные организации, как «Исламская партия Афганистана», возглавляемая Гульбеддином Хекматьяром, а также «Талибан», остались «за бортом» выборов. Но это вовсе не означает, что сторонники талибов и Хекматьяра не получат депутатские мандаты. Не исключено, что одним из «сюрпризов» выборов станет появление в новом парламенте значительного числа депутатов — сторонников оппозиции.

А вот что точно не станет сюрпризом, так это увеличение числа женщин-депутатов. В выборах 2005 года женщины участвовали гораздо менее активно. Похоже, многие политики в Афганистане осознали значение женского электората (а это примерно половина избирателей страны) в проведении выборов. Таким образом, новые законы (например, расширяющие политические права женщин) начинают оказывать реальное воздействие на афганское общество.

 

Независимая газета

Добавить комментарий