Церковная модель протестантского социализма

Шведское христианство приспосабливается к общественному прогрессу

Роман Николаевич Лункин — директор Института религии и права,

 

В России на фоне дискуссий о роли религиозных организаций в обществе живо обсуждаются проблемы государственных Церквей Европы. Привилегированный статус той или иной исторической христианской Церкви – Лютеранской и Католической в Германии, Католической в Италии и Польше, Лютеранских Церквей в скандинавских странах – ставится в пример России как признак продуманной и патриотичной религиозной политики. Среди других европейских стран Швеция является примером страны, где Церковь совсем недавно была отделена от государства, но продолжает находиться под его влиянием. Более того, нынешнее либеральное христианское мировоззрение сформировалось под влиянием светской власти в эпоху правления в стране социалистов.

На фоне всеобщего равнодушия шведов к вере лютеранство остается в центре общественных дискуссий, сохраняя под огнем критики свой самобытный характер. Критика, которой подвергается лютеранство со стороны более консервативных христиан за богословский либерализм и попрание норм библейской морали (признание однополых союзов, женское священство и тому подобное), а также за тесные связи с политической элитой страны, лишь подчеркивает, что Церковь Швеции сохраняет свою роль в обществе, а связь с государством не так-то легко порвать.

Шведская семья Церквей

К Церкви Швеции, по ее собственным данным, принадлежат 83% из 9 млн. жителей страны. Самоопределение Церкви основано на достаточно широкой и экуменичной концепции евангельского христианства, суть которой выразил один из самых авторитетных архиепископов Церкви Швеции Натан Сёдерблом (1866–1931). По его словам, Реформация на самом деле не разделила западных христиан на католиков и протестантов (Церковь Швеции была формально признана лютеранской Собором в Упсале в 1593 году). По сути, все христиане принадлежали и всегда будут принадлежать к единой Церкви Христовой, которая, основываясь на разных образах жизни в разные времена, была и будет находиться в обновлении, реформации и в духовном развитии. Таким образом, Сёдерблом выразил и закрепил в Церкви Швеции экуменическую традицию, которая в настоящее время стала основанием для диалога шведских иерархов не только со всеми христианскими Церквами, но и с представителями других религий, что также вызывает критику со стороны консерваторов.

Подтверждением редкой для протестантской Церкви широты в восприятии форм христианского служения является существование в Церкви Швеции монашеских орденов и монастырей. Их создание было официально разрешено в 1951 году. Переломным моментом, положившим начало экуменическому движению в Церкви, стало проведение Ассамблеи Всемирного Совета Церквей в Упсале в 1968 году. После этого регулярно проводятся Шведские экуменические ассамблеи, в которых участвуют все христиане, от католиков до пятидесятников. По мнению профессора Упсальского университета, богослова и лютеранского священника Свена Эрика Брода, на Церковь Швеции чрезвычайно сильное влияние оказали решения Второго Ватиканского Собора о необходимости диалога между религиями. Католическое влияние ощущается и в богослужении.

Либеральный поворот

Учитывая сравнительно небольшое население страны, Церковь Швеции можно назвать вполне многочисленной, особенно по сравнению с Россией, где духовенство чрезвычайно малочисленно в пропорции ко всему населению. Церковь Швеции – это 5 тыс. священников и 3 тыс. служителей в приходах. Кроме того, в Церкви работают еще примерно 25 тыс. человек. Все эти люди, постоянно работающие в приходах и получающие там зарплату, как правило, состоят в профсоюзах, в том числе в специализированном – Ассоциации работников Церкви Швеции. Кроме этого, особая Ассоциация приходов Церкви Швеции защищает интересы общин и их пасторов. Молодое поколение представлено в организации «Молодежь Церкви Швеции», которая имеет свою структуру и свой Совет представителей. Верующие старших поколений организуют дискуссии, обучение и различные мероприятия в рамках Движения мирян Церкви Швеции.

Церковь Швеции потеряла государственный статус в 2000 году. В Норвегии Лютеранская Церковь была отделена от государства в 2006 году, а в Финляндии аналогичный процесс завершился еще в 1995 году, когда Церковная палата перестала быть частью государственного аппарата. По существу, особый статус национальной духовной традиции у лютеранства остался, но был сделан принципиальный шаг – все внутрицерковные вопросы епископы стали решать независимо от власти. После 2000 года в Швеции был отменен и церковный налог – теперь лютеране платят только взнос за крещение.

Сам процесс отделения церковных структур от государства повысил общественную активность верующих и оздоровил Церковь. Выросло число студентов, которые учатся на теологических факультетах. Стали бурно развиваться экуменические контакты между национальной Церковью и баптистами, а также с Шведской Церковью Миссии (которая в прошлом отделилась от Церкви Швеции). В ходе свободного церковного обсуждения были разрешены острые проблемы – женского священства и гомосексуальных браков. Женское священство было введено в 1958 году, и это решение было утверждено не только Церковью, но и государственными органами. С 1988 по 1996 год существовало право, согласно которому пастор мог отказаться служить с женщиной. Однако затем к рукоположению стали допускаться только те, кто заявлял о своей готовности служить с женщиной-пастором. Внутри Церкви возникло целое течение, выступающее против женского священства, но это ее не раскололо. В отношении гомосексуальных пар в 2005 году было принято решение о том, что священники не вправе отказывать в благословении тем людям, которые к ним приходят, а поэтому над однополыми парами будет совершаться обряд благословения, но не обряд венчания.

В 2004–2005 годах Церковь Швеции возглавила движение за изменение миграционного законодательства, с тем чтобы из страны не высылались на общих основаниях больные дети и их родители – нерезиденты. Лютеране стали активно оказывать помощь семьям иммигрантов, посылать помощь бедным в другие страны мира.

Однако открытость Церкви Швеции, ее стремление служить обществу привели не только к тому, что лютеранские приходы стали социальными и образовательными центрами, но и к еще большей либерализации взглядов церковной иерархии. В частности, один из экспертов по религии, с которым автору удалось побеседовать, журналист, работавший на протяжении 30 лет на шведском телевидении, и главный редактор межконфессиональной газеты в Упсале «Мир сегодня» Сиверт Ёхольм отмечает, что тесная связь лютеранской иерархии с политической элитой и организациями (Умеренной коалиционной партией и христианскими демократами) сохранилась после 2000 года. А в мировоззрении Церкви Швеции приоритет был отдан общечеловеческим ценностям и гуманитарным вопросам, в частности проблемам защиты природы. Как заметил Ёхольм, иногда не понимаешь, где находишься – на богослужении или на собрании Гринписа.

В фарватере политики

По мнению Сиверта Ёхольма, христиане, в особенности принадлежащие к Лютеранской Церкви, стараются не заявлять открыто о своей христианской вере. Симптомами радикального снижения влияния христианства в Швеции являются на первый взгляд небольшие детали повседневной жизни шведов. Например, в школах до сих пор есть традиция – в последний день учебного года приводить учащихся в ту церковь, к которой принадлежит ребенок. Но сейчас раздается все больше голосов за отмену этой традиции в светской школе, поскольку она противоречит закону о свободе религии. Пасторов иногда просят, чтобы их проповеди даже в храмах были не слишком длинными.

Казалось бы, шведское лютеранство идет на поводу у секулярных общественных настроений. Между тем Церковь Швеции руководствуется не только желанием адаптировать Евангелие к современности. В основе уникальной среди скандинавских лютеран открытости Церкви Швеции лежит ее «социалистическое воспитание». В 1950–1960-е годы в шведском лютеранстве получило большое развитие либеральное движение, а либеральные теологи заняли ключевые места в руководящей Социал-демократической партии. Если лютеранский служитель хотел стать епископом, то он должен был быть лояльным по отношению к Социалистической партии. Огромную роль в воспитании либерального епископата сыграл известный политик Улоф Пальме, убитый в 1986 году. Он был идеологом «шведской модели» социализма, противником насилия и войн. До того, как в 1982 году стать премьер-министром, Пальме был министром церковных дел, то есть, по существу, непосредственно руководил Церковью Швеции и принимал участие в назначении епископов.

В глазах большинства шведов, в том числе и представителей Церкви Швеции, Улоф Пальме был почти святым. Его портреты висели повсеместно. Он стал одним из выразителей идей уникальности шведского образа жизни, который рассматривался в качестве самого правильного, образца для всего мира. Мировоззрение общественного единства охватывало все сферы жизни – от Церкви до государственных больниц, школ, телевидения, государственного бюро похорон и т.д.

В 1980-е годы государство стало постепенно отходить от социалистической модели, а общество и Церковь подвергались секуляризации. Однако либеральная теология в Церкви осталась – она подкреплена идеей Церкви как источника общественного мира, нравственности, толерантности, экуменических идей, своего рода «церковного социализма».

Обращение Церкви к современной тематике лишний раз подчеркнуло ее роль как национального символа и активного участника общественных дискуссий. Церковь Швеции ставит вопросы, которые волнуют граждан, – это вопросы экологии, однополых браков, искусственного оплодотворения, равенства полов и т.д. Либеральная иерархия дает свои ответы на эти вопросы, но это не привлекает людей в храмы. Как подчеркивала в интервью автору вице-мэр Упсалы, курирующая социальную сферу, Сесилия Форш, у большинства шведов сейчас нет обычая ходить в церкви. Многие считают, что вполне достаточно личной веры. Наряду с этим более современным считается посещение свободных евангельских Церквей, а не Церкви Швеции. Если швед посещает другую Церковь, это значит, что у него есть религиозные убеждения, а в кирхи ходят послушать музыку, совершить конфирмацию или похоронный обряд.

Страна победившего материализма

Секуляризация шведского общества является в какой-то мере отражением общих процессов, происходящих в европейских странах. По словам профессора Свена Эрика Брода, Швеция, возможно, является самой секуляризованной страной мира, где Церковь впитала в себя окружающую культуру политкорректности, стала отвечать на запросы общества и в какой-то степени потеряла свое собственное лицо.

Хотя религия вроде бы вытесняется из публичного поля, но основные политические партии по-прежнему активно учитывают религиозный фактор в соответствии с меняющейся в обществе ситуацией. Самой религиозной остается Христианско-демократическая партия, ее члены называют себя христианами, но лидеры часто стесняются во всеуслышание заявить о необходимости защиты прав верующих. Правая Умеренная партия выступает за сохранение особой роли Церкви Швеции, но не считает, что надо возвращаться к государственному статусу лютеранства. Либеральная Народная партия больше поддерживает свободные евангельские Церкви. Вопрос об угрозе исламизации страны поднимают представители ультраправой националистической партии «Шведские демократы», которые в сентябре 2010 года впервые попали в парламент.

Лицо общества меняется, но религия никуда не уходит, ее роль и место в жизни людей лишь трансформируются. Судя по местным СМИ, по отзывам ученых и экспертов, у шведов есть нужда в том, чтобы обсуждать религиозные проблемы. Наряду с этим Швецию называют материалистической страной, где все активнее выступают атеисты. Политика плюрализма и политкорректности приводит к тому, что в информационной сфере явные преимущества существуют также у ислама – о мусульманских праздниках и о жизни мусульман на телевидении говорят много, а о Пасхе и других христианских праздниках многие телеканалы вообще молчат. Сегодня выходцы из других стран, преимущественно мусульманских, составляют 14% населения Швеции. Подростки больше знают об исламе, чем о христианстве, так как основам христианской веры в школах обучают все меньше.

Тем не менее лютеранство остается гарантом шведской солидарности. Церковь Швеции в наибольшей мере из всех религиозных организаций страны отражает веяния времени и требования текущего момента. На повестке дня в Скандинавии – либерализм, толерантность, равноправие полов.

http://religion.ng.ru/politic/2011-01-19/4_socialism.html

www.mirvboge.ru

 www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий