К слову о лидерстве


Михаил Дубровский

Между маргинальностью и коллаборационизмом

 

 

Есть ли у Евангельской церкви претензия на будущее?

Обсуждение проблемы лидерства в контексте евангельской церкви я начну с нескольких вводных замечаний, которые задают рамку и перспективу последующих рассуждений.

Первое. Серьезный разговор о лидерстве возможен только при условии, что у нас, как евангельских верующих, есть претензия на лидерство в обществе. Если этой претензии нет, если мы стремимся к тому, чтобы вести за собой только тех, кто уже принадлежит евангельской церкви, то нет смысла и разговор начинать. По большому счету, нет разницы, каким будет лидерство в евангельском сообществе, если само это сообщество сосредоточено на себе. Только в том случае, если мы, вслед за Бартом, мыслим Церковь как «общину для мира», если мы всерьез относимся к своей миссии быть закваской Царства Божьего в этом мире, если мы претендуем на то, чтобы быть влиятельным меньшинством в нашем обществе, другими словами, только если мы хотим стать лидерами для других — только в этом случае сам разговор о лидерстве становится уместным и осмысленным.

Второе. Подлинное лидерство подразумевает серьезную работу с будущим. Само слово лидерство буквально с английского переводится как вести за собой; что, в сущности, означает «вести в будущее, лучшее, чем настоящее». Такой подход подразумевает, что будущее не наступает само собой — это всегда результат проектной деятельности и ожесточенной борьбы тех групп, которые на это будущее претендуют. Вот уже почти пятьсот лет человечество живет в мире, сформированном протестантизмом, победившим в схватке за будущее с некогда всесильной католической церковью. Сегодня на наших глазах разворачивается новая битва между различными группами, каждая из которых имеет свою версию будущего для нашего мира. Есть ли такая версия у евангельской церкви в России? Есть ли своя, евангельская повестка дня для нашего общества? При этом важно помнить, что отказ от борьбы за собственный образ будущего означает согласие, что за нас этот образ сформирует кто-то иной и отведет нам в этом будущем место по собственному усмотрению. В последнем случае говорить о лидерстве тоже бессмысленно: отказ от претензии на будущее есть одновременно и отказ от лидерства!

И есть третье замечание. Ни подлинное лидерство в обществе, ни настоящая работа с будущим невозможны, если мы не сможем преодолеть конфессиональную ограниченность. Иными словами, говорить о лидерстве не имеет смысла, до тех пор пока мы не научимся мыслить не конфессиями и союзами, а Церковью, единой во многообразии.

Таковы, на мой взгляд, основные вызовы, которые задают проблемное поле в разговоре о лидерстве в современном российском евангельском контексте. Только ответив на них мы сможем увидеть возрождение подлинно христианского лидерства.

Претензия на лидерство как искомая альтернатива

Состоявшийся осенью 2011 года под Киевом «Форум 20», посвященный итогам прошедших двух десятилетий свободной евангельской проповеди на постсоветском пространстве, зафиксировал тревожный симптом. Мы не представляем иного положения евангельской церкви в нашем обществе, кроме двух крайних: либо маргинальное гонимое меньшинство, либо — то же меньшинство, но согласившееся на беспринципное сотрудничество с властью с единственной целью — избежать гонений. Даже среди тех, кто всерьез задаются этим вопросом, мало кто может предложить реальную альтернативу. Большинство же христиан и вовсе не ставят этот вопрос перед собой, воспринимая существующее положение как неизменный status quo. Неужели третьего не дано?

Вспомним, что слово, которое на русский переведено как церковь, по-гречески звучит как εκκλησία (экклесиа). Этим словом называли собрание граждан греческого полиса, города-государства. При этом правом участия в εκκλησία обладали только взрослые свободные мужчины, по самым оптимистичным оценкам, это не больше 10% населения города. Меньшинство определяло условия, обязательные к выполнению всеми и каждым. Мне кажется, авторы Нового Завета не случайно берут именно это слово для обозначения нового народа Завета (вместо, например, вполне нейтрального слова синагога, означающее просто собрание и не имеющее политического оттенка). Слово Церковь (εκκλησία) — это утверждение, что Бог избрал (вызвал) из всех людей некоторую часть, которая призвана определить, по каким принципам будут жить все остальные! Апостол Петр пишет:

Но вы — род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет; некогда не народ, а ныне народ Божий… (1Пет.2:9-10)

Показательно при этом, что в первые десятилетия εκκλησία Христа состояла из тех, кого на обычную, городскую εκκλησία не пускали: рабы и женщины не только были полноправной частью, но часто служителями и руководителями церкви! Тем, кто был париями античного мира, предстояло стать лидерами, которые поведут это общество в будущее. И первые века по РХ — это захватывающее повествование о том, как маргинальное меньшинство становится доминирующей силой Римской империи. А когда сама империя падет под ударами варваров, Церковь станет единственным институтом, способным в течение нескольких веков удерживать целостность мира и подготовить его к будущему.

Если посмотреть на Великое Поручение с перспективы лидерства, мы обнаружим, что претензия на лидерство в мире составляет основу миссии Церкви Христовой. Ибо как иначе можно понять повеление Христа «научить все народы исполнять то, чему Он научил нас» (Мф.28:19-20)? Речь идет не о том, чтобы рассказать всем библейскую историю: Христос поручает нам сделать евангельские ценности и образ жизни нормативными для других! Причем имеются в виду не только отдельные люди, а «все народы», иными словами, речь идет не только об индивидуальном обращении человека к Христу, но также и об изменении социальной этики, политической и правовой системы и экономических отношений целых народов и государств. Борьба за социальную справедливость, отмену рабства и расовой сегрегации, преодоление всех видов дискриминации — такая же часть Великого Поручения, как и личное благовестие!

Реформация — еще один впечатляющий пример, как совсем небольшая группа христиан, имеющих собственную повестку дня, может определить будущее целых народов. Протестанты в Европе первой половины XVI века составляли настолько ничтожное меньшинство, что, казалось, они будут без особого труда раздавлены как интеллектуально, так и физически. Однако вот уже почти пятьсот лет мир живет по принципам, заложенным Реформацией. А родина Реформации Германия превратилась из отсталой окраины Европы в ее экономического и политического гегемона.

Эти примеры показывают: чтобы претендовать на лидерство в обществе, не нужно быть большинством в этом обществе. Скорее, верно обратное: только у меньшинства может быть серьезная претензия на лидерство! Прежде всего потому, что лидерство — это удел меньшинства: всегда именно меньшая часть общества задает стандарт жизни для всех остальных. Кроме того, те, кто находятся в большинстве, живут в иллюзии, что они de facto являются лидерами, а потому и стремиться к лидерству излишне.

Такая перспектива позволяет увидеть, что требуется для изменения ситуации, сложившейся в отношении евангельской церкви в современной России. Претензия на духовное лидерство, которое, в свою очередь, задаст стандарты экономической, политической и социальной деятельности, положит основание новой трудовой и общественной этики — такова реальная альтернатива как маргинальности, так и коллаборационизму. Быстро меняющаяся религиозная и общественная ситуация, причем не только в России, но и в мире в целом, не оставляет нам возможностей для промедления. В обществе все острее ощущается запрос на новую трансценденцию. Людей постиндустриального мира не удовлетворяет модель, предлагаемая современным христианством (в любой его версии). При этом происходит стремительный рост исламского влияния. Все эти перемены — отличная возможность для евангельской церкви предложить свой вариант повестки дня, который может стать актуальным для всего общества, и через это — положить основание для иного будущего.

Собственная программа как условие подлинного лидерства

Сказанное выше поднимает важные вопросы об идентичности и миссии евангельской церкви в России: кто мы такие и для чего мы здесь? Об актуальности этих тем свидетельствует тот факт, что они активно обсуждаются на самых различных форумах, включая Евангельский Собор и уже упомянутый Форум 20. В материалах Первого Евангельского собора отмечалось, что особое призвание евангельской церкви в России состоит в том, чтобы показать возможность иного образа жизни, иного поклонения Богу, иной Церкви и, в итоге, возможность иной, не клерикально-деспотической, России. Именно для этой цели Бог и поднял, и продолжает созидать в нашей стране церковь, отличную от традиционной православной. В этом смысл существования статистически совершенно незначимой группы евангельских верующих. А значит, именно эти положения должны лечь в основу евангельской повестки дня.

А потому так опасно любое подстраивание под православие, любое копирование богослужебных и организационных форм, видимой атрибутики или способов взаимодействия с обществом или государством. Вопрос не только в том, что любая копия всегда хуже оригинала, а значит, копируя православие, мы предлагаем ухудшенную версию того, что уже есть. И даже не только в том, что в основе православного идеала лежит модель средневековой империи, а на этом основании невозможно сформулировать сколько-нибудь внятной программы для будущего. Но самое важное, что мы, в попытках «встроиться в контекст», утрачиваем собственную миссию, а значит, смысл нашего здесь существования.

Вместо того, чтобы плестись в хвосте титульной конфессии, евангельским верующим необходимо осуществить глубокую богословскую критику основных положений государственно-клерикальной версии православия и предложить иную реконструкцию истории России, благодаря которой можно провести различение подлинно евангельского от имперско-византийского в истории русской Церкви. И на основании этой работы предложить свой, евангельский взгляд на настоящее и будущее страны.

Собственное видение настоящего и будущего есть необходимое условие подлинного лидерства. Вспомним: лидерство заключается в том, чтобы вести других в будущее, которое хотя бы в чем-то лучше, чем настоящее. Основная проблема евангельской церкви в современной России не в нашем малом количестве, недостатке ресурсов или противодействии со стороны РПЦ или государства. Наша главная проблема — отсутствие внятной картины будущего, картины, которая вдохновляла хотя бы нас самих. Если мы хотим достичь подлинного лидерства в современном мире, то именно в этом направлении нужно приложить основные усилия.

Задачи и инструменты работы с будущим

Чтобы такая программа появилась, необходимо сделать несколько практических шагов.

Во-первых, необходима глубокая проблематизация существующей действительности, а также тех исторических и мировоззренческих предпосылок, которые лежат в ее основании. В отношении России эта работа должна включать критический анализ идеи государственно-церковной симфонии, концепции «Третьего Рима» и основанных на этих идеях моделей политического устройства, экономической деятельности, трудовой и общественной этики.

Во-вторых, должны быть обнаружены и богословски фундированы евангельские основания для движения в будущее. Ориентиры для этой работы были намечены прошедшими Евангельскими соборами: введение понятия «христианская повестка дня», утверждение, что подлинно христианской повесткой дня может быть только оправдание будущего, прояснение самого этого понятия — все это позволяет сделать следующие шаги в этом направлении. Однако, это только начало пути. Предстоит проделать большую работу по различению в грядущем как лика Божьего и Его замысла, так и проявлений человеческой греховности. Нужны иные представления о смысле и цели человеческой деятельности, о справедливости, о семье и социальном устройстве. Нужна проблематизация этических оснований экспериментов с живым и человеческой природой. Евангельский подход к решению этих проблем позволит нам наметить контуры христианской повестки дня.

В-третьих, нужны организационные формы, обеспечивающие эту работу. Евангельский Собор, безусловно, на сегодняшний день является основным инструментом по работе с будущим. Ежегодные встречи служителей из разных городов (и даже стран), принадлежащих различным деноминациям, честное обсуждение наиболее острых вопросов, с которыми сталкивается сегодня евангельская церковь на постсоветском пространстве — все это позволяет надеяться, что у евангельской церкви может быть серьезная претензия на лидерство в обществе. Конференция «Реформация vs Революция», посвященной анализу событий европейской Реформации, русской революции, а также — современной ситуации, тоже вносит существенный вклад в начатую работу. Ряд ценных проходов были сделаны и на «Форуме 20».

Чтобы эта работа продолжалась, необходимо, чтобы этой задаче были посвящены основные интеллектуальные силы Евангельского движения. Как кажется, на сегодняшний день нет более актуальной задачи, поскольку от ее решения зависит, будем ли мы по-прежнему выбирать между маргинальностью и коллаборационизмом, или евангельской церкви хватит мужества претендовать на лидерство в обществе и принять ответственность за будущее этой страны.

michael-dubrovsky.blogspot.ru

Добавить комментарий