О трудном отцовском счастье протестантского пастора

Иногда, чтобы догадаться, что ты счастлив, надо посмотреть на свою жизнь чужими глазами

 

Наталья Радулова,  «Огонек»

 

В это воскресенье я была на служении в одной протестантской церкви. Пастор проповедовал о том, какой должен быть характер у настоящего христианина. И в числе прочего он заметил, что многие люди воспринимают все хорошее, что есть в их жизни, как некую норму, на которую даже внимания не стоит обращать. Зато каким-то малосущественным, досадным мелочам уделяют особенное внимание. Хотя, если разобраться, должно быть наоборот.

Так вот. Есть у этого пастора знакомый, такой же пастор и такой же многодетный отец. И задумал он построить себе гараж с дверью, которая бы открывалась и закрывалась с помощью пульта. Устал человек бегать по сугробам к крыльцу, захотел комфорта, бывает. Он строил этот гараж и представлял, как въезжает в него на машине, автоматически закрывает за собой ворота и сразу же входит в дом через специальную дверь. "Ну не красота ли? — говорил он всем своим знакомым.— Вот жизнь настанет! Аллилуйя!" Но жизнь оказалась немного другой, чем он себе представлял. Нет, автоматические ворота работали исправно. Все испортил человеческий фактор. Даже фактор детский. Именно дети пастора сводили на нет все его мечты о гаражном комфорте. Они бросали в гараже свои санки, велосипеды, самокаты и прочих лошадок на колесиках. И не у стеночки, понятное, дело, а аккурат на том месте, где должен был стать автомобиль их отца.

Пастор подъезжал к дому, открывал пультом гаражные ворота и тут же хлопал со всей силы по рулю: "Опять!" Опять велосипеды валялись на его пути. Опять надо было вылезать из машины, хоть в дождь, хоть в снег, убирать детский транспорт, снова садиться в машину, заезжать, выходить из машины, нестись в дом с лозунгом: "Я сколько раз вам говорил!" Это происходило изо дня в день. Пастор пробовал взывать к жене — та кивала, но как она могла уследить за порядком и в доме, и во дворе, да еще и в гараже. У многодетной матери и без того забот достаточно. Так что муж на нее особо и не рассчитывал. Он детей строил в шеренгу и, прохаживаясь туда-сюда, читал лекцию: "В следующий раз чтобы ни одного велосипеда, никаких роликов и кроликов в центре гаража не было! Я понятно объяснил?" Но проходил день, другой, и снова приходилось выходить из машины, чтобы навести порядок в гараже. Снова надо было собирать детей и проводить воспитательные беседы. Наследники снова соглашались: "Да, папа. Конечно, папа" и снова бросали свое имущество где попало.

В один из дней пастор подъезжал к дому особенно взвинченным. "Ну если там опять… Ну я им устрою!" — это уже было его почти привычное вечернее состояние. Открыл ворота — в центре гаража велосипеды, причем к одному на веревочке привязана кукольная коляска. "Аааа!" — с криком вылетел муж Божий из своего авто. И замер. Он вспомнил, что всего два часа назад консультировал семейную пару, у которой нет детей. Он вспомнил, как молился вместе с ними. Вспомнил их слова и их надежду: "Как бы мы хотели, чтобы у нас была такая же семья, как у вас". Эти люди отдали бы многое, чтобы иметь такую возможность — возвращаться домой и собирать игрушки своих любимых детей.

Склонился пастор над этими великами и заплакал. Жена выбежала: "Ой! Милый, не расстраивайся так. Это последний раз, все, мы будем следить за этим!" Дети выбежали, готовые в очередной раз раскаяться: "Папа!" А он обнял их всех: "Я так счастлив. Так счастлив…"

http://kommersant.ru/doc/1614721

www.gazetaprotestant.ru 

Добавить комментарий