РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ДЕРЖИТЕ ШАГ!




Ольга Павликова

В российском обществе все ощутимее недостаток сильной оппозиционной партии. Ведь в отсутствие легальных методов выражения недовольства протесты могут стать неконтролируемыми.

    По данным "Левада-Центра", число россиян, считающих, что к выступлениям "несогласных" надо прислушаться, возросло до 85%. При этом треть граждан готова лично присоединиться к акциям протеста. Чем это может закончиться? Приток недовольных в своих рядах ощущают и в движении "Левый фронт", возглавляемом Сергеем Удальцовым, и в "Солидарности", одним из сопредседателей которой является Борис Немцов. Кто идет в "несогласные"?
   
НОВЫЕ "НЕСОГЛАСНЫЕ"


   Москвичу Василию Кузьмину 25 лет. В одной из столичных школ он преподает английский язык, воспитывает сына. Заявление о вступлении в "Левый фронт" подал в июле, хотя и до этого неоднократно принимал участие в акциях протеста. Свою борьбу с властями и чиновниками Василий начал в своей школе, где пытался организовать учительский профсоюз, а затем в своем многоэтажном доме, собрав инициативную группу граждан, протестующих против сноса детской площадки. По его словам, вступить в неформальное движение решил после того, как ознакомился с его программой и списком тех, кто его поддерживает.

   "Мне показалось, что здесь есть желание создать настоящую политическую партию с людьми, представляющими независимые профсоюзы, и настоящими рабочими", — говорит учитель английского". У "Левого фронта", признается он, хотя и нет ни медийного ресурса, ни серьезной финансовой поддержки, ни даже госрегистрации, зато есть социально активные молодые люди, пришедшие в политику, чтобы изменить ситуацию в стране. И хотя учитель Кузьмин уверен, что ближайшее время прорвать информационную блокаду по всей России им вряд ли удастся, "взорвать ситуацию в таких моногородах, как Пикалево или Тольятти, одним выпуском оппозиционной газеты вполне возможно".

   Таких молодых и злых россиян, как Василий Кузьмин, только в "Левый фронт" за это лето пришло более 20 тыс., заверил "Профиль" лидер движения Сергей Удальцов. "Мы наблюдаем рост людей, которые приходят к нам, — говорит он. — Как правило, это люди, которые столкнулись с какой-то проблемой. За последние время к нам пришли много студентов, недовольных внедрением ЕГЭ и переводом системы образования на коммерческий уровень. Идут и люди среднего возраста, столкнувшиеся как с незаконной застройкой в своих дворах, так и с незаконным увольнением". По его данным, уже более 60 тыс. недовольных по всей России готовы вступить в создающуюся им партию "Рот фронт", которую пока так и не удается зарегистрировать в Минюсте. Удальцов считает, что с ростом экологических и экономических проблем число его сторонников будет только увеличиваться.

   Ощущает рост протестных настроений и Борис Немцов: "К нам постоянно приходят новые люди: если сейчас у нас около 10 тыс. активистов, то к концу года мы планируем, что их будет уже 20 тыс.

.
   Конечно, плох тот оппозиционер, который не старается придать своему движению черты самого массового, но рост недовольства фиксируют и социологи. По словам руководителя аналитического отдела ВЦИОМ Леонтия Бызова, люди все меньше и меньше верят, что власть способна решать стратегические проблемы и вообще работать на пользу людей, а не себя самой. А заодно разочаровываются в партии власти и в ведущем тандеме.
   
РАСПАД ИЗНУТРИ
 

 Поэтому говорить, как прежде, о том, что "уже ничто не сможет" поколебать нынешнюю политическую расстановку сил в России, сегодня уже нельзя.

   Конечно, сегодняшняя оппозиция маргинальна, слаба и не сильно популярна. Однако все может измениться. К усилению нынешней (а возможно, и к появлению новой, более активной) оппозиции может привести и ослабление самой власти, и техногенные или экологические катастрофы, и теракты, и глубокий экономический кризис, и другие самые неожиданные события: как говорил булгаковский Воланд, "человек смертен, но это было бы еще полбеды, плохо то, что он иногда внезапно смертен". Способна ли власть выстоять в случае неожиданных неурядиц? Положительный ответ неочевиден: по крайней мере, в ситуации с пожарами система показала себя не очень-то хорошо.

   В Интернете уже третью неделю бьет рекорды посещаемости ролик из Нижегородской области, где местные жители буквально срывают зло на прибывшем в регион Владимире Путине. "Вы не сделали ничего. Горит все. Где вы были раньше, когда просили о помощи, когда нам никто не помогал?" — кричат погорельцы в лицо национальному лидеру. Еще пару лет назад невозможно было представить, чтобы прессе дали снять такое недовольство толпы. То же происходит и с чиновниками на местах, которых все сложнее контролировать из Кремля и Белого дома. "Реально и 10% распоряжений власти никто на местах не выполняет, — уверен Леонтий Бызов. — Это и есть революция развала, когда власть становится все более и более абстрактным понятием".

   Вертикаль власти исподволь разрушает и нахождение на ее олимпе сразу двух лидеров — Дмитрия Медведева и Владимира Путина. Благодаря не совсем понятной системе управления президенту толком не удается ни наказать проворовавшихся или проштрафившихся чиновников, если их опекает или продвигает премьер, ни хотя бы добиться исполнения собственных поручений. Ведь непосредственный начальник функционеров — глава правительства, а не государства. Пример тому — так и несостоявшаяся отставка министра спорта Виталия Мутко, допустившего не только провал на Олимпиаде, но и нецелевое расходование госсредств.

   Еще одно слабое место действующего порядка — вертикаль, черпающая свои силы и свою легитимность всего в одном человеке: Владимире Путине. Если завтра с ним вдруг что-то случится, власть в России может просто осыпаться. "Конечно, власть сейчас существует под контролем Путина, который держит в своих руках основные рычаги. И если Медведев лишится поддержки Путина, он очень быстро пойдет по пути Горбачева, когда в Кремле будут приниматься одни решения, а жизнь на местах будет идти своим чередом", — предрекает Леонтий Бызов.

   В этом смысле реализация лозунга оппозиции "Россия без Путина" может привести к непредсказуемым результатам. Выпадение из политики Путина приведет к тому, что хрупкая система, основанная на личных связях премьера, просто перестанет работать. К неуправляемости и разбалансировке системы может привести и исчезновение из активной политики ряда других ключевых игроков. Какую часть системы управления ни возьми, каждая предельно персонифицирована и без конкретного человека вполне может рассыпаться.

http://www.profile.ru/items/?item=30738

 

Добавить комментарий