«СКАНДАЛ В БЛАГОРОДНОМ СЕМЕЙСТВЕ»

«СКАНДАЛ В БЛАГОРОДНОМ СЕМЕЙСТВЕ»

М. Суслов

В редакцию www.gazetaprotestant.ru поступило письмо М. Суслова – прихожанина лютеранской общины свв. Петра и Павла в Москве. Конфликт в этой церкви уже давно приобрел общемосковскую известность, поэтому мы решили опубликовать это письмо.

 

В конце октября прошлого года старейшая в России протестантская община – основанный в 1626 г. лютеранский приход свв.Петра и Павла – была потрясена внезапным решением центрального церковного руководства о запрещении в служении пасторов общины Д.Лотова и Д.Штернбека. Оба пастора прослужили в российской Лютеранской Церкви почти 20 лет, а Дмитрий Лотов уже 13 лет окормляет приход свв.Петра и Павла.

Что же случилось? А случилось то, что епископский визитатор Дитрих Брауэр (представляющий центральное руководство ЕЛЦ ЕР) дал ход анонимному письму, в котором уважаемые пасторы обвинялись в сексуальных домогательствах и угрозах. По своей инициативе и вопреки протестам со стороны визитатора, прихожане раздобыли это письмо и предали его гласности в общине. Все смеялись – настолько абсурдными и фантасмагоричными были обвинения. Письмо свидетельствовало против себя самого. Это было очевидно для всех кроме Д.Брауэра.

Несмотря на уголовный характер выдвинутых ими обвинений, авторы анонимки в правоохранительные органы обращаться решительно не захотели и по-прежнему не хотят. Не посоветовал им этого сделать и Д.Брауэр. Видимо, в силу молодого возраста (а ему всего 27 лет) и незрелого характера он не знает, что обращениями подобного рода должны заниматься компетентные органы. Он решил взять на себя их роль и самолично заняться расследованием.

Но повёл он это расследование как-то странно. Казалось бы, если ты что-то расследуешь, то, как минимум, надо озаботиться сбором доказательств, установить обстоятельства произошедшего. При этом очевидно, что нужно проявить максимум внимания к положению подозреваемых, принять во внимание только убедительные факты, потратить на расследование столько времени, сколько необходимо, хоть месяцы или даже годы.

Брауэр поступает по-иному: на протяжении недели он скрывает от пасторов сам факт того, что анонимное письмо вообще существует. Как ни в чём не бывало, он продолжает совместно с ними проводить богослужения, в т.ч. совершать причастие, на виду у прихожан обнимается с пасторами и улыбается им. Это время потребовалось ему для созыва Консистории, на рассмотрение которой и было вынесено дело вышеуказанных пасторов. О клеветническом письме Д.Брауэр рассказывает пасторам лишь накануне заседания. Всё делается скрытно, в ущерб интересам и репутации пасторов. Ни фактами, ни доказательствами никто не занимается по простой причине: их нет. Речь же идёт о тонко спланированной интриге.

Консистория в этом деле сразу заняла обвинительную позицию, которая и сохранилась в дальнейшем. Всего через 2 недели после появления этого письма на свет, архиепископ А.Крузе принял беспрецедентное для Лютеранской Церкви решение лишить пасторов сана. Его проштамповали все следующие церковные инстанции – епископский совет и синод. На каждом этапе никто ничего не выяснял, никаких реальных доказательств вины пасторов не собирал – от них лишь требовали покаяния или, выражаясь проще, признания вины.

Община выступила в защиту своих пасторов.  Однако церковное руководство попыталось сдержать и затормозить эту инициативу. Несмотря на настойчивые просьбы членов поместной церкви, Д.Брауэр и А.Крузе приняли депутацию прихожан из 20 человек не через 2 дня (как девиц-авторов клеветы), а через месяц, когда «удобные» для них решения были уже приняты. От прихожан потребовали не ввязываться в это дело, пасторов не защищать, заявив, что, даже если светский суд оправдает пасторов, сана им Церковь всё равно не вернёт. В ответ на недоумение прихожан Д.Брауэр ответил, что доказательств в этом деле и не требуется, достаточно лишь запятнанной репутации пасторов. Получается, всё изначально было предрешено!

Клеветнический посыл получил достойное продолжение: все последующие решения строились на доносах и кляузах. Синод ЕЛЦ ЕР решение по московским пасторам принял на основе анонимного письма от неких «сотрудников общины». Решение почти дословно воспроизводит требования анонимки. Проверка же показала, что никто из реальных сотрудников общины письма не только не подписывал, но и в глаза не видел. Таким образом, анонимки и доносы стали главным средством важных и даже беспрецедентных решений в нашей Церкви. Такой подход как нельзя лучше отражает уровень мышления и образ поведения иерархов. Результат печален – здоровая, духовная жизнь общины нарушена. Что неудивительно. Когда с кафедры проповедуют любовь и милость Христа, а на практике творят нечто иное, нормальная духовная жизнь невозможна.

10 апреля с.г. московская лютеранская община свв. Петра и Павла на очередном общем собрании примет решение о дальнейшей судьбе своих оболганных пасторов. Станет ли это решение точкой в истории, длящейся без малого полгода?…

 

www.mirvboge.ru  

www.gazetaprotestant.ru 

1

Аватар комментатора

Вполне допускаю поведение и поступки руководства ЕЛЦ ЕР изложенных в письме М. Суслова. Имея краткие личные общения с руководством ЕЛЦ ЕР, представляя интересы нашей общины находящейся в регионе, могу сказать — от такого руководства необходимо тщательно вымыть руки и держать дистанцию. Создалось впечатление, что это не руководство по общей координации действий, а орган созданный для развала общин. И как вижу в выборе инструментов они не стесняются. Грязно как то, тем более для Церкви Христовой.

Добавить комментарий