Загадочный феномен властолюбия в Церкви

Эдин Ловас,  Люди власти, властолюбие и Церковь

 

После сорока лет служения в качестве душепопечителя я в ужасе от размеров страданий, причинённых людьми власти отдельным христианам и христианкам, христианским группам и церквам. Одновременно я озадачен отсутствием открытых и искренних бесед на эту тему, как в христианских кругах, так и среди профессиональных богословов.


Что думают об этом явлении душе попечители? Как относятся к этому христианские психиатры и терапевты? Какие ответы дают церковные пункты добрых советов или телефонные службы душепопечительства?

Прежде всего у меня складывается впечатление, что жертвы людей власти редко принимаются всерьёз. Очень часто их, если они наконец решаются искать защиты, при первом же их обращении за помощью отсылают ни с чем; и их угнетатели… знают об этом!

Во 2-ом послании к Коринфянам Павел, пишет о лжеапостолах; он описывает парализованное состояние церкви и её руководителей, попавших под влияние людей власти: „Вы терпите, когда кто вас порабощает, когда кто объедает, когда кто обирает, когда кто превозносится, когда кто бьёт вас в лице." (2Кор. 11,20)
Именно это происходит и сегодня со многими нашими братьями и сестрами во Христе в семьях, христианских группах и церквах. Вновь и вновь я задаю себе вопрос: не должны ли пресвитера и пастыри церквей обратить на жертвы людей власти особое внимание? Ведь в Слове Божием написано: „Пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним…" (1 Петра 5,2). Написано также, чтобы мы поддерживали слабых (1 Фесе. 5,14) и что „мы, сильные, должны сносить (нем. перевод: „носить") немощи бессильных…" (Римл.15,1).

Мне думается, что эта весьма серьёзная проблема окутана непроглядным туманом. Лица, ответственные за руководство в церкви, реагируют на тревожные сигналы весьма скованно. Порою мне кажется, что пастыри церквей имеют перед этой проблемой не меньше страха, чем сама паства. Если это так, то я не намерен кого бы то ни было упрекать; поскольку ничто — кроме самого сатаны — не приносит больше страха, чем ситуация, возникающая при вторжении в стадо "лютых волков" (Деян.20,29).

Внутренняя жизнь человека власти

Поведение, методы и портрет человека власти в первую очередь определяются его стремлением к власти. Для него нет ничего приятнее господства. Люди власти имеют неукротимое влечение управлять сердцами и помышлениями других людей. Церкви, переживающие определённый кризис, нередко оказываются той областью, где они беспрепятственно могут удовлетворять свою потребность.

Люди власти обыкновенно интеллектуальны и результативны; при своей борьбе за власть они используют всю свою энергию и влиятельность. С раннего утра и до позднего вечера они заняты поиском новых методов и аргументов, необходимых им для укрепления своих позиций.

Можно ли людей власти считать здоровыми людьми? На этот вопрос я не имею однозначного ответа. Как бы то ни было, на мой взгляд речь идёт во-первых о направленной ориентации действий. В послании Иакова (1,14-15) написано об искушении грехом: „Каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью; похоть же, зачавши, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть".

Какой вид греха присущ человеку власти? В послании Иакова (3,16; 4,1-2), говорится о грехах зависти, сварливости, неуемных вожделениях, следствием чего являются „вражда и распри". Здесь мы подошли к сущности проблемы. Некоторые люди одержимы стремлением к власти точно так же, как другие подвержены другим видам греха.

Склонность ко греху, как известно, живёт во всех людях. Поэтому Пётр в своём 1-ом послании (2,11) пишет о необходимости „удаляться от плотских похотей, восстающих на душу". Если в ком-либо живёт скрытое влечение к власти, которое он развивает в своих чувствах и фантазии, то похоть „зачнёт и родит грех". В этом случае человек увлекается самым страшным из всех наркотиков — наркотиком власти. Человек, более и более предающийся наркотичности власти, постепенно становится рабом этого порока, „ибо кто кем побеждён, тот тому и раб." (2 Петра 2,19). Как христианин и душепопечитель, я прихожу к выводу, что именно таким образом человек становится человеком власти.

Может ли такой человек быть подлинным христианином? На этот вопрос я не спешу давать ответ, поскольку тенденции к властолюбию замечаются и у людей, не одержимых этим пороком. Некоторые черты характера и склонности последних похожи на те, которые типичны для человека власти.

Как бы то ни было, следует весьма серьёзно относится к словам Иакова: „Сделанный грех рождает смерть". Иоанн в 1-ом послании пишет об этом же: „Есть грех к смерти… Всякая неправда есть грех, но есть грех не к смерти" (5,16-17). Во 2-ом послании Петра речь идёт о людях, которые „в растлении своём истребятся".
Может случиться, что человек власти так долго предаёмся наркотичности своего порока, что этот порок займет доминирующую роль в формировании его личности. Тогда опасность его духовной смерти становится реальной.

Постоянно в центре внимания

Людей власти отличает постоянное стремление находится в центре внимания. Они любят ситуации, когда о них говорят. Они испытывают удовольствие, если люди перед ними опускают голову или по углам перешёптываются о них. Им мало дела до того: хорошо ли, плохо ли о них говорят; главное — концентрация на них всеобщего внимания.

Людей власти раздражает, если ситуация успокаивается и они по каким-либо причинам не находятся больше в свете рамп. В таком случае они стремятся совершить нечто драматическое, с тем чтобы прожектор внимания вновь был направлен на них и они вновь оказались у всех на устах. Если человек власти является руководителем церкви, то таковой положит начало интригам и сплетням. Может последовать серия обличений и обвинений. Такой руководитель может на членском собрании неожиданно подняться и объявить, что он сорвёт маски с лиц определённых людей; или что он расследует определённые нарушения. Он видит „сучок" в глазах ближнего, но не замечает „бревна" в своих собственных.

Люди власти пользуются порой совершенно противоположными по своему характеру методами. Они весьма искусно напускают на себя такую „духовность" и настолько уподобляют себя великим пророкам и героям, что по этой причине становятся темой всех разговоров. Иисус дал фарисеям определение, которое — в некоторых вариантах в зависимости от времени — характеризует всех людей власти: „Они все дела свои делают с тем, чтобы видели их люди; расширяют хранилища свои и увеличивают воскрилия одежд своих; также любят предвозлежания на пиршествах и председания в синагогах и приветствия в народных собраниях, и чтобы люди звали их: „учитель! учитель!" (Мтф.23,5-7). Иисус не хотел этим сказать, что самый лучший христианин тот, кто менее всех заметен. Однако Он выразительно подчеркнул, что мотивировка поведения христианина никогда не будет содержать в себе стремления добиваться признания путём привлечения внимания к своей личности.

Когда Павла и Варнаву назвали в Листре богами и народ намерен был совершить в их честь жертвоприношение, они пришли в такой страх, что — по традициям того времени — разодрали верхние одежды свои и, бросившись в народ, громогласно говорили: „Мужи! Что вы делаете? И мы — подобные вам человеки…" (Деян.14,15). Главной целью их поступков и всей жизни было прославлять Христа и проповедовать Его Евангелие. Нам всегда следует помнить, что мы — люди в состоянии излучать лишь „лунный свет". „Солнечный свет" приходит от Христа. Человек власти никогда не поступил бы по примеру Варнавы и Павла. Он испытывал бы на их месте величайшее удовольствие и старался бы поддерживать создавшееся возбуждение насколько можно дольше. Его первое стремление состоит в том, чтобы ему служили и чтобы его слова исполнялись так же, как указание от Бога.

Всегда во всеоружии

Ради поддержания внимания людей к себе и достижения всё более влиятельного положения люди власти находятся в постоянной боевой готовности. Это не утомляет их. Ведь это образ их жизни.

Разумеется, встречаются и здоровые личности с духовно-боевыми качествами. Немало повествуется о них в Ветхом и Новом Заветах, а также и в истории церкви. Люди, имеющие мужество выступить вперёд и добиваться необходимого, всегда имели большое значение, как в церквах, так и в различного рода христианских группах. Вполне естественно, что таковые при этом выделяются и отличаются от остальных. Случается, что некоторые из них в борьбе за доброе дело и за то, что они считают истинным учением, неоправданно строги. Бывает, что взгляды их несколько односторонни и субъективны. В их отношении к противникам можно иногда заметить даже бесцеремонность и грубоватость…

И тем не менее эти явления не идут ни в какое сравнение с агрессивностью человека власти. Если на первый взгляд и создаётся впечатление, что человек власти печётся о „деле"; то при первой же попытке поскоблить поверхность этого их „дела" или „учения" можно сделать безошибочный вывод: у людей власти совершенно иные акценты, нежели у духовно-здорового борца за истину.

Человек власти стремиться отключить своего соперника, чтобы расчистить место самому себе. Он ищет путей лишить своего соперника его духовного достоинства, чтобы затем беспрепятственнее властвовать единолично.

Пресвитеры, братский совет и другие ответственные труженики церкви, как правило, стремятся сохранить мир и спокойную рабочую атмосферу. Им крайне неприятны закулисные интриги и сплетни человека власти. Они пытаются по доброму разобраться в недоразумениях при помощи бесед. В продолжении некоторого времени это помогает. Все рады этому; правда, некоторые верующие осторожно намекают, что определённая личность не внушает им доверия, но таковых успокаивают.
Но вот после короткого периода кажущегося покоя и поверхностного мира споры вспыхивают с новой силой; вновь начинаются нескончаемые дискуссии. Пресвитер или другой ответственный за церковь брат убеждает церковь хранить единство: „Если мы дойдём до ссор и разногласий, то все будем виновны в этом…"

Такое состояние может длиться годами. В это самое время человек власти неустанно и беспрепятственно совершает свою дело, запугивая и устраняя тех, чьи взгляды угрожают его властолюбивым устремлениям. Доходит порой до того, что человек власти приобретает такое влияние над всем церковным советом, что от него почти невозможно освободиться. К тому времени у него набралось уже достаточное число сторонников, ведущих себя с потенциальными „конкурентами" высокомерно и презрительно. Порой такие обстоятельства доводят до судебных разбирательств. „Я не уступлю ни на йоту, пока мои права не будут ограждены правосудием" (из заявления человека, живущего в постоянных ссорах со своим верующим соседом).

Журналисты, как правило, любят подобные сражения; поэтому редко удаётся не допустить происходящего до газет. При всём этом сердце человека власти ликует. Наконец он в центре внимания широкой общественности! Ведь человек власти „заражён страстью к состязаниям и словопрениям, от которых происходят зависть, распри, злоречия и лукавые подозрения"… (1 Тим. 6,4).

Манипулирование сознанием виновности

Манипулирование сознанием виновности других излюбленное оружие людей власти. Являясь цепкими наблюдателями, они держат свои жертвы под постоянным контролем, чтобы использовать промахи в их поведении для своих нападок. Они кружат над своими ближними подобно хищным птицам, чтобы заметить их малейшую ошибку. Люди власти редко применяют беспредметные обвинения. Они говорят о реальных недостатках, однако при этом драматизируют и преувеличивают их. Они являются специалистами использования чистой правды для бессовестного обмана.

Большинство христиан имеют в своём отношении к добру и злу чрезвычайно чувствительную совесть. Они бояться где-то в чем-то поступить несправедливо, сделать грех или ошибиться. Направленный на них сверлящий взгляд и вопросы типа: „Что ты там опять наговорил?", „Как ты себя вёл?", „Опять ты всё сделал неправильно!" и подобные повергает большинство из них в страх и смятение. Христиане воспитаны, как правило, в таком смирении, что сама мысль о самозащите кажется многим неуместной. Поэтому, подвергаясь частым драматизированным обвинениям или замечаниям за любую незначительную мелочь, они становятся порой настолько болезненно-восприимчивыми, что боязливо замолкают при малейшем повышении голоса человека власти. В конечном итоге они впадают в состояние мучительного сознания постоянной виновности; чувствуют себя физически, душевно и духовно нечистыми и неполноценными.

Надлежит задать вопрос человеку власти, воздвигающему неоправданные обвинения на других, не применимы ли именно эти обвинения к нему самому. Человек власти обычно сам не свободен от того, в чём старается обвинить другого. Неоправданное подозрение и обвинение других в каких-либо пороках, как правило обнаруживает автопортрет самого обвинителя!

Многие были бы в состоянии лучше противостоять несправедливым обвинениям, если бы они знали, что христианин имеет право на самозащиту. Сам Иисус потребовал объяснения возводимых против Него обвинений. „Кто из вас обличит Меня в неправде?" — спрашивал Он фарисеев (Иоан.8,46). Иисус Христос встал даже между фарисеями и женщиной, которая действительно, согрешила. Нет, Он не оправдывал её греха; Он видел, что она была лишена защиты. Апостол Павел также нередко прибегал к защите. Он отклонял злостные обвинения и активно их опровергал.

Разумеется, бывают ситуации, при которых молчание более мудро, чем ответ; однако молчание во всех случаях неверно, если приходится иметь дело с человеком власти. Человек власти унижает деликатных людей. Он злоупотребляет любым проявлением осторожности, кротости, нежелания конфликтовать у своих собеседников для достижения своих целей.

Сознание виновности, возникающее у легкоранимых людей после столкновения их с человеком власти, может вызвать у них болезненную саморазрушительную потребность добиваться прощения у человека власти. Жертвы человека власти могут дойти до такого состояния, что мольбы свои будут обращать не столько к Богу, сколько к терзающему их человеку власти.

Подобные взаимоотношения возникают порой между палачом и пытаемым. Человек власти пользуется в обращении со слабыми христианами теми же коварными методами, что и палачи, стремящиеся сделать пытаемых более податливыми: время от времени они ослабляют свой нажим. Тогда действия их напоминают о сочувствии и даже любви. Через некоторое время обвинения и обличения возобновляются. В этой повторяющейся резкой перемене обстоятельств у жертвы возникает страстная потребность в добром к нему отношении, в получении прощения „вины".

К сожалению, многие христиане при этом забывают о том, что о прощении грехов говорит сама Библия. Никто другой, как единственно Дух Святой, в полной мере компетентен разъяснять нам о правде, истине и суде (Иоан.16,8). Человек, ставший жертвой человека власти, к сожалению, слишком легко забывает, что прощать и освобождать, освящать и очищать может только Бог. Лишь у Него мы можем свергнуть с себя всякое бремя и запинающий нас грех (Евр.12,1). Он Один дарит прощение грехов. Он Один оправдывает — причём оправдывает по благодати.

Говоря о своей приверженности Библии, люди власти не торопятся возвещать о милосердии и сострадании Божием, День и ночь они заняты тем, чтобы вести к моральному совершенствованию других. И хотя их собственное духовное состояние ужасно, они при безжалостных нападках на других заявляют о личной .доброй совести".

Жизненный стиль и автопортрет человека власти хорошо выражен в карикатуре, изображающего его в самой серьёзной позе и говорящего: „Я не могу понять, почему людям так тяжело признать свои грехи, в которых я их обличаю. Если бы совершил грех я, то тотчас бы его признал и исповедал".

Уничтожение личности

Люди власти, подвизающиеся в „раскрытии" чужих пороков, разрушают и уничтожают в своей жертве всякое чувство уверенности. Цель при этом всегда одна и та же: сломить её сопротивление, после чего они сами становятся единственными повелителями. Малейшее отклонение от правил беспощадно бичуется. Раны держатся открытыми, на них сыпят соль. Способствуя возникновению чувства неполноценности и неуверенности у других людей, они затем извлекают из этого пользу для себя.
Мне как-то пришлось наблюдать, как домохозяйка готовилась зажечь на обеденном столе праздничные свечи. В одной руке она держала спичку, в другой — спичечный коробок. При этом она дрожала всем телом, будто имела высокую температуру. Немного успокоившись, она попыталась улыбнуться и смущённо сказала гостям, что ей необходимо сбегать к мужу в его рабочую комнату, чтобы спросить его: желает ли он иметь на обеденном столе зажжённые свечи.

Этот муж довёл свою жену до желаемой им степени. Он постоянно говорил ей, что она всегда всё делает неправильно: при уборке и приготовлении обеда, при её стремлении украсить комнату и при общении с гостями, при её участии в разговоре и при неучастии. Она была не в состоянии принять самостоятельно даже малейшего решения, даже если дело касалось всего лишь праздничных свечей на обеденном столе!

Другая женщина была до того психически измучена, что страдала и физически. Достаточно было её мужу бросить на неё строгий взгляд, как она в буквальном смысле слова теряла равновесие. Очевидно было, что муж испытывал удовлетворение в те мгновения, когда заботливо поддерживая жену, помогал ей добираться до кровати. Таким образом он мог демонстрировать ей да и всем остальным, насколько его жена зависима от его о ней заботы.

Люди власти стараются достичь на своём рабочем месте, в обществе и не в последнюю очередь в своей семье того же самого, что делает диктатор с целым народом. Разумеется, для людей власти весьма немаловажно не выпускать и своих собственных детей из-под своего контроля. Я удивляюсь при всём этом, что многие воспитанные в таких условиях дети, не потеряли способности к борьбе. Закономерно для молодого человека в его 20 лет пытаться освободиться от насильно навязанных ему авторитетов. Немало взлетают — хотя и с подрезанными крыльями — и стараются улететь подальше от „родного" дома, в котором царят споры и ссоры. Прискорбно, что у таких молодых людях на всю жизнь остаются сердечные шрамы.

Доныне мы говорили о людях власти — мужчинах. В действительности дело и касается обычно мужчин. Однако встречаются женщины, которые по такому же принципу добиваются господства в семье и в церкви. Мне знакомы мужчины, бывшие до женитьбы на очаровательном человеке власти женского рода, сильными, рослыми, гармоничными личностями. В течении немногих лет семейной жизни эти мужчины превращались в развалины. Им пришлось многократно испытывать действие сплетен и интриг, которые их жёны распространяли о них среди соседей и знакомых. После этого они чувствовали себя настолько изолированными и униженными, что в конечном итоге прекращали всякую активную деятельность и сидели дома с чувством самоосуждения и стыда. В представлении других людей — и в своём собственном — такие мужья продолжали существовать лишь, как комичные странные фигуры.

Бывает и так, что поведение властолюбивой жены доводит её мужа до такого состояния, что он сам по своим действиям становится похожим на человека власти. Едва ли случается, чтобы жена подняла руку на своего мужа. Бывает однако, что мужья доведены своими женами до такого отчаяния, что используют своё физическое превосходство против своего мучителя. Если такое однажды произойдёт, то взаимоотношения их могут оказаться испорченными навсегда. Отныне жена готова на всё вплоть до вызова полиции. Вызванной полиции она будет показывать синие пятна на своих руках, происхождение которых может объясняться порой лишь тем, что муж крепко удерживал её от агрессивных действий.

Здесь мне хочется сказать несколько слов о своём личном отношении к настоящей теме: эту книгу я пишу с определённым чувством внутреннего смущения. Последнюю из описываемых мною ситуаций я изложил вопреки своему к этому расположению. Однако среди христиан встречаются люди, находящие себя безупречными и потому считающими себя вправе пользоваться любыми методами. При этом сами они живут в грехе.

Иуда был одним из учеников Христа; но тем не менее ни апостолы, ни Сам Иисус Христос им скомпрометированы не были. Ответственность за то, что сребролюбие вытеснило из его души всё остальное, лежала на нём самом. Таким же образом и человек власти берёт на себя всю полноту ответственности, если он (или она) предаётся ещё худшему пороку, нежели сребролюбию, — властолюбию.

Отсутствие внимания к ближним

В Евангелии от Марка (8,34-37) написаны заслуживающие особого внимания слова. Иисус, подозвав народ с учениками Своими, сказал им: „Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною; ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет её; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережёт её; ибо какая польза человеку, если он приобретёт весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?"

Эти слова приобретают особую важность, поскольку касаются сокровенного процесса обращения человека к Богу. Обращённый человек отвергает свою прежнюю точку зрения, при которой центром всего он считал себя. Отныне он повернулся ко Христу и избирает Его центром своей жизни. Тому, кто таким образом с верой обращается к Господу Иисусу Христу, даруется возрождение. Сам Бог принимает участие в вопросах веры, обращения и возрождения.

Но это еще не все. Новый ученик Иисуса Христа, как правило, становится активным исполнителем поручений своего Учителя. Именно это имел Иисус ввиду, призывая Своих последователей потерять свою жизнь ради Него и Евангелия.

Такая логика людям власти недоступна. Они бывают в состоянии постичь её теоретически, пылко и страстно проповедовать на слова вышеприведённого текста; в действительности же эти слова настолько противоречат всему тому, что определяет их внутреннюю суть, что никогда не достигают их сердечной глубины. Они не понимает смысла жизни ради Христа; равно и не в состоянии постичь действительных нужд своих ближних.

Однажды я был ошеломлён поведением человека, транжирящим деньги в дорогих ресторанах, в то время как его семья жила ниже черты прожиточного минимума. Когда я потребовал от него объяснения этим действиям он ответил, что нуждается в компенсации за переносимые им лишения. Он набивал свой толстый живот лакомствами, в то время как его истощённые дети не имели хлеба досыта. Мне показалось, что он так и не понял, что последователям Иисуса Христа такой образ жизни должен быть чуждым. В сознании своём он имел место лишь для себя. Все другие, включая его жену и детей, существовали для него где-то в тени, на самом краю его жизненного горизонта.

Подобное определяет также и сексуальную жизнь людей власти. „Как ты можешь требовать от меня, чтобы я удовлетворялся лишь своей собственной женой?" — спрашивал меня такой человек власти. При его повышенных сексуальных склонностях было очевидно, что требования супружеской верности были для него невыполнимым условием. Переживания или интересы его жены его совершенно не волновали. Она была в его жизни лишь той, которою он пользовался и распоряжался. Этот человек даже пожаловался мне, как мало он встречает понимания у своей жены во всех областях и как он от этого страдает. Именно это состояние описано в Послании Иуды, в стихе 16 „Это — ропотники, ничем недовольные, поступающие по своим похотям (нечестиво и беззаконно)…"

Можно легко себе представить, что произойдёт в церкви или христианском обществе, если такая личность дорвётся до руководящей должности. Там они становятся пастырями, которые „без страха утучняют себя" (Иуд. 12). О потребностях церкви они не имеют ни малейшего представления. Нужда людей в помощи, утешении и ободрении им недоступны. Христианским окружением и атмосферой они пользуются лишь для того, чтобы удовлетворять свою собственную страсть к властолюбию. Они стремятся к приобретению сторонников, которые бы служили им, ручались за них и в буквальном смысле слова идеализировали их. Они также совершенно сознательно заинтересованы в существовании врагов своей структуры, чтобы в определённой степени поддерживать состояние хаоса и гарантировать себе всеобщее внимание, удовлетворяющее их тщеславие. Иуда пишет: „Это — люди, отделяющие себя (от единства веры), душевные, не имеющие духа." (ст.19).

Церковь или христианское общество, руководимые подобными „пастырями", не получают необходимой духовной пищи, наставлений и правильной ориентации. Если же случится, что в церкви кто-то будет искренне ревновать о пастырском служении, таковому будут создаваться препятствия, поскольку человек власти более всего опасается конкуренции, могущей сместить его с первого места.

В финансовых вопросах люди власти также представляют для церквей смертельную опасность. В целях создания памятников самим себе у них могут возникать бредовые идеи и проекты. Результатом может стать неоправданно дорогостоящее здание молитвенного дома, огромный орган или произведения искусства, в которых церковь, собственно, не имеет нужды. Люди власти никогда не переживают о последствиях. Они ничего другого не видят перед собой кроме своих безумных идей. Они не соразмеряют стоимость здания церкви, органа или меблировки помещений с возможностями церковной кассы. Однако они большие мастера риторики и дебатов. Они прежде всего стратеги и тактики. Они весьма основательно готовятся к своим выступлениям. Этим объясняется их победы, одерживаемые ими на братских советах и членских собраниях.

Предатель Иуда, как ни странно, вызывает у определённой части людей симпатию и сожаление. Таковыми утверждается, к примеру, что он был разочарован в недостатке политической активности Иисуса Христа. Библия же иначе расставляет акценты. Иуду привлекли и соблазнили 30 сребренников. Иуда годами лелеял своё сребролюбие. Он крал даже из общей кассы. Он предал свою душу идолу сребролюбия. Таким образом Иуда вычеркивал постепенно из своего сознания Иисуса и всех Его учеников и видел перед собой лишь себя, свои финансовые пожелания и, собственно, то, что можно было купить за деньги.

Однако при всей негативности образа Иуды следует заметить, что он всё же отличается от человека власти, о котором в данной книге идёт речь. Иуда раскаялся в своих действиях и попал в такой страшный кризис, что в результате дошёл до самоубийства. Человек власти ни в чём не раскаивается. Ему неведомы кризисы, переживаемые другими людьми. Похожим на Иуду его делает лишь стремление посредством денег достигать свои корыстные цели. По этой причине человек власти особенно опасен, как церкви, так и её финансам.

Жизнь человека власти является прямой противоположностью тому, что Иисус подразумевает под словами о потере жизни ради Его и Евангелия. Люди власти пользуются любыми методами и средствами, чтобы свою жизнь сберечь. И потому им угрожает реальная опасность её потерять. Они находятся в постоянной борьбе ради „приобретения всего мира", насколько это им удастся. Поэтому и вероятность „повредить душе своей" у них чрезвычайно высока.

Болезненная неудовлетворённость

В Послании к Галатам (5,22-23) написано: „Плод духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание". Этими словами Павел схематизирует идеальное состояние верующего, имеющего определённый внутренний покой. Церкви в Фессалониках он напоминает „усердно стараться о том, чтобы жить тихо…" (1 Фесе.4,11) Иисус, прощаясь со Своими учениками, сказал им: „Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не так, как мир даёт, Я даю вам" (Иоанн. 14,27). Вероятно, наиболее выразительными для нас являются слова из послания к Филиппинцам 4, 7., в котором содержится обетование: „Мир Божий, который превыше всякого ума, соблюдёт сердца ваши и помышления ваши во Христе Иисусе".

Это состояние и настроение прямо противоположно тому, что являет собой внутреннее состояние людей власти. Они — „как море взволнованное, которое не может успокоиться, и которого воды выбрасывают ил и грязь" (Исайя 57,20). Они весьма тяжело переносят установившиеся покой и гармоничность. Утренняя тишина наводит на них смертельную скуку; от вечерней они страдают не меньше. Мирный отдых для них ужасен. Когда супруга некоего человека власти предложила ему взять отпуск для отдыха в спокойной обстановке, тот вскипел: „Могу ли я просто так загорать, поворачиваясь под солнцем с боку на бок, без того, чтобы влиять на происходящее вокруг меня?"

Люди власти тяжело переносят соседство с другими людьми, если таковые настроены гармонично и мирно. Их они находят унылыми, серыми и сухими. Если не представится возможности таких людей обойти, то человек власти постарается испортить их мирное настроение и внутренний покой. Людям власти более свойственны „вражда, ссоры, зависть, гнев, разногласия" (Гал.5,20). Во всяком случае именно так характеризовал Павел в своё время плотское состояние, отличающееся от характерных свойств плода духа.

Возможно, люди власти чувствуют „постоянную угрозу недостатка стимуляции" (Зирнес). Я не склонен утверждать, что одержимость властью является врождённым психическим дефектом. Более вероятным я нахожу, что эти люди систематически подавляли в себе способность к нежности, осторожности, восприимчивости. Они сознательно разрушили те условия, при которых могла созидаться описанная апостолом Павлом жизнь Божьего мира.

Человек власти, оказавшийся в церкви или в другом христианском обществе, не будет, разумеется, вести прямые нападки на то, что Библия называет «плодом духа". Человек власти не настолько примитивен, чтобы презрительно и унижающе говорить о любви, радости или мире Божием. Он, напротив, будет активно возмущаться и бороться против того, что в его устах именуется „бессердечностью", „тёплым состоянием", „духовной сонливостью", „мёртвым христианством" и т.д. В результате его агрессивных нападок разрушается атмосфера, в которой может созревать плод духа. Кого-то он обвинит в проповедовании „неверного учения" и нанесёт ему коварный удар; другого в „равнодушии и небрежности" — ему припасена моральная пощёчина. Третьему не „достаёт активности", следовательно, его должно хорошенько двинуть, чтобы быстрее шагал. Человек власти не признаёт, что атакуемые им люди не медлительны, не небрежны, не равнодушны; но спокойны, кротки, любвиобильны. Он будет отрицать добрые качества своих сотрудников, даже если они всем и ему самому будут очевидны. Причина тому заключается в том, что ему невыразимо скучно и утомительно быть в церкви, в которой созревание плода духа происходит в тишине. Однако тактику человека власти нелегко разгадать, поскольку свою борьбу против подлинных духовных ценностей он ведёт тайно и коварно.’

Необходимо однако признать, что человек власти, требующий энергичности, активности, эффективности, готовности к риску и самопожертвованию может и на самом деле в какой-то степени произвести движение в церкви. К сожалению, тогда большинство, воодушевлённых „пробуждением" обычно уже и не замечают, что в пылу ревности несколько человек оказались затоптанными. Таким образом человек власти в стремлении к своей цели достигает во-первых того, что в центре всеобщего внимания и почитания оказывается он; во-вторых он, устраняя своих соперников, приобретает ещё больше влияния и власти.

Здравомыслящие христиане знают, что спасены по благодати (Еф.2:5,8). Они знают также, что Бог любит их даже и тогда, если они не являются выдающимися, если порой на христианском пути спотыкаются и падают. Противоположным понятием греху является не так называемая моральная устойчивость, но вера. Божие милосердие и прощение для Его детей пока ещё в силе. Без осознания того, что милосердие Господне „обновляется каждое утро" (Пл. Иер. 3,22-23) никто не мог бы вести подлинно христианский образ жизни.

Разумеется, нам необходимо знать и ту истину, что Бог возлагает на нас определённую ответственность. Законы и правила содержаться не только в Ветхом Завете, но и в Новом. Нашим примером и образцом стал Иисус Христос, как Он Сам об этом сказал: „Я дал вам пример, чтобы и вы делали то же, что Я сделал вам" (Иоанн.13,15). Апостол Павел, развивая эту мысль, пишет: „Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе" (Фил.2,5). Доказательством того, что мы уразумели эту истину, является практическое исполнение нами этих слов.

Все эти требования звучат то в проповедях, то в душе попечительных беседах. Люди, живущие рядом с христианами, ожидают от них нередко чего-то особенного; и большинство верующих весьма усиленно стараются соответствовать этим ожиданиям. Они желают почитать Бога, доставляя Ему этим радость; желают не доставлять огорчений и разочарований служителю церкви или своим единоверцам. Прекрасна при всём этом закономерность: в случае совершённой кем-либо ошибки Бог и люди великодушны к таковым, прощая их, предоставляя им возможность начать сначала. Таков порядок и последовательность явлений, если действия людей ориентированы на Священное Писание.

Однако стоит среди действующих лиц появиться человеку власти, как положение меняется неузнаваемо. У него (или неё) обычно совершенно неумеренные и необоснованные претензии. Человек власти требуют от своих жертв приложения неимоверных усилий для исполнения своих требований. Если его требование в какой-то части будет выполнено, тогда неожиданно оказывается, что он имел ввиду, собственно, нечто совершенно иное; затем следует третье и т.д. Если при всём этом у людей иссякнут силы и терпение, человек власти постарается их же сделать в этом виновными.

Если человек власти приобрёл определённое число сторонников, то при разногласиях со своей оппозицией он потребует от своих друзей их самого активного участия против своих ненавистных врагов. Немало людей, которым впоследствии удавалось вырваться из когтей зависимости человека власти, горько раскаивались за сказанное и совершённое ими в прошлом. Человек власти в пылу споров настолько искусно подстрекает их и манипулирует ими, что они в те- мгновения были не в состоянии осознавать свои действия. Цель их активности сводилась в основном к тому, чтобы стоять за своего вождя и продвигать его идеи. Они и сами находились под постоянным давлением. Всё было направлено к тому, чтобы сторонники шли на ещё большие жертвы, дабы исполнять неумеренные и бессмысленные требования человека власти.

Живое христианство представляет из себя нечто совершенно иное. Разумеется, Бог ожидает от нас исполнения Его заповедей и следования за Господом Иисусом Христом. Если мы иногда теряем Его из вида, то наши падения вполне закономерны и неизбежны. Определяющим однако при этом является следующее: лишь Сам Господь Иисус Христос абсолютно совершен, поскольку лишь Он „с в я ты и, непричастный злу, непорочный" (Евр.7,26). В Своём совершенстве Он „вчера, сегодня и вовеки тот же" (Евр. 13,8). Он Один полностью удовлетворил требования Бога. Поэтому Его Отец обратился с неба к народу у Иордана и к ученикам на горе Преображения со словами: „Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Моё благоволение" (Мтф.3,17 и 17,5). При своём несовершенстве мы всё же имеем право радоваться о величии Иисуса Христа, пребывающем в нас, если мы пребываем в Нём.

Вывод: Бог имеет к нам Свои требования. Мы стараемся их исполнить. Если мы при этом терпим неудачи, Он прощает нас. Таким образом мы всегда можем „радоваться в Господе" (Фил.4,4), поскольку Он всегда одинаково совершен.
Если же человек власти решился поставить себя на место Бога и предъявляет свои требования, которые лишь Бог вправе предъявлять человеку; если его (или её) претензии к тому же неумеренно высоки и лишены малейшего снисхождения и сочувствия, создавая тем самым угнетённое чувство постоянной вины, то жертвы его — даже самые сильные личности — могут сломиться. Жертвам человека власти необходимо освободиться от давления его требований, если они вновь хотят свободно вздохнуть.

Рецепт

Почему люди власти так редко обезвреживаются, прежде чем беда от них достигает огромных размеров и становится очевидной для всех, кто ещё на потерял самой способности видеть? Как им удаётся водить своих ближних за нос? Ведь именно это они делает!

Тому есть ряд причин. Исходя из опыта душепопечителя, я думаю, что есть основания считать, что такие люди пользуются покровительством злых сил. Я не хочу этим сказать, что было бы мудро и справедливо в связи с этим говорить о демонической одержимости всех людей власти. Однако исключить во всех случаях контакт человека с оккультными силами фактически невозможно. При таких контактах эти силы берут управление жизнью человека власти в свои руки. В обычных же случаях следует исходить из того, что причиной своеобразного поведения людей власти является грех. Сатана видит в таких людях отличный инструмент для своего употребления. Ведь они пользуются приёмами из его арсенала. Сатана является вором, который, „приходит только для того, чтобы украсть, убить и погубить" (Иоан.10,10). Поэтому он с удовольствием становится их помощником и вдохновителем. Обладая способностью хитро маскировать свои намерения, он и людей власти обучает вести себя так, чтобы их тактические ходы были внешне нераспознаваемы. Библия говорит, что „сатана принимает вид ангела света" (2 Кор.11,14). Человек власти также в состоянии меняться в зависимости от обстоятельств.

Следует подчеркнуть, что люди власти, обычно довольно интеллектуальны. Кроме того они нередко обладают способностью покорять окружающих своему влиянию. Впечатления неуверенности они, как правило, не производят. Своё внутреннее напряжение и беспокойство они мастерски скрывают. Поведение их обычно изысканно и располагает к доверию. В отношении к женщинам они особенно галантны. Кроме того они умны и превосходные тактики.

Бывает так: (этот случай действительно имел место) некоего человека власти пригласили вместе с его женой на беседу для выяснения связанных с его личностью недоразумений. Приятно улыбаясь, он вошёл в комнату к ожидающим его людям, и совершенно неожиданно для них тут же начал защищать свою любимую жену. Он-де никому не позволит говорить о ней что-либо плохое. Ради неё он готов пойти на всё. При этом он покровительственно положил свою руку на её дрожащие плечи и она робко прижалась к нему. В то мгновение она почему-то чувствовала обвиняемой себя и была убеждена, что без помощи супруга с создавшимся затруднением не справится. Она начала плакать, но так тихо, что вначале почти никто на это не обратил особого внимания. Она была настолько обессилена и опустошена, что не могла произнести ни слова. Наконец тактичные люди заметили это и, „понимая" её состояние, принялись рассуждать о том, как ей помочь. Прежнее недоверие к её мужу мгновенно сменилось общим к нему расположением. Ведь он показал себя перед всеми таким мудрым, решительным, уравновешенным и заботливым. В наступившей затем неловкой тишине он покинул комнату, заботливо поддерживая свою жену.

Оказавшись же на улице, он дал своим чувствам волю. Вначале он молчал, но всё в нём кипело от ярости. Дома жена была уже не в состоянии стоять на ногах. Муж помог ей добраться до кровати и, с грохотом хлопнув дверью, вышел из дома. Невыносимо страдая, жена силилась вспомнить все свои неправильные поступки в отношении супруга. Да, видимо, лишь она одна виновна в том, что люди потребовали от мужа отчета за его действия. Ужасно! Этого Бог ей никогда не простит. Она сознавала, что заслуживает всех кар, если муж вернётся и задумает на ней вымещать своё негодование.

Нечто подобное имеет место, если человек власти появляется в церкви или в христианском обществе. Вначале он вызывает к себе симпатию, распространяя аромат приветливости и очарования. Он производит впечатление, что всё знает и умеет, и имеет в себе все качества, необходимые руководителю. Его первые действия на пути к желанной позиции властителя исключительно осторожны.

Время от времени он как бы между прочим роняет, что то-то и то-то должно бы выглядеть иначе и что та или иная личность имеет способность к тому или иному делу подходить более умело. Кроме того -что касается учения — можно было бы кое в чём иметь иные взгляды, нежели проповедуемые пресвитером.

Человек власти не гнушается и угодничества, если оно служит достижению его цели. Помощнику служителя, который по своей скромности считает себя недостойным своего служения в церкви, он говорит: „Я нахожу, что твоя одарённость и талантливость могли бы несколько полнее проявляться в этой церкви". Разумеется, такое признание услышать приятно, и слова эти обычно производят желаемый эффект. Они рождают связи, которые выглядят вначале дружескими; в действительности же создают предпосылки для будущей зависимости. В послании Иуды (ст. 16) о подобных людях власти написано, что „уста их произносят надутые слова; они оказывают лицеприятие для корысти".

Хвастовство, лесть, надутые слова являются методами человека власти. Гитлер очаровал немецкий народ речами о том, что германская раса самая разумная и что он видит свое призвание в том, чтобы привести немецкий народ к власти и славе. В последние дни Второй Мировой войны я разговаривал с немецкими солдатами, которые всё ещё оставались фанатичными поклонниками фюрера. Даже и в дни капитуляции они были готовы умереть за него. „Если Гитлер не будет больше фюрером, если другие захватят у нас власть, я вгоню себе пулю в лоб", -сказал мне молодой офицер. А в те минуты диктатор был уже мёртв и война проиграна!

Адольф Гитлер считал себя вправе ради удовлетворения своего тщеславия и честолюбия ввергнуть человечество в пропасть, погубить миллионы людей. В миниатюре: в семье, на рабочем месте, в церкви — да, и там тоже! — может происходить то же самое.

Люди власти вводят других в заблуждение, поскольку сами являются лицемерами и лжесловесниками (1 Тим.4,2). Резким контрастом этому противостоят слова апостолов о критериях для христианских руководящих личностей: „Свидетели вы и Бог, как свято и праведно и безукоризненно поступали мы пред вами верующими" (1 Фесс.2,10) Иоанн во 2-ом послании пишет о истине, „которая пребывает в нас и будет с нами в век." (ст. 2). Истина, о которой здесь идёт речь, это Сам Иисус Христос. Он назвал Себя истиной (Иоан.14,6). Человек власти, использующий обман, тактические лицемерие и лесть ради достижения своих корыстных целей, не может быть учеником Иисуса Христа.

 

baznica.info

http://www.baznica.info/index.php?name=Pages&op=page&pid=5551

Добавить комментарий