Ювенальная юстиция лишают Россию шансов решить демографический кризис

Методы ювенальной юстиции и действия опеки лишают Россию возможности выбраться из демографического кризиса. Так считает завкафедрой социологии семьи и демографии МГУ им. М. В. Ломоносова, доктор философских наук, председатель отделения демографических прогнозов Международной академии исследований будущего Анатолий Антонов.

 

Россия депопулирует с 1992 года. И у нас, и в мире тенденции катастрофические. К 2050 году весь мир будет малодетным. Мы должны найти возможности противодействия этой тенденции. Любая попытка положительно оценить депопуляцию безнравственна. Этой отсроченной во времени гибели люди не боятся, а пугаются взрывов и катастроф. Противопоставить умиранию можно только повышение рождаемости и повышение доли семей с тремя детьми и больше.

По расчетам демографов, чтобы население не уменьшалось и не росло, нужно, чтобы около 60% семей в государстве были трехдетными. В России таких сейчас 6%. В богатой Европе и США тоже мало — 13-15%. Так что только материальными благами нужного повышения рождаемости не добиться. Деньги тут не помогут. Когда я пришел в науку, у коллег была уверенность, что ниже двухдетного барьера цифры не опустятся. Сейчас существует мнение, что меньше однодетности быть не может. А я считаю, что может, и еще как. Уже сейчас 66% семей в России — с одним ребенком, 30% — с двумя. Перед наукой стоит очень сложная задача: как сформировать потребность в семейно-детном образе жизни?

И вот в условиях, когда многодетные семьи становятся таким ценным элементом, у нас царствуют другие настроения. Вместо психологической поддержки у современного государства другие поползновения — ущемлять интересы такой семьи. Причем оно само сначала создало такие экономические условия, в которых чем у семьи больше детей, тем у нее меньше денег, а теперь опека на эти семьи обрушивается из-за их бедности и забирает детей в детдома. И этому потворствуют юридические нормы, которые ставят во главу угла абстрактные права ребенка, который должен иметь такой-то доход и такие-то условия содержания. У нас же расчет идет по индивидуальным схемам дохода, а не по душевому доходу семьи. Если бы был второй метод, то в случае многодетных семей цифры выходили бы ужасные. И в этой ситуации вдруг нашлись люди, которые детей приходят изымать. Вот я был в Белгороде в многодетном семействе Вороновых с приемными детьми. Мать осмелилась покритиковать районное начальство за задержку положенных им детских пособий. А власти в ответ забрали у нее трех приемных дочерей из-за сбитых коленок. Я там был, они меня своей курятиной угощали — у них птица, огород, все замечательно. А опека ополчилась против этих детей.

Это ведь давно началось. Сначала возникла международная конвенция прав ребенка, против которой я был с самого начала. Если вы уравниваете ребенка в правах со взрослым, думать надо. А конвенция исходит из отдельных случаев злоупотребления родительской властью и переносит их на всех остальных. Родители в ней заранее наделены дурными мотивами и лишены презумпции невиновности. Это все вранье и выдумано чиновниками, распределяющими материальные блага. И европейские, и российские чиновники живут только из-за таких семей — никакой заботой и охраной они не занимаются, семьи сами могут с этим прекрасно справиться. Поэтому наше, защитников семьи, пожелание — устранить эту чиновничью прослойку. Институт семьи должен быть суверенным по отношению к государству.

В США муж может содержать жену-домохозяйку и детей. В России все женщины работают, хотят они того ли нет. У них нет альтернативы, они обречены быть в двойной кабале — профессиональной и домашней. Мы предлагаем платить многодетным матерям, которые дома, в своем мини-детсаду, выполняют функции воспитателя и учителя. В Чикаго, например, есть целый институт, который разрабатывает учебные и воспитательные программы для мам-домохозяек. У нас тоже можно ввести профессиональное родительство, платить им нашу среднюю заработную плату — 18 тыс. руб. в месяц. Тогда не было бы никаких проблем у опеки, что дети нищие или родители не платят квартплату и им негде жить.

За ювенальной юстицией я вижу наше коррумпированное прогнившее общество. Когда многодетные семьи выгоняют из квартир за неуплату, отбирая при этом детей, это настоящее рейдерство, перехват частной собственности. Мне часто звонят такие мамы с жалобами. Вся мощь госмашины обрушивается на них. Это не просто странно, это чума на наши дома.

Записала Олеся Герасименко

http://kommersant.ru/doc/1624839

www.gazetaprotestant.ru 

Добавить комментарий