О сектантах и верных в российских протестантских церквах

Подберезский И.В., "Москва протестантская"

 

В протестантских исканиях пришлось столкнуться и с откровенными сектантами, но как бы по касательной. Сектанты, как правило, не идут ни на какие контакты, мне тоже не с руки было настаивать. Сектантов у нас в России сейчас ругают ругательски. Понять это можно, особенно после "Белого братства", пророчившего конец света в ноябре 1993 г. и уведшего многих подростков от родителей. Всё так: и лжеучение это, и вредное воздействие на психику есть, и много чего еще. Хотя трудно понять ту злобность, с которой вещали у нас о них, полное отсутствие христианского подхода к несчастным заблудшим. Даже какие-то элитные спецподразделения против "озверевших сектантов" выставлялись. А "белые братья" не сопротивлялись, когда их хватали и волокли в машины, — это и по телевизору видно было.

Вот что пишет, к примеру, газета "Православная Москва" в номере за август 1994 года о случае в казацкой станице: "Пообедав в трапезной храма, пятнадцать человек через пару часов почувствовали себя плохо. Сам настоятель, пономарь и две женщины попали в больницу. Врачи определили причину отравления: соли тяжёлых металлов (предположительно мышьяк). Завели уголовное дело — след ведёт к Белому братству"."

А куда ему ещё вести? Не на собственную же кухню.

С сектантами не всё просто — и у нас, и за рубежом. Секту нельзя загонять в угол, тут дело может дойти до массовых самоубийств, уже доходило не раз. Достаточно вспомнить "ветвь Давидову" в США, трагедию Уэйко. А нам в России вовсе не надо ходить так далеко за примерами: это у нас и сжигались, и живыми в землю закапывались.

Психология сектантства изучена явно недостаточно. Они, как правило, любое движение собственного духа принимают за движение Духа Святого (этим же страдают многие "непримиримые" из вполне респектабельных церквей). Несомненно, всегда были и есть люди, изначально предрасположенные к конфликту с миром и готовые взять на себя "бремена тяжкие", пострадать за веру. Сектантство держится как раз противопоставлением всему остальному миру, который сектантам представляется погрязшим в грехе и недостойным спасения.

Всякие призывы "расправиться и покончить с сектантством", их осуществление, только укрепляют его живучесть. Не так уж трудно затолкать сектантов в машины, посадить в тюрьмы, подвергнуть избиениям. Только не исчезнет от этого сектантство, скорее напротив. Разве что уйдёт на время куда-то вглубь, а потом опять всплывет — да еще как… Одолеть лжеверие и суеверие может только подлинная вера, а не карательные меры.

Вообще же надо бы и то учесть, что в самом стремлении возложить на себя бремя потяжелее нет ничего дурного. В каждой вере появляются подвижники, и обладающие большим историческим опытом церкви находят для таких людей с "сектантским менталитетом" место внутри себя.

Так, католики учредили ордены, которые иногда не без основания называют "узаконенным сектантством". В орденах предлагается богатый выбор возможностей: есть ордены "деятельные" (среди них такая полумирская организация, как "Опус Деи", предъявляющая большие требования к своим членам), и есть ордена "созерцательные", где люди иного склада могут предаваться размышлениям о божественном (иногда с суровыми ограничениями: например, члены ордена траппистов принимают обет молчания).

В православии есть широкий набор послушаний, на которые всегда находятся охотники.

У протестантов монахов нет, они признают лишь "монашество в миру", но имеются организации с чрезвычайно жёсткими требованиями к своим членам. Одна из них — Армия Спасения, о которой речь пойдёт впереди, здесь скажем только, что её солдаты делают большое дело, отрекаясь от многих благ мира и возлагая на себя бремена тяжкие и неудобоносимые. Это они кормят наших завшивленных бомжей на вокзалах, дают им ночлег, стараются помочь по мере сил и посвящают всю жизнь делу помощи страдающим.

Из людей, готовых взять на себя и ношу потяжелее, и ответственности побольше, формируется ядро каждой церкви, каждого вероучения. Апостол именовал их "верными" — такие были в его времена, такие, милостью Бога и к счастью для веры, есть и сейчас. Это и члены церковных советов, всевозможных церковных комитетов — и те женщины, которые добровольно моют полы в храмах. Это мужчины, готовые поработать на строительстве молитвенного дома, — и интеллектуалы, ведущие высокоучёные споры на страницах специальных журналов в защиту своего вероучения. И только та церковь сильна, у которой многочисленны и сильны такие вот "верные".

И ещё та, где "верные" не отделяют себя высокомерно от основной массы верующих, где они не поражены вирусом фарисейства и делают свое дело в смирении. Как говорил апостол: "И как, по данной нам благодати, имеем различные дарования, то имеешь ли пророчество, пророчествуй по мере веры; имеешь ли служение, пребывай в служении; учитель ли, — в учении; увещатель ли, — увещевай; раздаватель ли, раздавай в простоте; начальник ли, начальствуй с усердием; благотворитель ли, благотвори с радушием" [Рим 12:6-8].

Насколько могу судить, как раз такими вот верными, из которых каждый достойно и "в простоте" трудится на своём месте, и сильны русские протестанты; у них всегда есть и кому чёрную работу сделать, и кого на благовестие поставить, и пресвитеры их пастырствуют "с усердием"; словом, кто "имеет служение", пребывает "в служении".

www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий