Почему мы должны хвалиться нашими скорбями


 

Х. Р. Бранденбург

 

Свидетельство Апостолов

В Послании к Римлянам мы находим слова Апостола Павла, где он поднимается на недосягаемую многими высоту: «И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5, 3—5).

Это было во время Первой мировой войны. Молодой многообещающий студент лежал в лазарете в Берлине. В кровати, которая впоследствии оказалась его смертным одром, он написал для христианского журнала размышление на текст, приведенный выше. «Фактически в жизни получается иначе: от скорби у нас происходит раздражительность; от раздражительности — огорчение; от огорчения — отчаяние, и это все приводит нас к постыжению. Это ступеньки той лестницы, по которой мы спускаемся в страдании. Должно произойти что-то необыкновенное, чтобы перевернуть эту лестницу. И все же нельзя отрицать того факта, что нам встречаются люди, в жизни которых страдание произвело терпение…

Скорбь производит терпение, а как часто у нас не хватает именно терпения! Но терпение — это не отупение и безвольная покорность, а желание охотно нести бремя, возложенное на нас Господом. А когда есть желание, Бог дает силу.

Такая готовность и рвение по отношению к Богу совершает нечто большее. Терпение производит в нас опытность! Где наши плечи не уклоняются от бремени, там рождается святая опытность в служении Богу. Известны также такие случаи, когда эта истина оправдывалась и подтверждалась на одре болезни. Терпение и смирение под рукой Божьей преобразует нас и формирует наш характер. Знакомясь с человеком, прошедшим через такую школу страдания, мы говорим об уравновешенном и зрелом характере. Но мы часто не думаем о том, что такое благородство достигается не без жертвы. Человек, прошедший школу страдания, способен идти в хижины, «где тяжко дышится, где горе слышится». Нас влечет к таким людям, когда нас постигает горе. Нет сомнения в том, что присутствие испытанных страданиями людей имеет большое влияние на окружающих. Им как будто бы дано особое божественное поручение для народа.

Когда сто лет тому назад у молодого пастора в Вестфалии за 10 дней смерть унесла всех его четырех детей, казалось бы, это должно было сломить его окончательно, бросить его в отчаяние. Но позднее он стал отцом и советником для многих людей, обремененных горем. Не многие имели такой дар — утешать и ободрять опечаленных и страдающих. Этим мужем был, кого мы привыкли называть «отец Боделыпвинг». Он основал приют «Вифлеем» для тысяч убогих несчастных людей.

Мои мысли возвращаются к тихому одру болезни, на котором долгие годы между жизнью и смертью лежала больная. Несмотря на это, в этой комнате здоровые ощущали реальность воскресшего Христа. Видя страдающую, им становилось легче верить в любовь Божью.

«Опытность производит надежду»! Кто был испытан через страдания в послушании и терпении, тот обрел своего рода прозорливость.

Когда я был мальчиком, моя мать повесила перед окном две просвечивающие картины для того, чтобы улица не отвлекала меня от уроков. Для меня не составляло трудности время от времени снимать эти картины. Но когда я клал их на стол, они были темные и неприглядные. Когда же я держал их против света, они светились пестрыми красками. Не является ли этот пример наглядной картиной и для нас! Так ведь и страдания становятся нам понятными, когда за ними сияет ясный свет.

Не зная этого света, мы смотрим на наше страдание как на темную непроницаемую тучу. Этим и объясняется, почему мы совершенно по-разному судим о возложенном на нас страдании. Одни под ударами судьбы падают духом, огорчаются и становятся апатичными, другие же — видят сквозь туман загадочного страдания сияющий свет, окрыляются надеждой и мужеством. Что для первых казалось проклятием, то для них становится благословением. Да, они могут хвалиться скорбями, как говорит Ап. Павел. Они переживают удивительное действие: от скорби рождается удивительная сила сносить скорби, от скорби рождается опытность и, наконец, живая надежда, оберегающая от посрамления.

Мы не можем смешивать эту надежду с иллюзией оптимиста, громко заявляющего: «Ничего, это пройдет и придут лучшие времена…»

Конечно, уверенность и надежда в страдании подобны оптимизму. Но те же самые люди, которые считают себя оптимистами, в решающих вопросах жизни оказываются безнадежными пессимистами, потому что они не верят в нравственные способности христианина и постоянно переживают разочарования.

Искренние последователи Христа мало ожидают от душевного человека в преодолении страдания. Они ожидают всего от своего Спасителя. Поэтому христианские подвиги веры часто проявляются в физически слабых людях. Об этом рассказывает нам Апостол Павел из своей личной жизни. Он говорит о страдании, которое он сравнивает с жалом в плоти. Была ли это физическая болезнь? Этого мы не знаем. Он говорит: «Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня», ибо ему казалось, что его удручает и мучит ангел сатаны. «Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12, 7—9).

Многие люди испытали самые глубокие переживания близости Божьей в моменты великих трудностей. Конечно, и этими фактами наш вопрос еще не разрешен: откуда это? Одни в страданиях духовно умирают, другие же — оживают.

Тяжело раненый студент в Берлинском лазарете, о котором мы уже упоминали, написал больше об удивительных и загадочных ступеньках лестницы Апостола Павла. Секрет тайны Апостола Павла, благодаря которой он мог хвалиться скорбями, раскрыт в конце перечислений. Как мог Апостол Павел перевернуть все человеческие переживания, как-то: раздражительность, огорчение и т. д. и поставить вверх ногами? Он отвечает нам: «Ибо любовь Божья излилась Духом Святым в сердца наши!» В этом и заключается коренная перемена в жизни человека, когда она познается и воспринимается верой и потом осуществляется в жизни. В этом и крылась тайна вышеупомянутых лиц, которые хорошо знали, как в страданиях мы можем пасть духом и как мы жаждем светлой радости в жизни. У них не было каких-то своих тайных источников силы, благодаря которым они могли еще раз подняться и стать на ноги, Они также должны были пройти через испытания. Невзгоды мира сего их не миновали тоже. Все, что они имели, в противоположность всем унывающим, это — веру в любовь Божью!

Решающий момент

И Ап. Павел открыл любовь Божью не в каком-то ином источнике. Он открыл ее и не в сентиментальном созерцании цветущей фиалки или в рдеющем закате солнца. Он не открыл любовь Божью в истории народов или судьбах отдельных личностей. Отдельные светлые случаи в нашей жизни недостаточны, чтобы верить в любовь Божью, когда страдания, подобно осенней буре, врываются в нашу жизнь, ломая «кроны деревьев нашего счастья».

Меньше всего помогут нам увлечение философией и раздумья. Только одно принесло Апостолу Павлу и вообще каждому верующему христианину радостную и блаженную уверенность и мир в сердце — он познал Иисуса Христа. Апостол Павел открыл для себя, а затем и других, любовь Божью.

Поэтому совет Библии несомненно заслуживает особого внимания и доверия: «Станем взирать на Иисуса Христа!»

И если автор Послания к Евреям призывает нас: «Станем взирать на начальника и совершителя веры, Иисуса» (Евр. 12, 2), то этим он подчеркивает, как легко наш взор пленяют другие, посторонние вещи. Здесь нужно сознательное решение воли отвратить взор наш от себя, от мира сего и, повернувшись, взирать на Христа.

Существует святой путь, без которого мы никогда не испытаем настоящей помощи Христа. И поскольку мы боимся его, то лишаем себя помощи, могущей в корне изменить всю нашу жизнь. Мы стараемся достичь этого часто окольными и сомнительными путями. Таким способом мы обесцениваем исключительность Евангелия Христова. Из среды колеблющихся восстают противники Христа, громко и гордо заявляющие: «Мы тоже пробовали, но никакой помощи от Христа не получили!» Но кто научился в страданиях взирать на Христа, на Его Слово, на Его крест, тот убедился в истинности Благой Вести. Поэтому нет надобности искать других методов преодоления страдания. В конце концов, никакие другие утешения нам не помогут. Иисус Христос преобразует страдание, уныние, огорчение и отчаяние.

Конечно, и нам, христианам, известны такие моменты в жизни, когда нам кажется, что все наше положение пошатнулось. И мы часто взываем к нашему Богу «из глубины», но такие случаи не являются нормальным явлением в нашей жизни. Это случается при внезапном несчастье, заслоняющем наш взор, и когда мы забываем бодрствовать. Мы тоже можем предаться нашему горю. Но когда Иисус Христос снова появляется в поле нашего зрения, мы пробуждаемся из тьмы к свету.

Незнающему, что значит взирать на Христа, не известен и Бог, вопреки окружающим его чудесам Божьим. Библия не напрасно называет Иисуса Христа «Словом Божьим». Через Иисуса Христа открывается Бог. Кто не стремится познать что Христос хочет ему сказать и вообще познать Кто Он, тот никогда не поймет Бога. «Как может Бог говорить, если люди молчат?»

Двингер в своей книге «Но Бог молчит» влагает эти слова в уста немецкого крестьянина. Сам взор на Христа должен бы заставить нас заговорить с Богом, ибо Он — обращение Бога к нам. Наше отношение к Иисусу Христу определяет наше отношение к Богу. Если мы вступаем в диалог с Воскресшим, тогда и Библия приобретает в повышенной степени вес и убедительность. Нам становится понятным, почему Ап. Павел через ответ Господа: «Довольно для тебя благодати Моей», получил освобождение от неимоверного страдания. «Милость Твоя лучше жизни» — это свидетельство и исповедь верующих в Иисуса Христа во все времена.

 

«Вестник истины» 3-4, 1981

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий