Второй хлеб

Павел Пряников

 

Русский фермер делает успехи в органическом земледелии, но зарабатывает в три раза меньше, чем мог бы.

 

Последние лет сто считается хорошим тоном ссылаться на низкую урожайность как показатель отсталости России. Взять, к примеру, картофель – второй хлеб для россиян (хотя правильнее называть его первым: этого корнеплода у нас едят больше, чем пшеницы, ржи и прочих злаковых). Если посмотреть на статистику, картина действительно удручающая: средняя урожайность картофеля в России составляет 12,9 тонны с гектара, в Белоруссии эта цифра – 21,2 тонны, в США – 44,6 тонны. У мирового рекордсмена Новой Зеландии – вовсе 50,2 тонны с гектара. В общем, труд бесплоден, а в России плохой климат.

Однако в статистике я специально привел Белоруссию, где погодные условия не лучше, чем в граничащих с ней Смоленской, Брянской или Псковской областях. А труд – на 60% продуктивнее. Значит, не в погоде дело, а в чем-то другом. Я полагаю, разница объясняется органическим земледелием – обработкой земли без всякой химии и прочих технических ухищрений, которой в последние годы все больше заняты российские аграрии. Если, с точки зрения валовой урожайности, это минус, то с точки зрения фермера – данность, из которой можно извлечь выгоды.

Итак, в России удобряется не более 30% посевной площади, и норма внесения минеральных удобрений на 1 га не превышает в среднем 20 кг. Для сравнения: в СССР в конце 1980-х вносили 107 кг минеральных удобрений на гектар. Сейчас в Канаде эта цифра – 82 кг, в США – около 130 кг. В Голландии под тот же картофель вносят 413 кг «минералки» на гектар. Похожая ситуация с пестицидами и гербицидами – их на российские поля вносят в 10–12 раз меньше, чем на Западе.

По всей видимости, цифра внесения минеральных удобрений в России год от года будет падать. Косвенно это подтверждается тем, что в России производится около 0,9% разбрасывателей от уровня производства 1990 года, а импортная техника так дорога, что редкий земледелец ее купит. То есть можно предположить, что со стороны сельхозпредприятий спроса на такую технику нет.

Поэтому объективнее было бы сравнивать урожайность картофеля в России и на Западе в сегменте органического земледелия. И вот тут оказывается, что наша земля родит не хуже иностранной. Вот урожайность органической картошки на юге Франции: 24–26 тонны с га с поливом и 16,3 тонны – без полива. Сравните с общероссийской цифрой в 12,9 тонны с гектара (замечу – с земли, в последние 20 лет не претерпевающей мелиоративных усилий над ней).

Не слишком велика по сравнению с «химическими» полями урожайность картошки на органических наделах и в США. Я специально выбрал для примера северный штат Вайоминг, чтобы приблизить данные к российским условиям. И тоже оказалось, что там органическая картошка дает 18–26 тонн с гектара в зависимости от сорта. Журнал New Scientist подтверждает, что урожайность органического картофеля составляет 60% по сравнению с картошкой с «обычных участков».

Однако земледельцам не стоит рыдать над падением продуктивности. Следует чаще и громче рекламировать особенности своей продукции. В Европе или США потребитель переплачивает за органику в 2–3 раза, а нашему сельхозпроизводителю не приходит в голову требовать доплаты за экологичность. В России есть предпосылки для восприятия населением такой рекламы, а выращивать тот же картофель не так сложно. Поделюсь опытом.

На моем огороде с сотки картофель обычно дает 5–6 мешков или 250–300 кг (25–30 тонн с гектара). Какие-то сорта чуть урожайнее (Адретта, Невский), какие-то чуть менее – Синеглазка, Чугунка – но берут лучшей лежкостью и вкусовыми качествами. Из удобрений на протяжении 20 с лишним лет мы с отцом используем компост, золу и запахиваемые в почву сидераты (обычно бобовые культуры). Разумеется, соблюдаем севооборот, что позволяет избавляться от самого опасного заболевания картофеля – фитофтороза. С колорадским жуком боремся старым дедовским способом: ручным сбором его личинок.

Вокруг нас десятки картофелеводов применяют такую те же технологию. Свою роль в популяризации органического земледелия сыграл Чернобыль и «разоблачение» нитратов желтой прессой в 90-х. Многие до сих пор верят, что калийные удобрения к нам везут из зараженной радиацией Белоруссии, а если внесешь самую малость азотных удобрений в почву – отравишься тем, что на ней выросло. К тому же, у большинства огородников нет лишних денег на покупку «минералки» – проще и дешевле накосить травы по обочинам для компостной кучи, а осенью накидать туда палой листвы.

Органическое земледелие в России – это не осознанный этический принцип, как на Западе, а часть патриархального жизнеустройства. И никак не повод стыдиться результатов такого типа земледелия и пренебрегать его преимуществами

 

 

slon.ru

http://slon.ru/blogs/pryanikov/post/462947/

Добавить комментарий