Политрадиация накрыла Европу

Лондон критикует поспешность решений Берлина о судьбе АЭС

Евгений Григорьев

Порожденный аварией на АЭС в Японии, по Европе бродит пугающий призрак нового Чернобыля. Правительства, партии, общественность европейских стран вновь срочно обратились к проблемам ядерной энергетики. Вчера с правительственным заявлением по этому вопросу в Бундестаге выступила федеральный канцлер Ангела Меркель. Президент Франции Николя Саркози намерен в апреле поставить тему перед министрами экономики и энергетики стран G20. А пока ЕС, собрав совещание представителей правительств, надзорных органов и атомной промышленности стран-членов, призвал проверить безопасность их АЭС.

В настоящее время АЭС имеются в 12 странах Евросоюза, а также в Швейцарии. На них действуют 143 реактора. В политике этих стран, а заодно и тех, где только собираются возводить АЭС (например, Италии, где вопрос вынесен на референдум 12 июня), противостояние сторонников и противников мирного использования атомной энергии давно играет роль в борьбе за власть, правда, где в большей, где в меньшей степени.

Японская трагедия дает новые козыри экологическим партиям, взывающим к электорату с популярными лозунгами радиационной безопасности и чистоты атмосферы. После «Фукусимы» правящим кругам европейских стран, имеющих АЭС, зримо приходится обороняться. Они уверяют в полной безопасности ядерной энергетики, обещают перепроверку старых станций, принятие дополнительных гарантий.

Наиболее остро этот вопрос встал в Германии. Можно, конечно, удивляться тому, что в такой технически передовой стране царит негативное восприятие ядерной энергетики. При канцлере Герхарде Шредере был принят закон о поэтапном выходе из нее к 2020 году. Продление на 12 лет этого срока для 17 немецких АЭС далось черно-желтой коалиции с огромным трудом. Преодолеть сопротивление оппозиции и значительной части общества удалось лишь в конце прошлого года. А в минувший вторник кабинет Ангелы Меркель повернул руль на 180 градусов. Во-первых, ввел трехмесячный мораторий на закон о продлении выхода из атомной энергетики. Одновременно было обнародовано решение прервать работу восьми АЭС, действующих более трех десятилетий.

Политическая подоплека этих сенсаций очевидна. 20 марта состоятся выборы в Ландтаг земли Саксония-Анхальт, а неделей позже Баден-Вюртемберга и Рейнланд-Пфальца. После февральского провала в Гамбурге христианским демократам грозят новые болезненные неудачи. Согласно опросам, большинство немцев недовольны продлением срока службы АЭС. 70% опасаются, как бы авария не случилась и в Германии. В этой обстановке федеральное правительство бросает своим партиям своеобразный спасательный круг. Но поможет ли им немедленное отключение нескольких АЭС (особенно двух из них в Баден-Вюртемберге, где до этого «вечная» региональная власть ХДС висит на волоске), отнюдь не гарантировано.

Решения Берлина вроде бы носят внутриполитический характер. К тому же вопросы ядерной энергетики не входят в компетенцию ЕС, оставаясь национальной прерогативой. Фактически же немецкая позиция затрагивает интересы партнеров, вызывает у них вопросы, недоумение, а подчас и едва скрываемое недовольство. Ведь даже закрыв все свои АЭС, Германия не сможет отгородиться от всех некой стеной ядерной безопасности. По существу Меркель осложнила положение и аргументацию европейских правительств, защищающих необходимость ядерной энергетики.

Британский министр энергетики Крис Хьюн заявил в парламенте, что европейские страны вроде Германии слишком поспешно реагировали в атомной политике на события в Японии. По его словам, они приняли «скоропалительные решения» в вопросах, которые нуждаются в научной проверке «на основе реальности и фактов, а не нагромождения предположений». В Париже премьер-министр Франсуа Фийон ограничился после заседания кабинета репликой: «Мы сделаем все полезные выводы из японских событий». Но ясно, что не по берлинскому образцу.

Решая свои проблемы, немецкая сторона не стала принимать во внимание значение атомной энергетики и промышленности для французского соседа и главного партнера по ЕС. Между тем во Франции действуют 19 крупных АЭС с 58 реакторами. Они вырабатывают 80% электроэнергии страны, часть которой идет на экспорт. В атомную отрасль входят еще 1100 предприятий. В целом она дает около 2% ВВП, обеспечивает работой 194 тыс. французов. Таким образом, вопрос об отказе от ядерной энергии для Франции не стоит. Он не стыкуется и с «Пактом конкурентоспособности», который продвигается в ЕС Германией при согласии Франции и предусматривает согласование экономической политики стран еврозоны.

Вопрос безопасности в Европе, разумеется, не решен. Например, два из пяти швейцарских реакторов того же типа, что и в «Фукусиме». «Старое железо» есть и в странах ЕС. Но в целом, констатирует Financial Times Deutschland, мир по-прежнему делает ставку на атомную энергию». Катастрофа на японских АЭС побуждает лишь немногие страны к пересмотру своей энергетической стратегии. Даже при наличии ее возобновляемых источников в большинстве стран реальной альтернативы атому не усматривают.

По данным упомянутой газеты, в Великобритании правительство намерено реализовать планы расширения ядерного сектора энергетики. В прошлом октябре было дано разрешение на строительство еще восьми реакторов в дополнение к 19 существующим. В Швеции премьер-министр Фредрик Райнфельд подтвердил, что его правительство не собирается возвращаться к политике выхода из атомной энергии, отмененной в прошлом году. 10 шведских АЭС незаменимы, покрывая от 40 до 50% потребности страны в электричестве. Польша начнет в 2016 году строительство АЭС в Зарновице. Премьер Дональд Туск сказал в эти дни: «Не надо преувеличивать. Польша не находится в сейсмической зоне».

Если позволит референдум, Италия построит 13 АЭС. Бельгия продлит работу части своих семи реакторов, дающих половину электричества. Строительство новых блоков или совершенствование имеющихся не намерены прекращать в Финляндии, Чехии, Венгрии, Словакии, Румынии, Болгарии. В Испании с ее восемью реакторами было ранее решено закрыть их к 2024 году. Но поставлен вопрос о продлении пользования по крайней мере некоторыми из них. В кризисной финансовой ситуации обсуждение проблемы отложено до 2015 года. Министр экономики и финансов Испании Элена Сальгадо, подобно британцам, высказывается против сверхпоспешных реакций: «Мы не хотим при решениях об использовании ядерной энергии исходить из происшествий особого рода».

 

http://www.ng.ru/world/2011-03-18/7_radiation.html

www.mirvboge.ru

 www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий