Прославление Бога чрез служение пением в современной российской протестанткой церкви

Подберезский И.В., "Москва протестантская"


      Со времен псалмопевца Давида пение считалось прекрасным способом выразить свою любовь к Богу, своё поклонение Ему. Давид, напомним, не только пел, но и "скакал из всей силы пред Господом" [2 Цар 6:14], а потому некоторые протестанты признают пляску и как средство служения Господу и как средство сплочения единоверцев. 

      Поют христиане всех протестантских деноминаций, поют по-разному. Во многих протестантских церквах исполняются переложенные на современную музыку псалмы под вполне адекватное музыкальное сопровождение. (В этом, между прочим, серьёзное отличие от православия: в нем пение идёт без аккомпанемента; попадались рассуждения о том, что это свидетельство особой благодати, но не стоит забывать, что в Псалмах есть прямые указания на музыкальные инструменты, ныне мало кому ведомые, сказано только: "на гефском орудии".) 

      Кое-какие гимны у некоторых деноминаций (обычно с историей лет в сто и более) общие. Во всяком случае у пятидесятников и адвентистов мне доводилось слышать те же гимны, что и у нас, баптистов, некоторые церкви имеют общие песенники, обмениваются ими. У многих протестантских деноминаций есть прекрасные хоры и замечательные регенты, которыми церкви очень гордятся. Доводилось слышать песнопения и заезжих протестантских хоров — из Германии, из США. Вообще "музыкальное служение", "служение хора" является важной составной частью протестантского богослужения. 

      Тут разброс тоже очень велик: в русских протестантских церквах, оформившихся уже давно, и гимны насчитывают длительную историю, несут на себе отпечаток музыкальной культуры минувшей эпохи. Музыка и пение лютеран и англикан явно сохранили многое от музыкальной культуры XVII и XVIII веков. Стоит напомнить, что Иоганн Себастьян Бах — протестантский композитор. Гимны евангельских христиан-баптистов, некоторым представляющиеся "заунывными", были сложены в основном в конце прошлого — начале нынешнего века и соответствуют песенным канонам того времени. 

      Ощущение принадлежности к церкви дают и некоторые совместные, тоже "хоровые" отклики церкви на слова ведущего богослужение: 
      — Нам передаёт привет церковь из города Брянска, мы благодарим за приветствие. 
      — Благодарим! — откликается церковь. 
      — Просим передать нашу благодарность. 
      — Просим! — звучит в ответ. 

      Не об этом ли диалогическом начале так глубоко рассуждал М. М. Бахтин? В католичестве и православии сильнее монологичность, там всё в руках священнослужителя. Даже новшества последних лет в католичестве не лишают патера ведущей роли: раньше, например, он служил, обратясь спиной к аудитории (лицом к алтарю) — "вёл паству к Богу", теперь лицом к ней (за алтарём) — "приглашает к совместной трапезе". Но и в том и другом случае он один ведет всё богослужение — единолично, авторитарно. 

      Наши духоборцы пели некоторые "зводы" (строфы) своих псалмов с закрытым ртом, так что непосвящённый ничего понять не мог, но по такому вот пению они опознавали своих — это особая музыкальная культура (и своеобразный "тайный язык") гонимых и преследуемых. 

      Что до молодых, особенно "харизматических" церквей, то они смело вводят современные ритмы и аранжировку, и приходилось слышать упрёки в том, что служение там напоминает дискотеку, — но тут опять не следует торопиться с осуждением. Кое-где у "харизматиков" молодые верующие, если место позволяет, образуют несколько небольших хороводов в пять-десять человек и самозабвенно пляшут. И ещё — размахивают флагами: это, как ни странно, тоже создаёт определённый настрой. В некоторых протестантских церквах (у евангельских христиан-баптистов, например) есть орган, у англикан в церкви Святого Андрея (Сейнт Эндрю) стоит великолепный рояль, в Армии Спасения — духовой оркестр на пять инструментов и пианино. Молодые харизматические церкви любят электроорган, особенно если не хватает сил на свой оркестр, но последний, как кажется, у них предпочтительнее и является предметом гордости. 

Словом, быть протестантом в России — это значит, помимо многого прочего, петь со своей церковью; непоющих протестантов, кажется, у нас нет.       

На важность пения указывали ещё зачинатели Реформации, хорошо понимавшие, что совместное пение укрепляет церковь как общину верующих. Лютер был изрядным музыкантом и писал хоралы, некоторые из них и сейчас можно услышать в протестантских церквах Москвы. Жан Кальвин предупреждал, что в пении надо соблюдать соответствующий чин: "Нужно постоянно заботиться о том, чтобы песнопения не были легкомысленными, ни слишком вольными, — но обладали серьёзностью и величием. Надо различать пение ради увеселения сидящих за столом в гостях или дома и пением псалмов в Церкви, где присутствуют Бог и ангелы." 

      И ещё у блаженного Августина вызывало тревогу, когда само пение трогало больше, чем то, что пели. Как видим, в наши дни не все протестанты следуют этому требованию. 

www.mirvboge.ru

 www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий