Духовность как источник основных ценностей современного общества


А.А. Тер-Акопов


Причинно-следственные связи духовно-нравственного характера, действующие на уровне конкретного человеческого поведения, наукой практически не исследуются’, что представляется значительным ее упущением; игнорирование духовно-нравственного детерминизма существенно обедняет общее представление о причинности и ее проявлениях, например, в уголовном праве, оставляет в тени целый блок вопросов, связанных с противодействием преступности.

Идея духовности как причинного фактора признается в философской литературе. Однако она трактуется ограничительно — только как причинность в духовной сфере общественной жизни: влияние на духовность общественного бытия, воздействие прошлых идей, взаимодействие различных форм общественного сознания и т.п.. Вопрос о духовности как причине и ее роли в механизме конкретного поведения, в том числе, преступного, не поднимается.

Прежде чем перейти к рассмотрению духовно-нравственных причинных отношений необходимо раскрыть природу и те черты духовности, которые указывают на ее активность, причиняющую способность.

Духовность представляет собой относительно самостоятельное причиняющее начало, стоящее в одном ряду с материей и энергией. Она обладает активностью, направленностью действия, способностью создавать условия для наступления определенного следствия и непосредственно производить его.

Особенность духовности как причины в том, что она, во-первых, имеет социальную природу, действует лишь в социальной среде, воздействуя на человека; во-вторых, механизм ее действия не материально-энергетический, но информационно-психологический, духовный фактор как информация воздействует на сознание и волю, определяя поведение человека; в-третьих, детерминация духовным не жесткая, не однозначная, но вероятностная, поскольку человек обладает свободой воли и может поступить вопреки тому, что диктуют ему духовные требования. Все эти особенности характерны для действия уголовного закона, как духовно-нравственной категории, они проявляются и в механизме преступного поведения. Но, несмотря на очевидную связь духовности с уголовно-правовой сферой общественной жизни, она как предмет уголовного права специально не исследуется, что не позволяет раскрыть всей сущности уголовного закона и преступления, присущую им духовную характеристику и, следовательно, выявить дополнительные возможности противодействия преступности уголовно-правовыми средствами.

Духовность — понятие широко употребляемое, но определяется оно далеко не однозначно в силу недостаточности предметных научных разработок по причинно-духовной проблематике. Между тем понять сущность духовности и механизм действия можно, если только рассмотреть ее с точки зрения причиняющей способности.

Традиционно духовность увязывается преимущественно с религиозной сферой жизни, находящейся вроде бы вне поля науки. Такая позиция представляется ошибочной, духовность — социально-психологическое явление, реальность, а всякая реальность может и должна быть предметом научного анализа. Мудрый царь-проповедник Екклесиаст рекомендовал «исследовать и испытать премудростью все, что делается под небом: это тяжелое занятие дал Бог сынам человеческим, чтобы они упражнялись в нем» (Ек. 1.13). Современная наука, следуя данной рекомендации, проявляя готовность к сотрудничеству с верой, пытается, по мере возможности, овладеть и теми явлениями, которые служат предметом вероучения, включить их в научный, а затем и общественный оборот. Исследователи, констатируя существование двух типов мировоззрений, основанных на двух парадигмах — религиозной и естественно-научной — приходят к выводу о том, что главной задачей является слияние двух парадигм, создание объединяющей метапарадигмы и построение на ее основе нового мировоззрения.

Приведенное высказывание относится в первую очередь к духовности, поскольку именно она стоит за мировоззрением. Выработка и внедрение в общественное сознание духовности, которая бы основывалась на единой парадигме и не исключала той религиозной составляющей, которая подвластна только вере, действительно задача, актуальная для современной России, топчущейся на месте в поисках путей собственного развития.

Духовность — категория индивидуальная и общественная, поэтому она должна внедряться не только в общественное, но и индивидуальное сознание. Философская наука советского периода применительно к индивидуальному уровню сознания обстоятельно исследовала главным образом вопросы нравственности, духовность же рассматривалась лишь на уровне общественного сознания. Как социальный фактор она оценивалась достаточно высоко, философы выделяли ее в качестве самостоятельной сферы общественной жизни наряду с материально-производственной, социальной и политической. В нее включались жизнь сознания в целом, а также духовное производство: образование, воспитание, средства массовой информации и т.п. Однако по традиции духовная сфера признавалась производной от всех остальных.

Духовность производна от понятия духа; от того, как трактуется последнее зависит понимание духовного, в том числе его причиняющей способности. В словаре СИ. Ожегова к духу относятся: сознание, мышление, психические способности, то, что побуждает к действиям, деятельности, образует начало, определяющее поведение. Словарь В. Даля определяет понятие «духовный» как «безплотный», «нетелесный», из одного духа и души состоящий». Из определений видно, что понятийные источники русского языка не проводят различий между духом и душой, духовным и душевным. Разорвать эти понятия действительно трудно, но, тем не менее, необходимо, поскольку религиозные, в частности, христианские источники не отождествляют одно с другим, трактуют духовное как самостоятельную сущность. Исторически духовность формировалась в рамках религиозных вероучений, следовательно, в них нужно искать ее действительный смысл.

Фундаментальным положением христианского учения является идея о триедином составе человека, включающем дух, душу и тело. Святой апостол Павел в своем первом послании фессалоникийцам призывает: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (Фессал. 5.23).

Душа — это нечто живое, животное, психофизиологическое, то, благодаря чему физическое тело человека функционирует как организм, такой же, как у животного. В Ветхом Завете душа отождествляется с кровью, являющейся носителем жизни. «Ешь в жилищах твоих по желанию души твоей;…только строго наблюдай, чтобы не есть крови, потому что кровь есть душа: не ешь души вместе с мясом, … дабы хорошо было тебе и детям твоим после тебя…» (Втор. 12.21 — 25).

Дух же — нечто, стоящее над душой и телом, находящееся в них и вне них, то, что входит и выходит из плоти. Дух — это то, что творит: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душою живою» (Быт. 2. 7). Дух — это то, что «все проницает» (1 Кор. 2. 10). Дух — то, что животворит: «Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь» (Ио-ан. 6.63). Дух то, что « плоти и крови не имеет» (Лк. 24.39). Дух — то, что дает человеку свободу, утешение и истину: «Господь есть Дух, а где Дух Господень, там свобода» (2 Кор. 3. 17); «Я умолю Отца, и даст вам …Утешителя… Духа истины» (Иоан. 14.16, 17). Дух — то, что дает разумность: «Дух в человеке и дыхание Вседержителя дает ему разумение» (Иов. 32. 8).

Как видно из далеко не полного перечня проявлений духа, его можно охарактеризовать как некоторый феномен, стоящий над душой и телом, находящийся вне их, но творящий и проникающий их, дающий человеку свободу, истину и разум, силу творчества. Эти качества и должны быть определяющими при объяснении причинных свойств духовности.

Из приведенной характеристики духовности также следует, что она имеет индивидуально-всеобщий характер, пронизывает личность и ее окружение; можно говорить об индивидуальной духовности и духовности общей, социальной. Причем, индивидуальное и социальное взаимосвязано и едино, одно не существует вне и без другого, хотя с содержательной стороны они имеют различия, которые будут рассмотрены ниже.

Современная наука, светская и богословская, также пытается разделить понятия души и духа. Психологи рассматривают душу как «нематериальное, независимое от тела животворящее и познающее начало. Это понятие употребляется как синоним слов «психика», «внутренний мир человека», «переживание», «сознание». В свое время и в уголовном праве употреблялось выражение «душевная болезнь» вместо нынешнего термина -«психическое расстройство». Душа, таким образом, — это такой компонент человека, который отвечает за его психическую деятельность.

Представители богословия вообще отходят от такого компонента человеческой сущности, как душа, но не потому, что не признают его, а потому, что считают душу как бы родственной телу, именуя и то, и другое веществом, противостоящим духу. «Человек, — пишет митрополит Сурожский Антоний, — создан из элементов материального мира и из элементов духовного мира, …он принадлежит и духовному миру, и вещественному»».

Известный хирург, ученый, профессор медицины Войно-Ясенецкий в специальной работе «Дух, душа, тело» определяет душу как «совокупность органических и чувственных восприятий, следов воспоминаний, мыслей, чувств и волевых актов»’. Духовное же это то, что стоит над душевным, что выше психического, управляет последним, придает ему силу.

Разделение души и духа проводится и учеными-юристами. Так, А.И. Хвыля-Олинтер выделяет в структуре мотиваций и волевых действий человека четыре уровня: физиологический, психический, душевный и духовный, признавая при этом стратегически высшим — уровень духовный».

Отдельные исследователи, раскрывая качества духовного, излишне детализируют их, называя такие проявления, которые либо не характерны для духовности, либо носят исключительно позитивный характер, что противоречит идее существования наряду с духом добра, также и духа злобы («нечистый дух») (Мф. 12.43; Лк. 11. 24; Мр. 1. 26, 30; 5. 8). Так, В.В. Ярцев выделяет семь свойств духа: всеобъемлющую любовь, религиозность, нравственные чувства, морально-этические нормы, стремление к постоянному познанию мира, тонкая художественная и музыкальная восприимчивость, философское и научное мышление. Каждый из названных свойств не обязательный показатель духовности. Духовный человек может не обладать «тонким» художественным вкусом, равно научным мышлением. Кроме того, предложенная классификация ориентирована только на позитивную духовность, негативной стороны духовности вроде бы и не существует. Поскольку в духовности есть и то и другое, то характеризовать ее следует общей категорией, охватывающей оба аспекта: позитивный и негативный. Такие обобщения просматриваются в подходе А.И. Хвыля-Олинтера, который включает в содержание духовности религию, вероучение, мировоззрение, идеологию, культуру, систему нравственных ориентиров, т.е. факторов, имеющих двойной — позитивный и негативный — стандарт.

Однако и эти факторы — лишь проявления духовности, они находят в духовности свою основу. Необходимо найти некоторое единое, объемлющее понятие, через которое можно выразить духовность, подходящее для употребления во всех сферах знаний. Такой категорией следует признать отношения людей между собой. По мнению исследователей одно из составляющих духовности — способность «устанавливать свободное, продуманное и ответственное отношение с другими духовными существами». Как отношение определяется, в частности, нравственность, являющаяся важнейшей составляющей духовности. Она «заключается в добровольном самодеятельном согласовании чувств, стремлений и действий членов общества с чувствами, стремлениями и действиями сограждан, их интересом и достоинством, с интересом и достоинством всего общества в целом».

АА. Тер-Акопов

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И ПРОБЛЕМЫ нефизической причинности в уголовном право

www.gazetaprotestant.ru

Добавить комментарий