У экспертов и наблюдателей копятся вопросы к следствию

Между тем раскрытие новой информации белорусскими властями порождает только еще больше вопросов и сомнений по поводу следствия. Так, свое мнение по этому поводу высказал полковник спецслужб Владимир Бородач, бежавший из Белоруссии в Германию, независимому изданию "Белорусский партизан".

"Силовые структуры и власть после трагического преступления 11 апреля пребывают, скорее, в состоянии эйфории, чем в трауре", — отмечает Бородач. Он отмечает, что, "не выходя из кабинета", раскрыты тягчайшие преступления. "Хотя для доказательства участия арестованных лиц в данном преступлении необходимо масса времени и проведения следственных действий", — заявляет он.

Удивляет и скорость раскрытия преступления. "До этого в стране проведено более 10 взрывов на различных объектах и вне, но не один из них не раскрыт. Это произошло потому, что в них не участвовали представители спецслужб. А здесь такой успех. "Раскрыты" все подобные преступления, которые произошли после того, как обвиняемому исполнилось 18 лет", — отмечает Бородач.

Главному подозреваемому сейчас 25 лет, а это значит, что во время взрывов в Витебске ему было 19 лет, а в 22 года он совершил новый теракт в Минске. "Он что, родился вместе с бомбами в научно-исследовательском центре?" — возмущается эксперт.

Бородач категорически не согласен со следствием в том, что исполнители — простые "токарь" и "электрик" — могли собрать такое сложное устройство. Непонятно, откуда они взяли заводские электродетонаторы, приемное устройство, передающее устройство, поражающие элементы. "Нас хотят убедить в том, что угробить 12 человек, десятки покалечить может любой мальчик из песочницы, даже не совсем вменяемый. Что мы и увидели 11 апреля. Я, как хороший специалист, в этом деле осмелюсь полностью не согласиться с официальной версией властей", — отметил полковник спецслужб.

Бородач также подчеркивает, что взрывное устройство, которое использовалось 3 июля 2008 года в Минске, можно было изготовить только в лабораторных условиях специалистами химиками, причем этот процесс требовал значительных финансовых затрат и был опасен для самих изготовителей. В мире такие бомбы, по данным Бородача, использовались террористами всего два раза.

Кроме того, признательные показания еще нельзя считать концом расследования. "Если заехать в сумасшедший дом, то там тоже признаются в совершении данных преступлений несколько человек", — прокомментировал Бородач, добавив, что следствие должно найти доказательства, установить, на каком сайте учат делать такие бомбы, которые применялись при терактах в Минске и Витебске, где исполнители достали компоненты взрывчатки, где хранили, как перевозили и где испытывали. "Это год работы для следствия с целью установления истины", — заключает эксперт.

"Версия маньяка-одиночки типа Ганнибала Лектера не вписывается в тот научный, технический и организационный уровень совершенных преступлений. Тем более трудно представить существование успешной организованной группы сумасшедших террористов", — отмечает Бородач.

Он также указывает на то, что изначально фоторобот указывал на лицо кавказской национальности, но "в последующем он не прошел, вероятно, кастинг в силовых структурах и не вписался в общую политическую ситуацию. Или его не смогли так быстро раскрутить на допросах и выбить признания".

Но самым слабым местом в концепции следствия на данный момент является поиск заказчика и установление мотивов. "Людям, так легко взявшим на себя данное преступление, нет смысла скрывать своих заказчиков. Сами они не могут финансировать столь дорогостоящие проекты, годами планировать и успешно проводить системные террористические акты на глазах всех белорусских спецслужб в местах, в непосредственной близости к одному из самым охраняемых президентов в мире", — отмечает эксперт.

"МК": Силовики неожиданно нашли связь между взрывами в Витебске и Минске

Помимо сомнений в том, что теракт в минском метро мог совершить самоучка, "Московский комсомолец" также обращает внимание на то, что связь взрывов в Витебске в 2005 году и Минске в 2008 году обнаружилась только сейчас, после последнего теракта.

"Значит, раньше химический состав партий взрывчатого вещества не совпадал, так же как не совпадали конструкционные, психологические особенности. Получается, что 19-21-летние ребята не только меняли партию тротила или ВВ, но и почерк. Филигранная работа суперпрофессионалов, но не уездных самоучек", — пишет издание.

Кроме того, взрывы 2005, 2008 и 2010 годов не похожи ни по почерку, ни по предполагаемым мотивам. Первый больше напоминал хулиганство, второй мог иметь политические цели. Последний больше напоминает исламских террористов, но почвы для этого нет. Высказывались также версии об анархистах. По версии "МК", у белорусских радикалов нет для подобных акций ни сил, ни средств, ни идейного багажа.

http://www.newsru.com/world/15apr2011/minsk.html

www.gazetaprotestant.ru 

Добавить комментарий