Откровения Бога Иову


Уильям Макдональд

 

В конце книги Иова Сам Господь отвечает на его многочисленные вопросы из бури (это достаточно частая форма богоявления в Ветхом Завете). Речи Бога приносят желанное облегчение после утомительных словопрений в предыдущих главах. Иов затемнял премудрость Божию словами без смысла, то есть, он безрассудно сомневался в справедливости отношения к нему Бога. Теперь вопросы будет задавать Господь, и пусть Иов приготовится отвечать!

В следующих далее вопросах Бог не дает подробного разъяснения проблемы страданий. Вместо этого Он обозревает вселенную, указывая в ней сияющие отблески Своего величия, Своей славы, мудрости и могущества. По сути дела, Он говорит: «Прежде чем брать на себя смелость судить о Моих путях, ты должен спросить себя, сможешь ли владычествовать над творением так же хорошо, как Я». Разумеется, это только показывает Иову, насколько он бессилен, невежественен, ничтожен, беспомощен, несведущ и ограничен.

Здесь, как отмечает Райдаут, мы слышим глас Господень:

«Мы слышим уже не домыслы естественного разумения, как в речах друзей Иова; и не громкие стоны израненной веры, как в речах самого Иова; и даже не ясные, трезвые речи Елиуя мы находимся в присутствии Самого Иеговы, Который обращается к нам». Слушая вопросы Господа, мы начинаем догадываться, что они могут быть аллегорическими, то есть заключать в себе более глубокий духовный смысл, и что даже сам порядок вопросов может иметь значение. Но пока мы смотрим сквозь тусклое стекло.

Кое-кто может с гордостью заявить, что мы, благодаря современной науке, знаем ответы на многие вопросы, которые задает здесь Бог. По этому поводу барон Александр Хамбольдт признается:

«На вопросы, на которые не мог ответить Иов, все еще не могут ответить и люди науки. Для них это совершенно недоступно; ведь людей науки, весьма сведущих в отношении вторичных причин, всегда останавливают причины первичные. Они никогда не могут дойти до великой первопричины и не стремятся к ней».

Требование ответить о чудесах неодушевленного творения (38:4-38)

38:47 Господь, в поэтических описаниях непревзойденной красоты, рассказывает о сотворении мира, когда Он положил основания земли, определил размеры ее и строение, утвердил ее (разумеется, движущейся в пустом пространстве); когда ликовали ангелы. Он спрашивает: «Где был ты, когда это все происходило?»

Переходя от космологии к географии и океанографии, Бог указывает, что заключил море в предназначенные ему берега, запретив вторгаться за эту границу, и окутал его воды, как пеленают дитя, облаками и мглою.

Далее Бог красочно повествует, как распоряжается наступлением утра рассветное сияние озаряет небеса и высвечивает все на земле; вспугивая нечестивых, творящих свои дела в темноте, словно стряхивая их; оттеняет на земле рельеф, подобный оттиску печати на глине; и раскрашивает пейзаж, делая его похожим на разноцветную одежду. Темнота, этот «свет» для нечестивых, отступает, и их злодейские замыслы рушатся. Бог вопрошает Иова, знает ли тот что-нибудь о глубинах моря, о тени смертной и широте земли.

Теперь Бог допытывается у Иова ответа на вопрос о происхождении и природе света. Ссылка на солнце не будет ответом, потому что свет был (Быт. 1:3) еще до того, как появилось солнце (Быт. 1:16). Достаточно ли Иову лет, чтобы знать ответ? А что он знает про снег и град, которые Бог иногда снаряжает во время смут и войн? Каким образом свет и восточный ветер, исходящие, как кажется, из одной точки, распространяются по поверхности земли? (38:19-24)

Далее Иов экзаменуется по теме погоды о дождях и грозах, о том, как дожди выпадают в пустыне, рождая в ней буйную поросль, а также об источниках дождя, росы, льда с инеем. Почему вода становится твердой, как камень, и поверхность бездны замерзает?

Ни одна наука не в состоянии так явно показать человеку его незначительность, как астрономия. И Бог интересуется способностью Иова управлять звездами и созвездиями, удерживать их на их орбитах, определять их влияние на землю.

На фоне предполагаемой власти современного человека, вооружившегося наукой, над силами природы, слова Сперджена, основанные на тексте стиха 31в переводе КИ, предстают отрезвляющим контрастом:

«Можешь ли ты связать узел Хима [Плеяд] и разрешить узы Кесиль [Ориона]?» (Иов 38:31).

«Если мы начнем хвалиться своими возможностями, величие природы может очень скоро показать нам, насколько мы ничтожны. Мы не в силах сдвинуть с места самую маленькую из мерцающих звездочек или погасить хотя бы один из утренних лучей. Мы говорим о могуществе, но небеса лишь посмеиваются над нами. Когда Плеяды радостно засияют весной, мы ничем не сможем ограничить их влияние, а когда Орион восходит высоко над горизонтом, и природа скована узами зимы, мы не можем ослабить эти ледяные узы. Времена года сменяют друг друга в согласии с божественным предначертанием, и весь род человеческий не в силах что-либо здесь изменить. Господи, что такое человек?»35 38:3438 Очевидно, каждый, кто имеет смелость усомниться в мудрости и могуществе Бога, должен быть в силах вызвать дождь, прикрикнув на облака, и повелевать молниями, так чтобы они мгновенно подчинялись! Может ли Иов рассказать Богу, как действует разум, откуда у человека берется мудрость и понимание всех этих вопросов?36 Ни у одного человека не достанет мудрости, чтобы счесть облака, не говоря уже о частицах влаги, из которых они состоят. И никто не может предсказать время, когда дождь прольется на безводную землю, которая ссохлась комьями и глыбами.

Требование ответить о чудесах одушевленного творения (38:39 39:32) 38:39-41

Теперь Бог переходит от неодушевленного творения к одушевленному. Продолжая задавать вопросы, Он напоминает Иову о Своем провидении что Он из Своей руки кормит каждую живую тварь, от царственных львов на их лежбищах и в засадах до невзрачного ворона с его птенцами.

39:18 Иову указано, что никто, кроме Бога, точно не знает ни сроков беременности, ни как протекают роды, ни какие инстинкты движут дикими горными козлами и ланями. Дикий осел (называемый также «онагром»), смеясь над стесненной городской жизнью и над упряжью, скитается на воле по пустыням и горным хребтам, выискивая любую зеленую поросль.

Дикий бык тоже отвергает работу на человека, не хочет пахать и тянуть воз. А что же страусы с их необычными крыльями? Иногда они ведут себя глупо, откладывая яйца прямо на песке, где они подвергаются опасности, и плохо заботясь о своих птенцах. Зато любой из них может обогнать всадника на скаковой лошади!

Далее Бог спрашивает Иова, он ли дал силу боевому коню и облек его шею громом (или гривою, НКИ). Величественное и бесстрашное, в неистовом нетерпении пожирающее расстояния, это гордое животное яростно мчится в гущу битвы, совершенно не боясь криков и труб, сверкания копий и дротиков.

Иов ли дал мудрость ястребу улетать на юг? И он ли научил орла парить в вышине и устраивать гнездо на высокой скале, издалека высматривать падаль и готовить птенцов к тому, чтобы они сами находили себе пищу?

Господь снова упрекает Иова за его дерзкие обвинения Вседержителю. Если Иов такой мудрый и могущественный, он, конечно, сумеет ответить на все заданные ему вопросы!

Ответ Иова

Господь спросил Иова, имеет ли тот право упрекать или поправлять Его, когда речь идет о провиденциальных путях Бога, если сам Иов так невежественен в тайнах творения. После этого Иов, занимая, наконец, свое подобающее место, говорит: «Вот, я ничтожен; что буду я отвечать Тебе? Руку мою полагаю на уста мои». Ошеломленный необъятным всеведением Господа, он решает больше ничего не говорить. (39:33-35)

Но в ответе Иова не слышно достаточного раскаяния, поэтому Господь продолжает вразумлять его, обращаясь к нему из бури. Он требует, чтобы Иов отвечал так, как положено мужчине. В конце концов, Иов обвинил Бога в несправедливости и осудил Его, чтобы оправдать себя. Пусть в таком случае Иов выступит в роли божества, проявит свое всемогущество и говорит громовым голосом. Пусть взойдет на престол, облекшись величием, славою, блеском и великолепием. Пусть изольет свой гнев на виновных и смирит гордых. Если он сможет все это сделать, тогда Господь признает, что Иов в силах спасти себя сам.

Смиренный ответ Иова (42:16)

Иов ошеломлен. Он свое получил! Он покорился владычеству Бога. Он признает, что говорил своими устами необдуманно. Теперь, когда Иов не только слышал Господа, но и видел Его своими глазами, он стыдится сам себя и раскаивается в прахе и пепле. Иов, разумеется, не видел Бога непосредственно, но он получил такое впечатляющее откровение о Его мудрости, могуществе, Его провидении и владычестве, что это равносильно зримому явлению Самого великого Бога.

В Иове 1:1 сказано, что Иов «непорочен». Теперь, в конце книги, он сам себе мерзок. Таким был во все века духовный опыт самых избранных из святых Божиих. «Чем больше человек возрастает в благодати», пишет Д. Л. Муди, «тем презренней он в своих собственных глазах».

Торжество Иова (42:7-17)

Теперь Бог упрекает Елифаза и двух его друзей за то, что они неправильно объясняли Его пути. Они утверждали, что всякое страдание есть наказание за грех. В случае Иова дело обстояло иначе. После этого трое друзей Иова, подчиняясь божественному повелению, приносят большую жертву всесожжения (семь тельцов и семь овнов). Иов, выступая в качестве посредника, возносит молитву за своих друзей, и в итоге они избавлены от осуждения, и Бог принимает ходатайство Иова.

Благоденствие Иова восстановлено (42:10-17)

Когда Иов помолился за своих друзей, Господь вдвойне возместил то, что было у Иова прежде: дал вдвое больше мелкого скота, вдвое больше верблюдов, волов и ослиц.

Кроме того, у Иова родились семь сыновей и три дочери, что удвоило его потомство, поскольку мы должны, видимо, считать, что на небесах у него по-прежнему были старшие сыновья и дочери. Иов прожил дополнительно сто сорок лет. Господь благословил последние дни Иова более прежних. «И умер Иов в старости, насыщенный днями». В итоге Иов так и не проклял Бога, вопреки всем уверениям сатаны.

Ласковый отблеск Божьей благодати виден в том, что Иов, так ужасно обезображенный своей болезнью, после своего возрождения получил от Бога дочерей исключительной красоты (отцы любят хвалиться красотой своих дочерей!). В их именах содержится свой смысл Емима (голубка), Кассия (корица, ароматная кора коричного дерева) и Керенгаппух («рог» краски для ресниц). Иов даже дал им наследство вместе с их братьями, что, надо полагать, не было распространенной практикой в патриархальную эпоху.

 

Уильям Макдональд, Библейские комментарии для христиан: ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий