Кто хоронит политическую реформу Медведева?

Если процедура регистрации такова, что ее не может пройти никто, – это запрет, а не процедура.

Михаил Геннадьевич Делягин

Проведение президентом Медведевым политической реформы создало определенные надежды на модернизацию политической системы России. Ведь сохранение в 2011 году прежней политической конструкции и отсутствие новых политических сил, получающих хотя бы одно или два места в Госдуме (при получении 5–6 или 6–7%), показывает бессмысленность этой реформы и тем самым дискредитирует президента.

С другой стороны, с момента завершения процесса регистрации новых политических партий Россия существенно изменилась. Разочарование в традиционных партиях, значительные социальные сдвиги в обществе (вроде изгнания из армии масс офицеров и прапорщиков), появление новых социальных групп (например, вхождение в жизнь «поколения Манежной площади») трансформировали самосознание общества так, что его значительная часть просто не видит в зарегистрированных партиях (в том числе внепарламентских) выразителей своих интересов.

Удельный вес этой части народа России, искусственно лишаемой политического представительства, неуклонно растет. Это ведет не просто к дискредитации институтов государства (вроде той же Госдумы) – это вынуждает общество через некоторое время начать решать свои проблемы помимо формальных политических институтов, уже не отражающих его интересы, прямым действием – не в залах заседаний, а на улицах городов.

Такова неумолимая – и очень простая, кстати, – логика политического развития.

Слова президента Медведева порождали надежду на понимание правящей бюрократией этих азбучных истин.

Но дела этой бюрократии оказались иными: все попытки зарегистрировать новую политическую партию завершились неудачей.

По формальным причинам во многих случаях, откровенно высасываемых из пальца, были завалены все новые кандидаты в официальную политику – от активных протестантов до лоялистов, от левых до патриотов, от москвичей до регионалов. Последней отказано в регистрации партии «Родина: здравый смысл».

Дело не в иезуитской сложности процедуры регистрации и не в организационной слабости кандидатов: если сито не пропускает сквозь себя ничего, это не сито, а печная заслонка. Если процедура регистрации такова, что ее не может пройти никто, – это запрет, а не процедура.

Однако последствия политики «печной заслонки» и фактического дезавуирования политической реформы президента Медведева просты: растущая часть россиян лишается даже теоретической возможности получения своего политического представительства.

Следствием этого будет не просто снижение явки на выборах и рост уверенности в их тотальной фальсификации, но и нечто качественно новое по сравнению даже с 2008 годом – делегитимация власти как таковой.

На думских выборах этого года вряд ли повторится «ингушский вариант», когда большинство избирателей региона, отдавших едва ли не все свои голоса «Единой России», заявили о том, что вообще не ходили голосовать.

Однако найти людей, верящих в честность выборов и считающих созданную в их результате власть законной, будет намного сложнее, чем сейчас.

А незаконным властям в России просто не подчиняются – вне зависимости от того, какими бюрократическими финтифлюшками обставляется их назначение или самопровозглашение.

 

http://www.ng.ru/politics/2011-03-18/3_kartblansh.html

www.mirvboge.ru

 www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий