Типичные ошибки проповедников

Петр Сокольников

Сталкивались когда-нибудь с ситуациями, когда аргументация выводов проповедника/наставника/учителя кажется не слишком убедительной? Причин для этого может быть много. Например, сам наставляющий не нашел лично для себя достаточных убеждений, а аргументация основывается на зыбком основании «я так чувствую», «мне так кажется», «так обычно считают», «так говорили всегда».

Те кто служат другим людям Словом должны проводить много времени в подготовке урока/проповеди/статьи, чтобы проверять на прочность в первую очередь свои собственные убеждения, насколько прочный фундамент они имеют, прежде чем формировать эти убеждения в других людях. Это важно по нескольким причинам:
— чтобы мы не были как фарисеи, которые будучи слепы, пытаются вести других слепцов (Матф.15:14);
— чтобы наши убеждения были достаточно основательны, и могли противостоять лжеучениям (Еф.4:14);
— чтобы наша вера была достаточно крепка, чтобы провести нас даже через самые тяжелые обстоятельства (Матф.13:20–21);
— в конце концов, потому что к совершенству призывает нас Господь (Кол.1:28, Матф.5:48).

 процитирую еще один небольшой фрагмент книги Джеймса Мореленда «Всем разумением твоим», в котором автор выделяет семь досадных ошибок, которые могут допустить учители в формировании аргументаций. Если вы проповедник или учитель, прочитайте и проверьте себя.

Вот некоторые наиболее значимые неформальные ошибки.

1. Упор на жалость: Когда говорящий давит на жалость, допущения аргумента не имеют значения для вывода с точки зрения логики, но они имеют настолько сильное психологическое воздействие, что кажется, будто бы за ними следует вывод. Используя такой приём, говорящий стремится вызвать жалость у слушателя или читателя в поддержку своей точки зрения. К примеру: «Если аборт запретить, то богатые всё равно смогут устроить безопасные аборты, но бедные будут либо делать аборты подпольно, либо продолжать плодить детей, чтобы получать большее пособие». Здесь делается ставка на наше чувство жалости к бедным, усиливаемое нашим чувством отвращения по отношению к богатым, вследствие чего делается вывод, что аборты должны быть нравственно допустимыми. Но вопрос нравственной дозволенности должен определяться нравственным статусом плода, а не тем, что мы чувствуем по отношению к бедным или богатым в данном контексте. Возьмём, к примеру, следующий контраргумент: «Если запретить огнестрельное оружие, то бедным придётся либо пользоваться услугами чёрного рынка и приобретать незарегистрированное оружие (которое может быть в плохом состоянии и представлять опасность для стрелка), либо перестать грабить и оставаться бедными, в то время как богатые всё равно смогут достать качественное оружие». Тот факт, что данный аргумент плох, показывает всю бессмысленность тактики, при которой делается упор на жалость.

2. Упор на окружающих: В данном ошибочном аргументе спорящий говорит о том, что, если вы хотите, чтобы вас принимали, если хотите стать частью коллектива, если хотите, чтобы вас любили или уважали, то вы должны принять вывод X как верный. Здесь выступающий взывает к стадному чувству, к энтузиазму толпы, играет на тщеславии или снобизме людей, призывает присоединиться к большинству в поддержку своих выводов. К примеру: «Все, кто идёт в ногу со временем, все, кто современен, признают, что в школах необходимо раздавать презервативы, поэтому вы должны просто смириться и принять это мнение». Или же: «Современные, культурные люди мыслят не столь узко и не считают, что религия человека – это какая-то абсолютная истина, поэтому вам, христианам следует перестать утверждать, что Христос – это единственный путь к Богу». Такой тип аргумента часто бывает направлен на подростков и, к несчастью, такое ущербное мышление часто применяется даже в проповеди, чтобы подтвердить какой-то вывод, который на самом деле может быть верным. Помните, ошибочный, плохой аргумент может иметь как верный, так и неверный вывод. Но, в любом случае, такой аргумент не подтверждает вывод должным образом.

3. Переход на личность в качестве аргумента: В этом типе софизма выступающий опровергает взгляд оппонента, атакуя его самого, а не его доводы. К примеру: «Твой аргумент против утвердительного решения не может приниматься в расчёт, потому что ты – белый мужчина». А вот ещё один: «Ньют Гингрич выступает за снижение налогов. Просто смешно! Гингрич – богатый республиканец, и ему не дано понять, что такое сострадание к тем, кому в жизни повезло меньше, чем ему». И вот ещё: «Почему бы тем, кто выступает против абортов, не усыновить детей, раз их так волнуют аборты. Их позиция – сплошное лицемерие! А мужчины вообще не имеют право говорить об абортах, поскольку они не способны забеременеть». Иногда необходимо атаковать личность выступающего, если его характер или достоверность его свидетельства имеют отношение к истинности его заявлений, к примеру, когда рассматривается его свидетельство в суде. В таком случае ошибка перехода на личность не совершается.

4. Генетическая неточность: такая неточность возникает, когда кто-либо путает происхождение идеи с основаниями для веры в эту идею и считает идею неверной из-за того, откуда она возникла (например, из-за того, кто первый её высказал и как в неё стали верить), но вовсе не из-за недостаточной её обоснованности. К примеру, «Понятие Бога было порождено страхом, темнотой и боязнью смерти, поэтому верить в Бога нерационально». На самом деле понятие Бога возникло вовсе не так, а если бы даже и так, то этот факт не имел бы отношения к суждению о том, стоит верить в Бога или нет. А вот ещё: «Вы христианин, а не буддист, потому что воспитывались в христианской стране и ваши родители научили вас быть христианином. Поэтому у вас нет веских причин для того, чтобы предпочитать христианство буддизму». Ущербность этого аргумента должна быть очевидной. Отвечая на вопрос: «Почему вы верите в x?», необходимо разделять психологическое «почему» (объясняющее происхождение) от рационального «почему». Психологическое «почему» – это просьба назвать мотив, побудивший вас верить, или указать, каким образом вы приобрели обсуждаемое убеждение («меня научили родители»). Как бы ни были интересны эти факты, не нужно путать их с просьбой назвать причины, которые у вас имеются на то, чтобы думать, что то или иное убеждение является верным. Мотивы это одно, а разумные основания и свидетельства – это совершенно другое.

5. Соломенное чучело: этот софизм допускается тогда, когда спорящая сторона искажает позицию своего оппонента, чтобы её было легче разбить; затем она опровергает эту искажённую позицию и делает вывод, что таким образом разрушила действительные взгляды своего оппонента. К примеру: «Все сторонники теории сотворения полагают, что мир появился в 4004 г. до н.э., что в Ноевом ковчеге содержались по паре абсолютно все животные, которых мы встречаем сегодня, и что никакие эволюционные преобразования не имели места. Точка. Более того, единственная причина, по которой креационисты апеллируют к чудесам, заключается в том, что им нужно скрыть своё невежество в сфере науки. Они верят в какого-то бога с пробелами. Такие идеи не выдерживают никакого пристального изучения, поэтому теория сотворения должна быть отвергнута». Этот аргумент делает вывод, что креационизм следует отвергнуть, опровергая заявления, которых не принял бы практически ни один креационист. Вот и ещё один пример: «У всего существующего должна быть первопричина, Бог существует, поэтому у Бога должна быть первопричина». Такой аргумент является соломенным чучелом, потому что игнорирует природу и личность Бога.

6. Отвлекающий манёвр (ложный след)(прим. пер. – в англ. версии: приём копчёной селёдки): Название этого аргумента произошло от приёма, применяемого при дрессировке собаки, когда её учат брать след. Наперерез следу протаскивают копчёную сельдь, чтобы отвлечь собаку при помощи её сильного запаха. Хорошо натренированные собаки не следуют за запахом сельди, а продолжают следовать за первым запахом. В логике приём копчёной сельди имеет место, когда кто-то отвлекает внимание читателя или слушателя, переводя разговор на какую-то иную, малозначительную тему. Спорящий завершает свою аргументацию, делая вывод об этом малозначительном вопросе или же просто подразумевая, что вывод и так был сделан.
Вот наиболее часто применяемый отвлекающий маневр: «Все американцы должны присоединиться к сторонникам аборта. К несчастью, правое религиозное крыло хочет проникнуть в наши спальни и навязать нам свои узколобые, злобные взгляды. Правые, расслабьтесь! Вы должны быть более сострадательны к тем, кому повезло меньше, чем вам!» Данный аргумент начинается с вывода, который выступающий собирается сделать, а именно, что все американцы должны выступать за аборт. Однако аргументация очень быстро сменяет тему и переключается на личностную характеристику тех, кто входит в правое религиозное крыло, а затем делает вывод о людях, которых таким образом характеризует. Что произошло с первоначальной темой? По дороге спор сошёл с пути и пошёл за «копчёной селёдкой».

7. Это вызывает сомнение: Есть несколько различных версий, однако основная форма такой ущербной логики имеет место, когда участник спора использует свой собственный вывод в качестве допущения, подтверждающего этот вывод. Вывод просто-напросто подразумевается как одно из допущений в аргументации, используемой для подтверждения этого вывода. Зачастую ущербность такого аргумента скрыта, если допущение формулируется одним образом, а вывод – другим. К примеру: «Высшая мера наказания неприемлема, потому что являет собой пример того, чего мы не имеем права делать, а именно: отнимать человеческую жизнь». Здесь вывод: «Высшая мера наказания неприемлема» включает термин «неприемлема». В то же время допущение, используемое для подтверждения этого вывода, – на самом деле тот же вывод, но иначе сформулированный, переданный другими словами. Однако это маскируется, поскольку в допущении использована фраза «не имеем права делать». Однако должно быть очевидно, что «не имеем права делать» – это то же самое, что «неприемлема».

 http://baznica.info/kultura/vechnye-istiny/tipichnye-oshibki-propovedn

www.mirvboge.ru  

www.gazetaprotestant.ru  

Добавить комментарий