Чернобыль сегодня глазами очевидца: зона мертвой тишины и город-призрак

Однако спустя 25 лет интерес представляет не только прошлое, но и настоящее — что сейчас происходит в "замороженной во времени" зоне отчуждения. В канун печального юбилея в ней побывал специальный корреспондент ИТАР-ТАСС Валерий Ржевский.

От места самой страшной в истории человечества катастрофы Киев отделяют всего два часа езды на машине. 30-километровая зона отчуждения вокруг АЭС начинается на КПП "Дитятки" ("Детки"), за которым — покинутые села и хутора — зона мертвой тишины, по словам журналиста.

Хаты и подворья густо заросли деревьями, кустарником, даже при желании к ним без топора или пилы не подойти. Названия многих населенных пунктов словно были придуманы людьми, заранее знавшими о катастрофе: Чернобыль (Черная быль), Страхополисье, Копачи… Последнее — это название деревни, которую пришлось полностью закопать из-за высочайшего уровня радиации. На месте погребения оставили столбики с предупреждением о радиационной опасности.

В чащу леса уходят покосившиеся столбы с проводами бывшей линии электропередачи. Чуть подальше, на опушке леса, нелепый старенький плакат "Чернобыльские лесники приветствуют Вас".

В самом Чернобыле видны признаки жизни людей, пишет корреспондент. Там вахтовым методом живут 4 тысячи сотрудников, работающих в зоне отчуждения, раскинутой на площади в 2600 квадратных километров. Работают обычно по неделе или двум, потом на такой же срок уезжают из зоны на отдых.

Присутствие временных людей в городе не скрывает следов запустения — покосившиеся дома с разбитыми окнами и обвалившимися крышами, стаи бродячих собак, разбросанная по огороженным закуткам старая техника, продолжает журналист. В ближайшие десятилетия население не вернется в зону.

На территории самой АЭС четко размечены все гладко асфальтированные дороги, вокруг энергоблоков и других объектов высокие железобетонные заборы и ограждения с колючей проволокой под высоким напряжением. Даже два недостроенных блока АЭС — пятый и шестой — под надежной защитой от любого несанкционированного проникновения.

Скрытый под саркофагом аварийный четвертый блок "смотрится угрюмо-серым драконом", пишет Ржевский. На смотровой площадке, с которой открывается вид на энергоблок, установлен памятник, изображающий саркофаг в руках человека. На плите надпись "Героям, профессионалам, тем, кто защитил мир от ядерной беды".

Сама беда никуда не ушла, ее скрывает саркофаг. Под развалом реактора, засыпанного железобетонными плитами, песком, рухнувшими конструкциями блока "дремлет" по подсчетам специалистов от 135 до 180 тонн ядерного топлива. Как считают в украинском госагентстве по управлению зоной отчуждения, этот радиоактивный остаток от катастрофы не представляет угрозы, но на самом деле ученые не знают, что там в действительности происходит.

Далее по дороге Припять — город, возведенный для строителей и сотрудников АЭС в 5 километрах от станции, его называли "городом Солнца". Сейчас это город-призрак обнесен по всему периметру забором с колючей проволокой и охраной на въезде-выезде.

"Жутко смотреть в пустые глазницы окон в покинутых многоэтажных домах, на колесо обозрения в городском парке, бывшие детские площадки. Ветер хлопает дверями телефонных будок, непонятные стоны-скрипы доносятся из зданий дворца культуры и гостиницы в центре этого вымершего города", — делится корреспондент.

Журналисты побывали в комнате управления четвертого реактора, где была нажата "роковая" кнопка

Тем временем корреспонденты "Комсомольской правды" побывали непосредственно в комнате управления четвертого аварийного реактора. Именно там 26 апреля в 1:23 ночи операторы, поняв, что с реактором что-то не так, нажали кнопку аварийной защиты. Через секунду прогремел взрыв.

"Когда подходишь к стене, отделяющей третий реактор от взорвавшегося четвертого, то дозиметры истошно пищат. Но это общий радиационный фон. После трехдневного пребывания возле саркофага в здании четвертого энергоблока доза, которую я получил, была меньше, чем получают люди, пролетевшие на самолете от Москвы до Нью-Йорка", — рассказывает один из них.

Журналистов строго предупредили ничего не трогать и ни к чему не прислоняться. Пульт управления, на котором начальник смены Александр Акимов нажал ту самую кнопку, которая разделила мир на за и против атомных станций, ныне покрыт толстым слоем пыли. На сайте КП представлена галерея ФОТО, сделанных журналистами во время этого посещения.

Сейчас все реакторы станции заглушены, однако ядерное топливо из них не выгружено, и за ситуацией надо постоянно следить. "Вообще место жутковатое. Чувствуешь себя тревожно, когда крадешься вдоль четвертого энергоблока в спецодежде", — делятся авторы материала.

Перед въездом в зону отчуждения всех предупреждают: "Ходить только по асфальту! Лицо перчатками не трогать! Не вздумайте в зоне брать на память артефакты!"

На вопрос о том, станет ли когда-нибудь безопасно вокруг ЧАЭС, ее директор Игорь Грамоткин ответил: "Только через 25 тысяч лет. Речь идет о полном распаде радиоактивных веществ".

http://www.newsru.com/world/26apr2011/25ch.html

www.gazetaprotestant.ru 

Добавить комментарий