Современный терроризм как противостояние глобализации


Е. Ю. Калинина

Глобализация ошибочно понимается как стратегия унификации культур, этносов, народов в современном мире. Это лишь одна из моделей, которая терпит сегодня поражение, но создается ощущение, что сама идея единого мирового пространства не выдержала проверки современными политическими обстоятельствами. Политика ряда государств и групп государств привела к тому, что вековая идея объединения может восприниматься как негативная многими странами и народами, которые ощутили реальную угрозу уничтожения традиций, языка, культуры. С одной стороны, этому обстоятельству способствует идея распространения массовой культуры, которая, как известно, имеет, как минимум, две стороны как явление многозначное. С другой стороны, реальные шаги, предпринимаемые правительством ряда государств, дискредитируют идею мира как открытой системы, в которой происходит расширение культурных границ. Прежде всего это наблюдается в отношении, явно или неявно существующем у крупных государств и у больших народов к немногочисленным. Несмотря на распространенный стереотип, что сопротивление глобализации и распространению массовой культуре вплоть до осуществления террористических актов оказывают в основном «отсталые» народы с «невысоким уровнем культуры», практика развенчивает этот миф, поскольку среди народов, отстаивающих свою идентичность, в том числе с помощью оружия, огромную роль играют народы с развитой экономикой и культурой.

Если такой народ политически включен в состав какой-либо нации, то может возникнуть сепаратизм как следствие политической борьбы, который представляет собой угрозу для неоднонациональных государств. Сепаратизм в борьбе за национальное самоопределение, за сохранение своей культуры, языка и традиций представляет собой сложную двухаспектную проблему, поскольку удовлетворение требований сепаратистов не только не приводит к исчезновению этого явления, а ведет к появлению новых, более жестких, зачастую несовместимых с политикой, проводимой государством. Кроме того, в современном противостоянии государства и регионов, государства и национальных меньшинств сталкиваются две тенденции: право народов на самоопределение и принцип единства и всевластия государства на своей территории, то есть принципы национального и государственного суверенитетов. Для государства, не желающего раствориться в едином глобальном пространстве, это становится новой угрозой, которую предъявляет современность. Поэтому государства, как правило, достаточно жестко реагируют на национализм и сепаратизм, проявляющиеся в их отдельных частях. Иногда это противостояние приобретает особенно острый характер и выливается в вооруженную борьбу группы экстремистов с государством, другими национальностями страны, а иногда и с собственным народом, если он выражает недовольство действиями террористов. Такая ситуация, например, существует в Стране Басков в Испании. Схожая ситуация существовала одно время и в Каталонии, но именно политическая организация ЭТА («Страна Басков и свобода») прославилась на весь мир.

Конфликт был заложен рядом факторов, из которых не последнее место занимает экономический. Государство, естественно, эксплуатировало промышленные возможности этой территории, но на развитие региона выделялось не так много средств, это вызывало развитие распространенного мифа о «эксплуатации региона». Сыграла свою роль и повышенная трудовая миграция в культурно замкнутую традиционалистскую баскскую среду.

Дополнительным важным фактором проявления националистических тенденций в Стране Басков была также память об утраченной независимости, отличие традиций, культуры и языка, лишение автономии и «фуэрос» (fueros — древние традиции и «традиционные законы», провозглашенные не государством, а общиной на собраниях и позже утвержденные королевской властью в качестве своеобразной привилегии региона, набор дополнительных правил, а точнее, свобод, для провинции в отличие от остальных), насильственной испанизации, проводившейся реакционными режимами, в частности франкистским.

В конце XIX в. появляются идеологи баскского движения, которые создают базу для политической борьбы. Главным выразителем баскского национализма стал исследователь истории басков и языка Сабино Арана Гойри (один из братьев Арана Гойри), к тому же обладающий политической харизмой. Этнокультурную основу баскского национализма составили язык и историческое прошлое народа, которые и сегодня являются загадкой для исследователей, а следовательно, основой политических и социальных мифов. Тогда же появляется и политическая партия — НПБ, которая становится выразительницей политических требований националистов.

Основной тезис идеологии баскского национализма — «Бог и Древний Закон», где «слово Бог обозначает абсолютное почитание заповедей Иисуса Христа и Церкви народом Эускади, соединенное с беспощадным уничтожением всякой ереси, попытки раскола, рационалистского или либерального духа, любого другого некатолического культа, любой терпимости, публичной или официальной, к заблуждениям. Лаги-Зарра, или Древний Закон, означает полное возрождение старых законов Эускади, ее Кортесов или Законодательных Хунт, ее благословенного почитаемого языка, ее изначальных традиций, ее полного суверенитета в принятии законов, исполнительной власти, экономике, суде, армии и международных отношениях». Именно на этих принципах продолжает основываться современный баскский национализм и сегодня. Быть может, в чем-то он потерял свою остроту, однако крайние организации продолжают оставаться на таких позициях.

В 1959 г. — во время правления Франсиско Франко — была создана организация ЭТА. Сначала она вызывала симпатии международного сообщества, поскольку противостояла авторитарному режиму, но позже, когда начались демократические преобразования, требования, выдвигаемые националистами, не изменились. Оказалось, что они протестуют против любого вторжения государства в их независимость и самостоятельность в определении своей судьбы. Вывод, сделанный националистически настроенными басками, оказался однозначным: авторитаризм и демократический глобализм в целом не отличаются друг от друга, поскольку направлены они на унификацию мировых культур, а соответственно на их обеднение и уничтожение.

Необходимо помнить при этом, что именно культурноэтническая и лингвистическая идентичность лежит в основе национализмов и сепаратизмов, подобных баскскому. В результате же глобализации, по мнению защитников идентичности, должна сформироваться массовая культура, не допускающая существования языков, праздников, традиций, которые осмеиваются и объявляются пережитками. Все это баски переживали во время правления реакционных монархов, но наиболее жестко такие тенденции проявились в период правления Франко. Таким образом, для баскских националистов оказалось реальным отсутствие альтернативы. И борьба продолжилась: политическая, но и вооруженная, поскольку ЭТА, ставшая теперь политическим изгоем, хотя периодически и заявляет о перемирии с испанским правительством, вскоре нарушает собственный мораторий.

Сегодня в Испании, спустя более чем тридцать лет после демократизации государственного строя, существует некое общество, называющее своих членов abertzale. Это люди, именующие себя аранианцами, то есть последователями братьев Арана Гойри, прежде всего Сабино, самоидентифицирующиеся, по крайней мере, идеологически, с ЭТА. Современный испанский писатель и общественный деятель Хон Хуаристи убедительно доказывает, что на самом деле сабинианская идеология представляет собой не что иное, как извращенное понимание христианской традиции, попытка создания «политической религии», что вообще свойственно для террористических и экстремистских организаций. Вся сабинианская идеология, таким образом, по его мнению, представляет собой «решающий переход от католической святости — через определение трансцендентное и универсальное — к отдельно взятому особенному культу этнической нации. В первый Aberri Eguna (день баскского народа. — Е. К.) родилась политическая религия, которая требовала от своих последователей пожертвовать собственной жизнью и, между прочим (и в особенности), — чужой» .

Естественно, идея национализма содержит в себе как положительные стороны (спасение народа и его культуры от уничтожения в результате экспансии), так и отрицательные (защита этнических ценностей вплоть до вооруженной борьбы), следовательно, она может использоваться разными политическими группами, в том числе террористическими. Истинная же цель террористических актов может разительно отличаться от декларируемых. Именно этот факт и вызывает сегодня в мире двойственное отношение как к глобализации, так и к движениям народов за самоидентификацию и охранение своей культуры от уничтожения. Последнее может привести к таким отрицательным явлениям, как вооруженная борьба, которая де-юре ведется против правительства, но де-факто зачастую против людей, а также закрытию своей культуры от любых влияний. В этом случае формируется враждебный образ инаковости, который в том числе способствует консервации культурного развития.

 

Дискриминация, терроризм и иные виды нетерпимости, Санкт-Петербург, 2010

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий