Человеческий капитал с точки зрения христианской онтологии


Михаил Дубровский

Лекция, прочитанная в Академии народного хозяйства 30 ноября 2012 года

Задача говорить о человеческом капитале с точки зрения христианской онтологии — задача сложная и опасная. Существует две основных угрозы.

Первая заключается в том, что любая попытка передать свои смыслы в чужом языке всегда чревата тем, что понятия, которые приходится для этого использовать, в этом языке уже нагружены своими значениями. А значит, соглашаясь на использование этих понятий, приходится заведомо соглашаться на искажение своего содержания. Такое происходит даже в узко религиозной сфере: понятия, ключевые для одной конфессии, почти невозможно передать в понятиях другой. В свое время я читал замечательную книгу Павла Евдокимова «Православие». Автор периодически сравнивает православный подход, в частности, с протестантским. Когда я, как протестант, читаю то, что он про нас думает и пишет, я понимаю, что мы так не думаем и не делаем. Но с его точки зрения, это выглядит именно так! Когда же мы вынуждены переносить смыслы из одной сферы в совершенно другую, тут эта опасность еще более усиливается.

Вторая опасность. Если мы стремимся максимально точно передать свои смыслы, а потому используем свои внутренние понятия либо изобретаем новые, мы рискуем, что эти понятия для слушателей будут попросту пустыми. И коммуникация не происходит.

Я рискую попасть сразу в обе ловушки. В самом деле, можно ли говорить о человеке с позиций христианского мировоззрения, используя экономические категории? Для христианства человек ценен сам по себе, независимо от его экономических достоинств или недостатков.

С другой стороны, со времен Макса Вебера взаимосвязь между религиозными убеждениями и экономикой считается общим местом. А в Евангелии экономические примеры многократно используются для пояснения духовных принципов. Иными словами, взаимосвязь, все же, есть?

Христос и апостолы действительно обращаются к экономическим иллюстрациям, и, прежде всего, потому, что эти примеры были легко понятны любому из слушателей. Но при этом неизменно происходит «онтологический сдвиг»: от экономических отношений как основного контекста существования людей к самой сущности человека. Знаменитая притча о талантах как нельзя лучше иллюстрирует этот сдвиг:

И еще представьте себе: один человек, уезжая в чужие края, созвал своих слуг и оставил на них свое имущество. Одному он дал пять талантов серебра, другому два таланта серебра и третьему один — каждому по силам, а сам уехал. Тот, кто получил пять, тотчас пустил их в дело и нажил еще пять. Получивший два таланта серебра тоже нажил еще два. А получивший один талант серебра пошел и закопал деньги своего господина в землю. Прошло много времени, и вот возвращается хозяин слуг и требует у них отчета. Получивший пять пришел и принес еще пять. «Господин мой, — сказал он, — ты дал мне пять, смотри, я нажил еще пять». Хозяин сказал ему: «Хорошо, ты добрый и верный слуга. Ты был верен в малом деле, я поручу тебе большое. Иди на мой пир». Пришел и второй — с двумя талантами серебра — и сказал: «Господин мой, ты дал мне два таланта, а я нажил еще два». Хозяин ему сказал: «Хорошо, ты добрый и верный слуга, ты был верен в малом деле, я поручу тебе большое. Иди на мой пир». Пришел тот, кто получил один талант серебра. «Господин мой, — сказал он, — я знаю, что ты человек безжалостный: жнешь там, где не сеял, и собираешь там, где не рассыпал. Я боялся тебя и зарыл твои деньги в землю. Вот они, держи свои деньги». Тогда господин ему ответил: «Негодный и ленивый слуга! Ты знал, что я жну там, где не сеял, и собираю там, где не рассыпал. Так тебе надо было положить мои деньги в банк, тогда, вернувшись, я получил бы свое с процентами. Заберите у него этот талант и отдайте тому, у кого десять. Тому, у кого есть, будет дано еще, и будет у него избыток, а у кого нет, у того и то, что есть, отнимется. А негодного этого слугу выбросьте вон, во тьму, где будет плач и зубовный скрежет». (Матф.25:14-30)

Первоначальное значение слова «талант» — это просто определенный вес серебра (примерно 32 кг), иными словами, категория чисто экономическая. Но сегодня практически во всех языках это слово имеет совсем другую смысловую нагрузку. Этот сдвиг смыслов хорошо иллюстрирует христианское представление о человеческом капитале.

1. Понятие личности в христианстве

В основе христианского представления о человеке лежит учение о том, что человек есть Божье творение, и даже более того – образ Божий. Это – отправная точка всех рассуждений о человеке и человечестве. А, поскольку это так, то необходим некоторый экскурс в христианское представление о Боге

1.1 Великие каппадокийцы: ουσία vs ´υποστάσις

Иисус Христос Своим воплощением, смертью и воскресением оставил загадку. «Бог явился во плоти» – таким было свидетельство очевидцев. Если бы такое произошло в языческом окружении, Иисус был бы помещен в уже достаточно богатый пантеон разнообразных богов и героев, где-то между Орфеем и Осирисом. Но строгий монотеизм иудеев не допускал пантеона. Нужно было найти решение, которое удержало бы и единобожие, и чудо события Христа. Сошествие Святого Духа, в опыте которого ученики явно переживали присутствие Бога среди людей, еще более усложняло задачу. Более трехсот лет потребовалось Церкви на то, чтобы найти приемлемое объяснение.

Концепция Троицы смущает многих, в том числе – самих христиан :). Не претендуя на объяснение всех тонкостей этой концепции, введем те понятия, которые напрямую относятся к нашей теме. Прежде всего, это относится к работе трех богословов IV века из Малой Азии: Василия Великого, Григория Нисского и Григория Богослова, называемых также «великие каппадокийцы».

Для этого нам нужно ввести два греческих слова: ουσία (усия) и ´υποστάσις (ипостась). До определенного момента эти слова были синонимами и переводились как сущность. Каппадокийцы вводят важное различение: они относят слово ουσία как сущность общую, а υποστασις как сущность особенную, частную. Поясним на примере. Каждый из семи миллиардов жителей земли является человеком. Больные и здоровые, старые и молодые, образованные и неграмотные, мужчины и женщины — мы все люди. Это — наша сущность, общая для всех нас, ουσία. В то же время, мы отличаемся друг от друга. Мы отделяем себя от всех остальных. Мы выделяем дорогих нам людей из всей совокупности просто знакомых. Мы понимаем, что все люди различны. И это не связано с возрастом или внешним видом. Я могу потерять какой-то орган, но при этом останусь собой. Наша внешность может меняться довольно сильно — но мы узнаем тех, кто нам дорог. Есть что-то, что неотъемлемо от меня самого. Это и есть моя особая сущность, ´υποστάσις. Сегодня именно это мы и называем личность, но в то время еще нет этого понятия, оно возникает много позже и, фактически, опирается на это различение, которое мы сейчас обсуждаем.

Благодаря этой работе и был сформулирован тринитарный догмат, который позволял удерживать и строгий монотеизм, и Откровение, явленное в Иисусе Христе: Бог есть единая ουσία, проявивший Себя в трех ´υποστάσις. Сегодня мы можем сказать и так: единая сущность в трех личностях, хотя такая формулировка верна лишь при соответствующих оговорках. Работа великих каппадокийцев позволила создать более сложное представление о Едином Боге, а тем самым были заложены основания более сложного, парадоксального мышления, более сложной деятельности, общественного устройства и т.д. Но в рамках нашей темы важно, что эта богословская работа позволила иначе взглянуть и на самого человека.

1.2 Личность человека

Античность не знает понятия личность. Есть «лицо» (греч. πρόσωπον, лат. persona), но это лишь маска, роль. Изначально этим словом означали маски, которые актеры в античном театре надевали во время представления. Маску можно одеть, но можно и снять. Роли могут меняться. Иногда мы говорим как частное лицо, а в другой ситуации — от лица компании. Мы можем выступать чьим-то доверенным лицом, но лишь по определенному вопросу. Это — наши социальные роли, которые связаны с занимаемой должностью, статусом или ситуацией. Но они совсем или почти совсем не связаны с моей сущностью, личностью. Но именно в таком значении употреблялось слово лицо в античности. Возможность говорить о личности в нашем современном значении появляется именно благодаря работе каппадокийцев (хотя сам разговор и начинается много позже). Представление об общей и особой сущности применительно к Богу позволило приложить это различение и образу Божьему, человеку. Мы стали выделять особую сущность в каждом из нас. И хотя в западных языках это понятие передается словами, производными от лат. persona, а в русском — от лица-маски, но теперь эти понятия нагружены совсем другими смыслами.

Важно различать личность и индивидуальность. Если индивидуальность – это то, чем я отличаюсь от других, то личность ставит вопрос, в чем мое подобие Богу. Различие это принципиально для понимания, как христианство смотрит на человека. Важно оно и для обсуждаемого нами понятия человеческого капитала: капитализация человека есть его возрастание в образ Божий.

Здесь уместно ввести еще одно различение: образ и подобие. Основание для такого различения богословы усматривают в книге Бытие, глава 1, стихи 26-28. Возможно, это не совсем корректное истолкование данного отрывка, но оно позволяет нам различить то, что дано изначально, от того, чего еще предстоит достичь. Образ Божий есть данность, подобие – заданность. Если бы не было изначально данного образа Божьего, не было б и возможности преображения человека. Морально, духовно, интеллектуально мы бы оставались такими же. Но насколько образ Божий будет реализован, раскрыт, высвобожден, насколько мы сможем уподобиться Ему — это зависит от нас, нашего выбора и усилий.

Немаловажную роль в раскрытии Божьего образа играет труд, деятельность. Согласно Писания, основной смысл труда — не экономический. Адам в Эдеме должен был трудиться (хранить и возделывать сад), хотя экономической необходимости в этом не было. Смысл труда в другом: Адам был единственным из творений, кто одновременно принадлежал и земле, и Небу. И через свой труд он должен был, видя Невидимого Бога, воплотить в этом мире то, что он видел. Преобразовать этот мир, явив тем самым на земле Царство Божье. А в процессе этого труда Адам менялся и сам — образ преображался в подобие. И, хотя сегодня мы живем в падшем мире, изначальные смыслы жизни и деятельности человека не изменились. Сегодня нам просто сложнее это делать, но задача осталась прежней: наше уподобление Христу происходит в процессе труда по преображению мира!

Исследуя вопрос о личности человека мы не должны упустить важный аспект: личность – понятие соборное. Подобно тому как говорить об ипостасях Бога можно только в контексте Троицы в целом, так и о личности человека можно рассуждать только в контексте всечеловеческого единства. «Не хорошо быть человеку одному» — так Господь охарактеризовал состояние Адама. Не хорошо — хотя в это время человек был еще в раю! условия для жизни были идеальными, но внешних условий недостаточно, чтобы человек мог раскрыться как личность. Для этого мне нужен другой, подобный мне и отличный от меня. Лишь в этой встрече с другим, лишь проживая в со-обществе с другими в человеке раскрывается образ, заложенный Творцом.

Психологи тоже говорят и о необходимости социализации для полноценного формирования личности, и об учете групповой динамики в работе с людьми. Это все верно. Но нужно учитывать и более глубинные вещи: пока в основе наших отношений лежат соперничество и конкуренция, пока победа — это всегда над кем-то, а не вместе с ним, пока успех воспринимается исключительно как неудача другого, а не как совместный результат — мы обречены жить в мире, где основная энергия и ресурсы тратятся на выживание, а не на творчество. Подлинная соборность подразумевает такое сообщество, в котором дары одного усиливают и служат другому, где достигается синергетический эффект взаимодействия разных людей. И хотя такого никогда в полной мере не удается достичь на практике, отчасти это можно пережить внутри церковной общины. И, когда это случается, в таком сообществе происходят настоящие чудеса!

Таким образом задается система координат для обсуждения человеческого капитала. Подлинную капитализацию можно оценивать по тому, насколько в человеке раскрывается образ Божий. Происходит ли раскрытие его даров и талантов? Повышается ли осмысленность его труда? Получается ли ему через свой труд реально влиять на мир вокруг него? Растет ли качество его социальных связей? С этой же перспективы можно и нужно оценивать те или иные общественные, экономические и политические преобразования.

Можно сказать, что принципиально христианское представление о человеческом капитале можно этим и ограничить: «Слава Божья – это полностью раскрытый человек», и это раскрытие происходит в общении человека с Богом и в соборном единстве с другими людьми в процессе труда по преображению мира.

Но, прежде, чем перейти к практическим аспектам, нужно упомянуть еще один, принципиальный момент.

1.3 Образ Божий и греховность человека

Христианство не идеализирует человека: человек одновременно несет в себе и Божий образ, и греховность. Грех – сила, действующая в каждом, склоняющая нас ко злу и разрушающая Божественный потенциал. Путь спасения, о котором рассказывает Евангелие – не только раскрытие потенциала, но и преодоление этой силы и ее последствий.

Практически это означает, что должны быть положены «ограничения по нижнему уровню», которые сдерживают разрушительную силу греха. В церковной общине это – церковные взыскания и отлучение как крайняя мера; в обществе – закон и система наказания.

При этом важно понимать: ограничения не способствуют раскрытию человека, они выполняют лишь «санитарную» функцию, подобную тому, какую играет освещенность рабочего места или размер оплаты труда. Любой, самый лучший, закон — религиозный закон, государственное право или общественная мораль не способны в принципе сделать человека лучше. Это — не их задача. Достаточно того, что они в какой-то мере способны ограничить зло. Личностный рост и раскрытие человека – это действие благодати:

<Бог> повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных. (Мф.5:45).

Христос использует образ из сельскохозяйственной практики, чтобы показать: человек, как и растение, может развиваться благодаря особому дару свыше, одного только упорного труда недостаточно. Я вырос в стране, где попытки обеспечить личностный рост путем внедрения того или иного закона прводились сознательно и систематизировано: «принятые на себя» обязательства, система «соревнований», поощрения усердных и порицания отстающих, многочисленные общественные и партийные рычаги влияния на человека, «научная организация труда»… Все это должно было способствовать как трудовым успехам, так и развитию человека как такового.

Но человек так не растет, даже если от него удается получить ожидаемый производственный результат, как личность он разрушается. Необходимы и «солнце, и дождь», нужно особое действие свыше, чтобы человек мог становиться собой. Этот факт, как минимум, надо учитывать при принятии управленческих решений. А еще лучше — научиться взаимодействовать с благодатью, научиться открываться навстречу этой силе, которую Бог щедро изливает в наш мир. Такая практика работы с человеком хорошо известна и ее плоды можно наблюдать в истории.

2. Практика работы с человеком

Работа с человеком по раскрытию его как личности всегда было основной задачей Церкви. При этом важно указать, что человек берется не сам по себе, не отдельно, а в его отношениях с Богом и в контексте жизни в христианской общине.

Кроме того, поскольку путь раскрытия человека описывается как путь спасения или путь духовного развития, нужно прояснить сами эти понятия.

2.1 Духовность как целостное понятие

Часто «духовность» относят к сфере исключительно духовной, подразумевая под этим что-то типа «сферического коня в вакууме». Библейское же представление о духовности – это «целостная личность», что включает в себя все сферы человеческой жизни, в том числе — физическую и материальную. Также как и спасение не есть спасение исключительно «души»: одно из основных значений греческого слова σοζώ (содзо), переведенного как спасение — это целостность, полнота. Представление о спасении исключительно «души» неверно с евангельской точки зрения.

Путь спасения или, иначе, духовный рост включает следующие изменения:

Во-первых, восстановление отношений с Богом. Все наши проблемы укоренены в этой основной драме человечества: мы призваны жить в общении с Богом и вне этих отношений человек никогда не обретет подлинной жизни. Христос пришел, чтобы открыть каждому из нас эту возможность:

Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком. (Иоан.10:10)

Обрести личные отношения с Богом — это первый шаг, который должен сделать человек. Без этого шага остальные не дадут ожидаемого результата.

Второе. Благодаря восстановленным отношениям с Творцом, происходит внутреннее преображение человека: изменяются наши ценности, а значит — и действия, образ поведения. Человек обретает смысл жизни и внутренний мир.

Третье. Спасение включает физическое исцеление или освобождение от зависимостей. Христос и апостолы демонстрировали это, исцеляя больных. Эта практика не умерла в первом веке, в разных христианских традициях она сохранилась и практикуется и поныне. Широко известна и работа по реабилитации наркозависимых: люди получают полную свободу и возможность вернуться к полноценной жизни, создать семью, вырастить детей…

Восстановление семей — это еще один аспект спасительной работы Христа. Семья — одна из главных сокровищ Божьего мира, которая сейчас подвергается особенно сильному разрушению. Но, когда в жизнь людей приходит Христос, Он восстанавливает разрушенные отношения, примиряет родственников, исцеляет обиды.

Пятое. Спасение всегда подразумевает социализацию человека — включение его в жизнь общества. Это обусловлено и христианским пониманием природы человека как существа соборного, и призванием нести Радостную Весть тем, кто еще не слышал о Христе. Иногда, как в случае с ранним христианством и вообще в условиях гонений, социализация может быть альтернативной, внутри общины веры. Но, так или иначе, этот процесс всегда происходит, благодаря чему человек получает возможность применить свои дары и таланты и вновь ощущает свою нужность другим.

Шестое. Спасение включает реализацию личного призвания. Это понятие наиболее полно разработано в протестантизме и уже на этом основании были созданы и светские модели призвания и самореализации. Но светские модели упускают из виду две основные идеи этой концепции. Во-первых, призвание подразумевает, что человека позвали, и он услышал этот зов. Иными словами, вне отношений с Богом человек не может исполнить свое призвание. А во-вторых, призвание — не столько самореализация, сколько служение другим, возможность стать ответом на чью-то нужду.

И, наконец, спасение есть преображение мира через свою жизнь. Разные традиции дадут разные варианты такого преображения. Серафим Саровский формулирует это как «Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи». Протестанты говорят о труде как служении по преображению мира. Важно отметить общее: спасение не заканчивается на человеке как таковом, оно должно излиться через него в этот мир, восстанавливая первоначальный Замысел об этом мире:

Ведь все мироздание с нетерпением ждет, когда Бог открыто явит Своих сынов (оно не исполняет своего предназначения не по собственной вине, а потому что такова была воля Бога), в надежде на то, что оно, само мироздание, станет свободным от рабства у гибели и разделит свободу и славу детей Божьих. (Рим.8:19-21)

Как отмечалось выше, это происходит благодаря действию благодати – сверхъестественному действию Божьему. При этом стоит отметить, что человек может «работать» с благодатью, откликнуться на нее так, чтобы она не была растеряна понапрасну (2Кор.6:1), либо, напротив, растерять дарованное ему (как в притче о талантах, с которой мы и начали наше обсуждение). Церковь не распоряжается благодатью, но может научить откликаться на нее, тем самым меняя и отдельных людей, и общую атмосферу в обществе.

При этом хочется подчеркнуть, что попытки «работать с Церковью» как с одной из общественных организаций (электорат, снижение социальной напряженности, решение социальных проблем) – это профанация сути и отказ от главного, что есть в Церкви.

2.2 «Техники» работы с благодатью

Обозначив, таким образом, на какие сферы направлено действие благодати, можно перейти непосредственно к техникам, которые приняты в Церкви для того, чтобы человек мог научиться такому взаимодействию. При этом слово техника я использую в первоначальном значении греческого τέχνη — искусство, а не технология. В искусстве всегда есть элемент чуда, инаковости, запредельности. Описываемые ниже техники требуют ожидания этого чуда в обязательном порядке. Иначе ничего не происходит. Говоря проще, все это работает лишь в отношениях с Богом.

Богослужение: сакральное измерение мира. В разных традициях богослужение имеет разный смысл и разные формы , но оно всегда строится вокруг совместной молитвы общины и совместного совершения таинств:

Точно так же Он взял чашу после ужина и сказал: «Эта чаша — Новый Договор с Богом, скрепленный Моей кровью. Каждый раз, когда будете пить из нее, делайте это в память обо Мне». Это значит, что всякий раз, когда вы едите этот хлеб и пьете эту чашу, вы возвещаете смерть Господа — до тех пор, пока Он не вернется. (1Кор.11:25-26)

Павел говорит в этом отрывке, что христианское богослужение есть разрыв во времени: человек одновременно оказывается внутри событий двухтысячелетней давности, в эсхатоне (последнем времени — времени Пришествия Христа) и перед лицом Вечности. Создается особое пространство, в котором время течет иначе — литургическое пространство и литургическое время. Насколько глубоко мы готовы войти вглубь этого пространства – выбор самого человека.

Тем самым богослужение открывает для нас иное, сакральное измерение и этого мира: ведь Христос присутствует не только в богослужении, но:

Он здесь. Теперь. Средь суеты случайной,

среди земных волнений и тревог

Владеешь ты всерадостною тайной: бессильно зло.

Мы вечны. С нами — Бог!

В этом стихотворении, написанным Владимиром Соловьевым к Рождеству, отражен очень важный момент: богослужение призвано не вырвать нас из мира в иной, особый мир, но научить нас переживать присутствие этого мира в каждом событии и деле. Сакральное пространство — не только в богослужении: Бог присутствует во всем, и богослужение лишь помогает нам это открыть.

Наставление: учительная функция Церкви

Речь не о попытке свести опыт веры к рациональному объяснению; апостол Павел говорит, что именно через наставление человек открывается для духовного:

Сие только хочу знать от вас: через дела ли закона вы получили Духа, или через наставление в вере? Подающий вам Духа и совершающий между вами чудеса через дела ли закона сие производит , или через наставление в вере? (Гал.3:2,5)

Наставление в вере есть работа с мышлением, представлениями и ценностями. В результате человек начинает видеть, где искажена его картина мира, что и почему в ней нужно исправить. Христианство не учит «слепой вере», подлинные отношения с Богом подразумевают понимание. Именно благодаря такому пониманию человек учится замечать знаки Божьего присутствия, откликаться на них и взаимодействовать с Богом.

Как техника работы с благодатью наставление в вере не может быть переоценена: не случайно самое ранее самоназвание христиан — это ученики!

Община веры: соборное измерение Церкви

Важнейшее, и пока еще очень слабо осмысленное измерение церковной жизни. Греческое слово община, κοινωνία, подразумевает разделенную жизнь. Жить вместе трудно. Участвовать в жизни другого и позволить другому участвовать в твоей — это требует особого усилия. Но не случайно именно такой общности и даны особые обетования:

Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного, ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них. (Мф.18:19-20)

Не странно ли, что именно с согласием увязывается и ответ на наши молитвы, и переживание Его присутствия в нашей жизни? Совместность рождает особое присутствие Христа среди нас и Его особое действие через нас!

Апостол Павел, чтобы описать эту грань церковной жизни использует образ человеческого тела, где каждый из нас, как один из органов, включен в жизнь всего тела. Таким образом в совместности возможно пережить синергетический эффект, другими словами, пережить совершенно иное качество жизни!

Проповедь Евангелия и служение людям: миссионерское измерение Церкви

Христос сказал «Я с вами до скончания века» именно в контексте миссии (Мф.28:19-20). Без активной проповеди Евангелия, без нацеленности Церкви вне, на этот мир, благодать в Церкви иссякает и она превращается в свою противоположность. Церковь без благодати — это ужасное и жалкое зрелище!

Включение в благовестие и служение людям — это один из самых мощных инструментов по формированию человека, раскрытию его потенциала. Когда человек делится тем, что у него есть, когда полученный дар благодати разделяет с другими — человек открывается и тому, чтобы самому что-то получить от Господа.

Таковы основные техники работы с благодатью. Они очень просты, но они действительно позволяют человеку переживать «подключенность к Небесам», а значит, идти по пути все большего преображения себя и того мира, в котором мы живем.

Подведем итоги.

Выводы

Христианство имеет свой особый взгляд на человека, его ценность и возможность увеличения («капитализации») этой ценности.

1. В основе христианского представления о человеке лежит понятие «личность», понимаемая как образ Божий. Цель – все более полное раскрытие этого образа. С христианской точки зрения, этот взгляд задает точку отсчета и систему координат в вопросе о человеческом капитале.

2. Для более полного раскрытия образа Божьего необходимо три фактора: общение человека с Богом, включенность в общину веры и деятельность. Личность, таким образом, понимается как понятие трансцендентное, соборное и деятельное.

3. Комплементарная пара «закон и благодать» создает необходимое напряжение для раскрытия образа Божьего в человеке. При этом закон (государственный, религиозный, моральный) сам по себе способен лишь ограничить зло; собственно раскрытие человека происходит действием благодати – особой, иной по отношению к нашему миру, силы.

4. Эта благодать доступна всем, но в Церкви существуют «методики» и «техники», благодаря которым человек может более сознательно и личностно открываться действию этой силы.

michael-dubrovsky.blogspot.ru

Добавить комментарий