ВСЕХ: В ПОИСКАХ ИДЕНТИЧНОСТИ

Конструирование идентичности на фоне современной российской действительности

Андрей ПУЗЫНИН

В Москве с 26 по 28 апреля 2011 года проходил II конгресс Всероссийского содружества евангельских христиан (ВСЕХ). Эти три дня стали большим благословением для участников конгресса: встречи и общение с друзьями, знакомство с новыми партнерами, широта спектра евангельских служений, представленных на «Выставке ВСЕХ» и «Галерее служения» в холлах конференц-зала, теплая атмосфера и гостеприимство организаторов – оставили самое светлое впечатление.

Широта видения организаторов ВСЕХ гармонично резонировала с возвышенностью пасхальной атмосферы, в которой проходил конгресс. Только на фоне воскресения Спасителя из мертвых можно оценить масштабность задачи ВСЕХ в общем и II конгресса в частности: расширение дела проповеди Евангелия словом и делом на платформе единства в многообразии всего евангельского сообщества России; единства, основанного не на организационной структуре, а на принципах равенства и взаимного уважения.

На конгрессе был поднят широкий спектр вопросов: от актуальных для протестантов духовно-практических тем до проблематики, связанной с публичными функциями церкви в обществе и ее отношением к государственной власти.

В данном очерке мы рассмотрим наиболее важный аспект, который косвенно затрагивался в пленарных докладах и секциях каждого дня работы конгресса, но который незаслуженно оказался вне фокуса обсуждений в заданной организаторами повестке дня. С точки зрения автора данного очерка, без адекватного понимания собственной идентичности никакое сообщество не может успешно работать над видением, разрабатывать стратегии, а также совершенствовать свое богословие и практики. До тех пор пока мы не знаем, кто мы и частью какой истории являемся, мы не можем быть уверенными в собственных действиях, не можем строить долгосрочные отношения с другими и осознанно занимать свое положение в обществе.

Нижеприведенный анализ основывается на печатных материалах рабочей тетради участников II конгресса Всероссийского содружества евангельских христиан (ВСЕХ) и устных докладах, озвученных на конгрессе. При цитировании материалов в скобках будут даваться сноски на номера страниц в этой рабочей тетради.

Печатные материалы конгресса и прослушанные доклады оставляют стойкое впечатление, что у ВСЕХ нет четкой и однозначной позиции по поводу понимания своей многоуровневой идентичности. Перед собой я ставлю задачу предложить конструктивную критику для того, чтобы помочь этому сообществу, являющемуся частью всемирного евангелического движения, которое обуславливает и определяет мою личную и богословскую идентичность, достичь целей и задач, публично озвученных в материалах конгресса.

Самоидентификационное повествование ВСЕХ можно найти в небольшой статье А. С. Зайченко, озаглавленной «История создания Всероссийского содружества евангельских христиан» (стр. 47-49). Автор начинает рассказ о «долгой, славной и драматической истории ВСЕХ» с 1884 года, когда «первый русский миссионер и евангелист из числа высшей русской аристократии Василий Александрович Пашков предпринял попытку созвать Первый съезд евангельских христиан и на нем сформировать Союз Евангельских церквей России» (стр. 47).

В этом кратком историческом самоидентификационном обзоре исключается повествование о лорде Рэдстоке, который был духовным отцом и наставником В. А. Пашкова. Умалчивается также о членстве Пашкова во Всемирном евангелическом альянсе после его высылки из России и о прямом заимствовании первых идей, журналов и институтов первыми аристократическими последователями Рэдстока из западных евангелических источников («Общество поощрения духовного и нравственного чтения», журнал «Русский рабочий», трактаты лондонского трактатного общества и др.).

По сути, Первый съезд 1884 года был попыткой создания русского отделения (Всемирного) евангелического альянса (WEA, см. www.worldevangelicals.org ), о чем не упоминается в кратком историческом обзоре. На этом съезде д-р Ф. Бедекер и Р. Рэдклифф выступали в качестве официальных представителей от (W)EA.

В краткой истории о создании ВСЕХ особо акцентируется роль И. С. Проханова и умалчивается об изначальном заимствовании его видения и базовых документов программы Проханова, шедшего по стопам В. А. Пашкова, непосредственно из материалов Всемирного евангелического альянса.

Стоит отметить в этой связи, что богословие, гимнография и гомилетика И. С. Проханова не являются оригинальными, поскольку почерпнуты из западных евангелических источников, благодаря его незаконченной учебе в Британии, Франции и Германии, а также личному знакомству с В. А. Пашковым, Ф. Бедекером и руководством Евангельского альянса. В первых изданиях журнала «Христианин», являвшимся аналогом британского журнала «The Christian», Проханов сознательно идентифицировался с всемирным евангелическим движением.

Показательно, что на конгрессе несколько раз поднимался вопрос, является ли ВСЕХ «прохановским» движением? Данная постановка вопроса, вероятно, подразумевала некую уникальность и самобытность идей и практик Проханова, которые следует восстановить для воссоздания исторической преемственности.

Судя по уклончивым ответам на этот вопрос, в среде руководства ВСЕХ имеются существенные разномыслия относительно роли и наследия неоднозначной личности И. С. Проханова для идейного конструирования идентификации этого новорожденного евангелического содружества. Вне всяких сомнений, исторический вклад И. С. Проханова в дело развития евангельского движения в России должен подвергнуться тщательному и непредвзятому анализу для использования положительных его сторон в деле евангелического домостроительства в России XXI века.

Стоит подчеркнуть, что представленная в материалах конгресса реконструкция истории ВСЕХ, вычленяющая истоки данного содружества из семейства всемирного евангельского движения, которое определяло и вдохновляло видение В. А. Пашкова, не является оправданной с точки зрения научной историографии. Данная, сугубо селективная, реконструкция исторического повествования может быть понята в свете политической целесообразности для адекватного представления ВСЕХ в нынешнем социально-политическом и культурном контексте России.

Принимая во внимание тот факт, что публичная идентификации евангельских христиан в России и Советском Союзе всегда переписывалась в зависимости от социально-политических и геополитических изменений более широкого общественного контекста, не стоит удивляться тому, что рассмотренная выше модель идентичности ВСЕХ ориентирована, прежде всего, на современную культурно-политическую среду России. Эта среда культивируется идеологическими инструментами проекта «Русского мира», берущего за основу традиционные ценности византийского православия. Очевидно, что культурно-политическая идеология «Русского мира» не может не оказывать существенного влияния на восприятие своего прошлого обитателями этой среды в свете конкурирующих мировоззренческих установок в многополярном мироустройстве современности.

Приведем расширенную цитату из материалов съезда. Документ, из которого приводится цитата, называется «Обращение второго конгресса ВСЕХ к российскому народу и общественности». Показательно, что он находится в рабочей тетради участников конгресса, которая была дана при регистрации 26 апреля.

Обращение начинается словами: «В Москве с 26 по 28 апреля 2011 года проходил Второй Конгресс ВСЕХ». Очевидно, организаторами подразумевалась единогласная поддержка данного обращения всеми делегатами до начала конгресса, без прений и дискуссий по окончательным формулировкам. Несмотря на то, что такой подход выглядит несколько необычно, поскольку карета обычно не ставится впереди лошади, тем не менее, он имеет место быть:

«Евангельские христиане России относятся к группе традиционных протестантских церквей. Их богословие, стилистика служения и церковные обычаи, социальная доктрина и практика служения напоминает соответствующие характеристики баптистских церквей России и Восточной Европы. Сегодня можно говорить о евангельских христианах как об обособленной конфессии традиционного русско-европейского протестантизма России…

Евангельские христиане составляют одну из традиционных конфессий России, их нельзя рассматривать вне исторического контекста российской государственности и культуры. Российские евангельские христиане-протестанты внесли весомый вклад в социальное, нравственное, культурное и хозяйственное развитие своего Отечества. Они всегда способствовали развитию современной российской экономики и укреплению государственности и обороноспособности страны». … «Сегодня, как и в прошлом, российские евангельские христиане остаются плотью от плоти своего народа, являясь его неотъемлемой частью, причастной к созданию исторического и культурного наследия России». (Стр. 65. Выделено и подчеркнуто мной – А. П.).

В рамках настоящего очерка не имеется возможности подвергнуть конструктивному критическому анализу все утверждения в приведенной выше цитате, отчасти из-за ограничений жанра, отчасти из-за неясности ключевых терминов, которые используются авторами данного документа. Хочется лишь обратить внимание на то, что пионеры российского евангелического движения, В. А. Пашков и И. В. Каргель, вряд ли бы поставили свои подписи под данной формулировкой.

«Исторический контекст российской государственности» отчетливо виден в трагических судьбах этих первопроходцев российского евангельского движения. Этот контекст доподлинно указывает на то, что систему их ценностей, приоритетов и убеждений невозможно понимать вне другого, более значимого контекста: их небесного гражданства и послушания власти Христа, а также готовности ассоциироваться, прежде всего, с народом Божьим, рассеянным и гонимым по всему миру.

В свете этого стоит обратить внимание на отсутствие обращения Второго конгресса ВСЕХ к международному евангелическому сообществу. В отличие от В. А. Пашкова и И. С. Проханова, чьи взгляды были ориентированы, прежде всего, на всемирное евангелическое сообщество при публичной презентации евангелического движения в России (Ср. «Голос с Востока», «Клич воскресения», «В котле России» и др.) организаторы Второго конгресса ограничились только обращением к «российскому народу и общественности». Фон международного евангелического движения и вектор ассоциации с ним отсутствует в официальных документах II конгресса ВСЕХ.

Отсутствие этого публичного вектора может указывать либо на банальный недосмотр, либо на начавшийся процесс «поглощения» ВСЕХ идеологическим проектом «Русского мира», дающим знать о себе в селективной реконструкции исторической идентичности ВСЕХ, рассмотренной выше. В ней, как было сказано выше, искусственно (или по тому же недосмотру) умалчивается о связи начал евангельского движения в Санкт-Петербурге с волной англо-американского пробуждения конца XIX века в Европе и Америке.

Очевидно, что конструкторам новой идентичности ВСЕХ стоит задаться вопросом, какую пророческую и контркультурную функцию «света и соли» выполняет данная модель публичной идентичности в олигархическом российском контексте? Как истолковать репрессии российской и советской государственной власти против евангельских верующих в Господа Иисуса Христа, мирно отстаивавших свои ущемленные гражданские права в области свободы совести и вероисповедания? Какие вызовы Евангелие, повествующее о распятом римскими имперскими властями еврейском Мессии, несет Руси, «крещенной, но не просвещенной» по словам Н. С. Лескова?

Речь идет о Евангелии, истолкованном через богословскую призму континентальной Реформации Лютера и Кальвина, а также призму англо-американского движения пробуждения, представленного лордом Рэдстоком, Г. Мюллером и Ф. Бедекером и их учениками и последователями: В. А. Пашковым, И. В. Каргелем и И. С. Прохановым. И самый главный вопрос, на который необходимо дать четкий и ясный ответ: Стоит ли конструировать свою идентичность на фоне одной из геополитических идеологий современности, пусть даже это и магистральная государственная культурно-цивилизационная идеология твоей родной страны?

Говоря языком светской социологии религии, Евангелие о преданном храмовыми первосвященниками и распятом имперскими властями харизматическом руководителе маргинальной галилейской секты является вызовом любому уважающему себя культурному обществу. Весть о том, что за социальной идентичностью неженатого странствующего проповедника без определенного места жительства скрывалась духовная идентичность Сына Божьего, явленная в Воскресении из мертвых, не может быть поглощена никакой государственной или культурной идеологией этого мира без искажения ее сути.

Не должны ли Рождество, Пасха, Вознесение и Пятидесятница быть точкой отсчета и системой координат, как для конструирования собственной идентичности, так и для преобразования всей падшей реальности Востока и Запада, пленяя всякую мысль в послушание Христу, которому дана вся власть на небе и на земле? Стоит ли стыдиться «юродства Креста», чтобы выстраивать и выражать свою идентичность не на его фоне, а на более окультуренном фоне «способствования развитию экономики и укреплению государственности и обороноспособности той или иной страны и ее культурного наследия»? Стоит ли делать такой акцент на «плоти от плоти своего народа» в ущерб ассоциации с разорванной плотью вселенского Тела Христова, которое в мире, но не от мира сего?

Следует отдать должное организаторам, предоставившим слово на первом пленарном заседании Линдси Брауну, международному директору лозаннского движения. В этом образцовом, содержательном и предметном докладе были рассмотрены тенденции в мировом евангельском движении за последние двадцать лет. Докладчик обратил внимание на слабое влияние российских евангельских церквей на свою культуру и в качестве альтернативного примера указал на бурный рост церквей в странах Азии, Африки, а также Южной и Северной Америках.

Хотелось бы услышать отчетливую позицию руководства ВСЕХ об ассоциации содружества с всемирным евангельским движением, о котором повествовал международный директор лозаннского движения. Автору данного очерка представляется, что слабость восточно-европейской евангельской церкви обуславливается, отчасти, именно чрезмерной ориентацией на «славянскую самобытность», ведущей к изоляционизму, укорененному в советской ментальности «железного занавеса».

В свете официальных документов и постановлений конгресса, напечатанных до его начала, непосредственные доклады и обсуждения во время пленарных заседаний и секций вызывали некоторый диссонанс. Рассмотрим один из примеров такого диссонанса в разрезе рассматриваемой темы, а именно: выражение идентичности евангельских христиан.

Во время первого пленарного заседания второго дня конгресса, посвященного теме «Евангельское движение и общество в России сегодня и завтра», модератор Д. Г. Лавров обратился к докладчику М. В. Дубровскому (представителю РОСХВЕ) с просьбой прояснить значение термина «евангельские христиане». Модератора интересовало, является ли базовая идентичность «евангельских христиан» конфессиональной или же данное движение имеет межконфессиональную идентичность, присущую христианству (!) как таковому издревле. Следует отметить, что доклад М. В. Дубровского выбран в качестве примера именно по причине его отличительных достоинств по сравнению с некоторыми другими докладами.

Показательно, что в своем ответе на вопрос модератора докладчик апеллировал к своему частному мнению, а не к устоявшемуся научному дискурсу по этой теме, хотя и указал в правильном направлении на межконфессиональную природу евангельского движения на основе «принципов и ценностей», а не доктрин и догм.

Докладчик, однако, не дал четкого определения терминов и не прояснил ни самих этих «принципов», ни «ценностей», и не указал на исток зарождения евангелического движения в контексте пиетизма и протестантских пробуждений в постреформационный период. Отсутствие взаимодействия с устоявшимся научным дискурсом, посвященным евангелическому движению в европейском и англо-американском контексте XVIII века, является показательным и указывает на две общие характерные черты конгресса.

Во-первых, это несогласованность частных мнений докладчиков с заранее прописанными официальными постановлениями конгресса, в которых «евангельское христианство» верным образом помещается, прежде всего, в протестантские рамки.

Во-вторых, — это недостаточно высокий аналитический уровень некоторых докладов, предполагавших наличие серьезного анализа с приведением цифр, фактов и цитат на авторитетные научные исследования по заданной теме.

Несмотря на отсутствие взаимодействия с научным дискурсом в своей устной презентации, Дубровский продемонстрировал ясность выражения мыслей и правильность интуиций. Он совершенно верно подчеркнул, что церковь Иисуса Христа имеет, прежде всего, небесную природу и по этой причине христианское сообщество, как новое творение во Христе, всегда будет «перпендикулярно», — пользуясь терминологией докладчика, — любому земному обществу и любому культурному контексту. Это верное утверждение, к сожалению, не запечатлено в официальных документах конгресса.

Отсутствие акцента на серьезной научной подготовке к некоторым докладам и секциям со стороны организаторов конгресса было отчетливо явлено в игнорировании темы «Образование и научная деятельность» из рассмотрения на пленарных заседаниях и в секционных группах. Создалось стойкое, но, возможно, ошибочное впечатление, что вопрос богословской науки, актуальной для российского контекста, не представляет большого интереса для руководства ВСЕХ.

Без создания научного сообщества, ориентированного на российскую действительность, и развития подлинно научной и публично открытой исследовательской культуры ВСЕХ может встать на скользкий путь некритической адаптации к социально-политическому контексту и духу времени посредством декларативной риторики. Опыт показывает, что за дымовой завесой декларативной риторики реальные решения могут приниматься отдельно взятыми влиятельными личностями, ведомыми собственными мнениями, предпочтениями, амбициями или интересами.

Движение по этому «скользкому пути», к сожалению, не было исключением из правил в истории российского евангельского движения XX века. Недостаточно высокий аналитический уровень некоторых докладов и временами беспредметных публичных обсуждений, а также заранее напечатанные постановления II конгресса ВСЕХ, не всегда согласованные с тем, что действительно имело место в зале, — указывают на то, что координационному совету ВСЕХ нужно быть бдительным, чтобы не повторить ошибок истории.

Показательным в этом отношении является документ, озаглавленный «Итоговые рекомендации второго конгресса ВСЕХ по результатам работы секционных групп». В секции «Церковь и Общество» дается следующая рекомендация: «Рекомендовать подготовить обращение Второго конгресса ВСЕХ к Президенту, правительству и РПЦ договора об общественном согласии христианских церквей России и государственной власти».

Принимая во внимание, что данные рекомендации были даны в заключении конгресса, и участникам конгресса не была предоставлена возможность проголосовать ни за состав рабочей группы, ответственной за разработку текста этого обращения, ни, тем более, за само содержание этого договора, следует указать на серьезные недоработки в области регламента и процедуры принятия решений на конгрессе. Этот серьезный просчет ставит под сомнение легитимность публичных заявлений от имени участников II конгресса ВСЕХ, которые они не обсуждали и за которые не голосовали.

Высказав эту конструктивную критику и некоторые возможно не совсем оправданные опасения, нельзя не отметить высокого уровня организации конгресса и качественной культурной программы, представленной коллективами из разных деноминаций. Особенно запомнилось блестящее выступление джазового ансамбля Московской государственной консерватории.

Необыкновенная жертвенность организаторов конгресса сделала возможным приезд многих участников конгресса из разных концов России, а также ближнего и дальнего зарубежья для участия в его работе. Дух глубокого уважения, открытого диалога, и толерантности пронизывал все дни конгресса.

Именно этот пасхальный дух честного диалога является залогом для дальнейшего развития ВСЕХ, представляющего из себя содружество разных протестантских деноминаций и союзов, отличающихся друг от друга богословием и практиками. Именно это уникальное единство и многообразие во Христе дают надежду на то, что ВСЕХ сможет выработать качественную и неполитизированную платформу для выражения в публичном российском пространстве целостной евангельской идентичности, о которой мечтал В. А. Пашков. Ради нее он предпочел изгнание из России измене своим корневым протестантским убеждениям и ценностям относительно свободы совести и вероисповедания.

Остается надеяться и верить, что III конгресс ВСЕХ подойдет равнозначно серьезно не только к организационной и спонсорской составляющим, но и обратит внимание на недочеты содержательной и процедурно-регламентной частей II конгресса. Выстраивая свою идентичность не только на фоне российского политико-культурного контекста, но и на фоне всемирного евангелического движения, а также на «перпендикулярном» фоне контркультурного Креста Христова и Пустой Гробницы, Всероссийское содружество евангельских христиан, с Божьей помощью, сможет быть проводником евангельского света в российском контексте и за его пределами.

(Андрей Пузынин — автор книги «Традиция евангельских христиан: изучение самоидентификации и богословия от момента ее зарождения до наших дней». Москва: ББИ Св. Апостола Андрея, 2010)

Мирт

http://www.gazeta.mirt.ru/?2-8-1067—1

www.gazetaprotestant.ru      

Добавить комментарий