Российские протестанты: служения милосердии и пожертвования

Подберезский И.В., "Москва протестантская"

 

Возле протестантских церквей нищих и убогих почти совсем нет, особенно возле арендуемых помещений. Там же, где протестанты занимают давно известные церковные здания, вроде церкви евангельских христиан — баптистов в Малом Трёхсвятительском, они иногда появляются. Им подают, и все же нищенство у протестантской церкви непривычно. Видел, правда, как-то явного пропойцу, чрезвычайно развязного, стоявшего на углу с долларовой бумажкой в руках ("У вас, протестантов, известных друзей заграницы, беру только такими"?), честившего всех проходящих мерзавцами, отворачивающимися от убогих. Тем не менее подавали и ему. Подаяние для протестантов так же обязательно, как и для всех христиан, но просить его, с протестантской точки зрения, позволительно прежде всего тем, кому иначе просто некуда деться. А такие ситуации, при всём неустройстве нашей жизни, не так уж часты.

 Впрочем, никто не решает предварительно, обоснованно просят или нет, следуя заповеди Господней: "Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся" [Мф 5:42]. Как разъяснял один наш проповедник, "Господь не сказал: дай если просящий действительно нуждается, если употребит полученное на благое дело. Он просто сказал — дай, и надо давать; если же поданное будет пропито, то за это получивший перед Богом отвечать будет, не перед вами".

 Изредка просят у дверей церкви, преимущественно тихие, застенчивые старушки, хотя приходилось видеть, как довольно требовательно клянчили у иностранцев-баптистов, посещающих иногда нашу церковь. И всё же протестантские церкви в общем и целом разительно отличаются от православных как раз отсутствием (пусть не полным) нищих, хотя никто им не чинит никаких препятствий и неудобств.

 Видимо, сам дух протестантства располагает к тому, чтобы испытать сначала все другие мыслимые способы поддержания собственного существования. И если их нет, то лучше обратиться к пресвитерам, а уж они попросят церковь оказать помощь, и не только материальную: у нас часто просят прихожан откликнуться на просьбу одинокого старика об уходе, помочь лекарствами больному, сдать приехавшему на учебу брату комнату и т. п. От служения нуждающимся протестанты никогда не отказываются.

 Не отказываются они и от того, что именуется "материальным служением", т. е. от материальной поддержки своей церкви. Вопрос этот непростой для всех церквей, для всех вероисповеданий, не только христианских. В принципе все христиане признают требование: "всякая десятина… принадлежит Господу: это святыня Господня" [Лев 27:30], однако на деле следуют ему далеко не все, в том числе и не все протестанты. Общепризнанно, тем не менее, что они дают больше, чем последователи других церквей.

 Американские исследователи религии утверждают, что в США католики на свою церковь дают 1,1% дохода, протестанты — 2,2%. Но есть деноминации, в которых строже придерживаются библейской заповеди, в частности у мормонов и адвентистов; говорят даже о существовании особой "мормонской" и "адвентистской" экономик, каждая из которых оценивается более чем в 10 млрд. долларов, с доходом на душу 2000 и 1500 долларов в год соответственно. Участвуют ли в этих "экономиках" русские мормоны и адвентисты, сказать трудно. Помощь, несомненно, оказывается, хотя несомненно и то, что не ею, а откликом на духовные запросы живущих в нашей стране людей объясняется успех этих деноминаций.

 Но, видимо, не так думают те, кто имеет дело с протестантами России. Руководители деноминаций в один голос жалуются, что с них заламывают немыслимые цены за всё: за аренду помещений, за печать, вообще за всякого рода услуги. Считается, что протестанты сказочно богаты, что единоверцы из-за рубежа щедро снабжают их финансами, а потому с них надо запросить по больше.

 От этого, между прочим, страдают не только протестанты: в России многие разделяют убеждение, что все церковники, все вероисповедания обладают огромными капиталами, и глупо не потребовать с них вдвойне и втройне. Если за рубежом услуги религиозным объединениям оплачиваются по сниженному вдвое-втрое тарифу, то в России сознательно или бессознательно проявляется прямо противоположный принцип: с кого уж и взять, если не с верующих?

 Тут протестантам приходится хуже других: ни на чём не основанное мнение о колоссальной помощи, которую оказывают им зарубежные единоверцы, чрезвычайно живуче. "Вы посмотрите, — вещал мне отечественный унитарианин, — на те места, где проводят службу протестанты. Да там подойти нельзя — всё уставлено иномарками".

 Оставим в стороне словечко "иномарка", беспардонно вторгшееся в русский язык вместе с другими монстрами. Но если, как рекомендует сей обличитель, "посмотреть", то как раз возле протестантских церквей, скажем, возле церкви в Малом Трехсвятительском переулке, где размещаются евангельские христиане-баптисты и адвентисты, можно увидеть четыре-пять вполне отечественных машин в далеко не лучшем виде. Изредка подойдёт автобус — это привезли глухонемых, которых немало в нашей церкви, изредка подъедет машина с туристами, с зарубежными гостями — но не чаще, чем, скажем, в известные православные храмы. Даже реже.

 Однако спорить бесполезно: в России слишком многое (в том числе в религиозной жизни) держится на таких вот мифах, перед которыми факты бессильны.

 Конечно, помощь зарубежные протестанты оказывают. Но, во-первых, делают они это, скажем так, чрезвычайно осмотрительно. Во-вторых, исходя из своих представлений о должном, они оказывают помощь не только своим единоверцам, а стараются оделить ею всех христиан, в том числе православных. Размер помощи, получаемой Русской Православной Церковью от западных церквей (а равно её использование) никогда не был предметом обсуждений — как, заметим, не обсуждают этого и протестанты. Церкви вообще не любят обсуждать эти вопросы. И к этому лучше отнестись с пониманием, я в своих беседах никогда не задавал вопроса о поступлениях из-за рубежа, равно как и о финансовом положении данной деноминации.

 Сборы от своих приверженцев всегда были и остаются основой материального существования протестантских церквей. В тех, где довелось побывать, обязательно присутствует "кружка для пожертвований", хотя, конечно, никакая это не кружка, а где тарелка, где мешочек, где корзинка, где ящичек. В одних церквах служители обходят присутствующих для сбора пожертвований, в других стоит ящик, иногда даже не очень на виду, так что и отыскать его трудно, как, например, у новоапостольцев.

 Сколько дают — неведомо, обычно этого и не увидишь, хотя пару раз наблюдал, как прихожане с торжеством, у всех на виду выкладывали крупные суммы — тут, наверное, сказывался какой-то эксгибиционизм, не столь уже редкий в России, где для многих богатство теряет смысл, если им нельзя похвастаться. Надо думать, не остаются без последствий публикуемые во всей протестантской периодике призывы: "Нуждаемся в вашей молитвенной и финансовой помощи. Наш расчетный счет…" — далее следуют банковские реквизиты то учреждаемой новой церкви, то какой-нибудь религиозной организации, а то и просто координаты одиночного нуждающегося протестанта.

 Опытные проповедники всегда вспоминают о "лепте вдовицы": "Истинно говорю вам, что эта бедная вдова положила больше всех, клавших в сокровищницу, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила, всё, что имела, всё пропитание своё" [Мк 12:43-44]. В некоторых церквах совершают молитву над собранными пожертвованиями, благодаря жертвователей и прося Бога дать разумение хорошо распорядиться собранным. Однажды слышал прочувствованное слово проповедника, просившего Бога "помочь тем, кому нечего сегодня дать на церковь". Это действует.

 Вообще действует в этом смысле многое: протестантские пасторы, следует признать, большие мастера взывать к чувствам верующих в части материального служения. Когда услышишь сентенцию вроде такой вот: "Все наше достояние — от Бога, и теперь настала пора вернуть Ему часть того, что и так Ему принадлежит", то призадумаешься. Ещё больше призадумаешься, если услышишь сентенцию пожёстче: "Бог видит, сколько вы даете Ему, а сколько оставляете себе". Многие служители, приведя текст об обязательной десятине, добавляют ещё: "Каждый уделяй по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог" [2 кор 9:7], и толкуют этот стих в том смысле, что помимо обязательного материального служения (десятины) есть ещё и доброхотное, и одно другое не заменяет, а дополняет. И потому в одной церкви не без изумления обнаружил, что сборщики пожертвований обошли присутствующих трижды: для сбора обязательных пожертвований, для сбора пожертвований добровольных и ещё на "погорелицу", случившуюся в этой церкви.

 Но везде и во всём соблюдается мера; нельзя сказать, что некоторые деноминации занимаются вымогательством, принуждают своих приверженцев отдавать последнее (об этом тоже много ходит легенд). Дело это всегда добровольное, всегда остаётся на совести каждого, хотя, надо признать, складывается впечатление, что в одних церквах по этой части более настойчивы, чем в других. Но опять-таки, на взгляд со стороны: внутри такой церкви всё это может считаться и действительно считается нормой, и прихожане даже гордятся таким вот активным материальным служением: "мы не то, что другие-некоторые".

 И ещё: как раз в таких "требовательных" церквах больше внимания уделяется помощи малоимущим членам. В общем и целом все протестанты чувствительны к призывам жертвовать на свою церковь, потому что "это не Господу нужны ваши деньги, это вам нужно давать".

Я участвовал в материальном служении в тех церквах, где бывал, дивился отличиям от нашего баптистского чина, но старался воздержаться от осуждения непривычного богослужения.

www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий