Верующий в поисках своей церкви: от современного христианства к постмодернистской церкви


Джеймс Смит

 

Если, следуя постмодернистским установкам, внутри матрицы современного христианства базовый «ингредиент» это индивидуум, тогда, следовательно, церковь это просто собрание индивидуумов. Понимая христианскую веру как личное дело между индивидуумом и Богом (просто попросить Иисуса «войти в мое сердце»), современному евангельскому христианству тяжело сформулировать, как или почему церковь должна играть какую-либо иную роль, кроме той, чтобы предоставить место для общения с другими индивидуумами, имеющими личные отношения с Богом.

В такой модели действительно имеет значение христианство как система истины или идей, а не церковь как живая община, олицетворяющая своего Главу. Современное христианство склонно воспринимать церковь либо как место, где индивидуумы собираются, чтобы найти ответы на свои вопросы, или как еще одну остановку, где люди могут попытаться удовлетворить свои потребительские желания. Христианство как таковое становится больше интеллектуальным, чем истинным, больше превращенным в товар, чем местом для искреннего общения.

В обсуждении христианской веры, от модернизма к постмодернизму, я редко говорю о христианстве и даже воздерживаюсь от упоминания христиан как отдельных личностей, напротив, я склонен говорить о Церкви с большой буквы. Я хочу выступить в поддержку замены модернистского христианства на постмодернистскую церковь. Суть моего вопроса носит исповедальный характер: как утверждается в Апостольском символе веры «я верю в святую кафолическую церковь», я тоже верю, что само упоминание святой кафолической церкви развенчивает модернистский индивидуализм, заполонивший современные евангельские церкви. Воистину, нам удастся возвратить многократно искаженную формулировку: «Вне церкви нет спасения». Это не значит, что отдельное церковное тело служит распределителем благодати или подателем спасения, а, скорее, просто нет христианства помимо тела Христа, которым есть церковь. Тело это новозаветная органическая модель общины, которая опровергает модернистский акцент на индивидууме.

Церковь существует не для меня: мое спасение, прежде всего, дело не интеллектуального влияния или эмоционального удовлетворения. Церковь это место, где Бог обновляет и изменяет нас, место, где практика пребывания в теле Христа преображает нас в образ Сына. Мне, грешнику, спасенному благодатью Божьей, необходимы не столько ответы, сколько преобразование собственной воли и сердца. То, что я описываю как деятельность церкви, включает в себя не только традиционные таинства крещения и евхаристии, но также обряд христианского венчания и воспитание детей, и простую, но радикальную практику дружбы, и даже призвания сблизиться с теми, кто тебе не нравится! Церковь, например, это место, где можно научиться терпению на практике.

Плод Духа появляется в нашей жизни из семян, посаженных практикой жить жизнью церкви; и когда церковь начинает демонстрировать плод Духа, она становится свидетелем постмодернистскому миру (Ин. 17). Нет ничего более контркультурного, чем община, которая служит Страдающему рабу в мире, который посвятил себя потребительству и насилию. Но церковь будет нести это контркультурное, пророческое свидетельство только тогда, когда она отвергнет свой собственный модерн; в этом отношении постмодернизм может быть другим катализатором, чтобы церковь была церковью.

 

Джеймс Смит. Церковь и постмодернизм

Газета Протестант,ру

Добавить комментарий