Запад есть Запад. Восток есть Восток. И с мест они не сойдут

Константин ЭГГЕРТ,  "Коммерсант FM

Американский пастор Терри Джонс и его клуб сжигателей Корана вызвали бурю в Афганистане. Подстрекаемые талибами толпы едва не захватили Кандагар, а в Мазари-Шарифе жертвами фанатиков стали безвинные сотрудники миссии ООН. Обозреватель "Коммерсантъ FM" Константин Эггерт считает, что речь идет о фундаментальном конфликте идей, который неразрешим.

"Запад есть Запад. Восток есть Восток. И с мест они не сойдут". Эту строчку из баллады о Востоке и Западе Киплинга затерли донельзя. В истории с пастором Джонсом и афганскими толпами мы имеем жуткую современную интерпретацию классики.

Многие считают Терри Джонса безумным и задаются вопросом: сколько еще должно погибнуть людей, чтобы пастор прекратил свои перформансы. Между тем, Джонс, безумен он или нет, реализует право на свободу слова. Пусть и в самой гротескной его трактовке. Право это завоевано западной цивилизацией, основанной на христианской идее личности и личной свободы. А значит, и личной ответственности. Ведь даже если бы Джонс был мусульманином и жег Библию, едва ли толпы христиан где-нибудь в мире бросились бы громить мечети или посольства мусульманских стран. Были бы демонстрации, протесты, были бы молебны, но уверен, до отрубания голов, как это случилось в Мазари-Шарифе, дело не дошло бы.

Иное дело — ислам, который моложе христианства на шесть с лишним столетий. Он фактически предполагает возможность царствия божьего на земле. Помните, в Евангелии про богу богово, а кесарю кесарево? В исламе такого различия, по сути, нет. Отсюда и уникальная податливость его адептов на радикальные лозунги и легкость, с которой эти самые радикалы увлекают за собой массы, особенно, когда они безграмотны и темны, как в Афганистане. Я уверен, что подавляющее большинство мусульман нормальные люди и не хотят никого убивать. Но, может быть, они объяснят, отчего именно во имя ислама творится так много зла в этом мире?

Мусульмане все, конечно, не террористы. Но почему так много террористов-мусульман? Только не нужно рассказывать про палестино-израильский конфликт или крестовый поход. Явно не за права палестинцев шли сечь головы афганские бородачи. В страшных афганских событиях последних дней отразилась главная драма нашей эпохи. Запад уверен, что с окончанием холодной войны потребность в сильных идеях отпала. Религия, национальные чувства, историческая идентичность должны стать чем-то вроде хобби — милым и необязательным. Но в лице представителей радикального ислама западный мир столкнулся с противником, который готов умереть за идею, и это ставит европейцев и американцев в тупик.

Кстати, Россия, хочет она того или нет, воспринимается мусульманами, именно, как часть западного мира. И ей тоже в стороне не отсидеться. А кто сомневается, пусть спросит родственников жертв взрывов в московском метро и "Домодедово". Это противостояние, которого хватит и на нашу жизнь, и на жизнь наших детей, и даже внуков. Помните, как заканчивается баллада Киплинга? Афганец Камал отдает своего сына в ординарцы сыну британского полковника в знак признания храбрости врага. "Но нет Востока и Запада, нет, что племя, родина, род, если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает". Вопрос в том, есть ли у Запада полковничьи сыновья, готовые постоять за идею или же остался один Терри Джонс?

http://www.interfax-religion.ru/?act=radio&div=1520

www.gazetaprotestant.ru 

Добавить комментарий