Как говорить о вере со случайным попутчиком?


Павел Великанов

 

В российских поездах дальнего следования наряду с другими программами звучат записи передач из проекта «Мир. Человек. Слово» на тему христианства, истории и философии. О том, есть ли в этом смысл, не отпугнут ли подобные беседы людей от Церкви, и как вообще говорить о вере с неверующим — в беседе с протоиереем Павлом Великановым.

Все материалы цикла программ «Мир. Человек. Слово», в том числе и церковные, с самого начала готовились с прицелом на нецерковную аудиторию. Поэтому в них назидательного элемента, менторства, которые чаще всего и отталкивают, практически нет. О христианстве говорится не «в лоб», а посредством различных исторических примеров, художественных образов, жизненных ситуаций. Поэтому я не думаю, что будет иметь место какой-то диссонанс в случае, когда человек едет даже в расслабленном состоянии и при этом слушает передачи.

Все передачи рассчитаны, прежде всего, на создание определённого резонанса со стороны человека. Если этот резонанс появляется, значит, человек захочет почитать что-то более подробно или даже решит пойти в храм. Если резонанса не возникает, то человек может просто воспринять информацию к размышлению и стать немного образованнее, чем был до того.

В программах нет никакой религиозной агрессии, деклараций, призывов. Это просто очень грамотно, профессионально поданная информация в светском ключе, которая затрагивает, в том числе, определенные религиозные вопросы.

Мы никого этими передачами ни к чему не принуждаем, просто даем людям информацию к размышлению. Люди слушают все эти передачи на Радио России в течение последних восьми лет. Насколько я помню, негативных отзывов не было вообще. Хотя аудитория — огромная, по большей части — далекая от Церкви и религиозной тематики как таковой. Просто с самого начала владыкой Марком, архиепископом Егорьевским, бессменным руководителем проекта, был найден удачный формат.

Не подменять веру собой

При этом необходимо учитывать два самых главных правила. Первое. Если мы хотим, чтобы другой человек услышал, он должен нас, как минимум, уважать, как максимум — полюбить. Между тем, кто говорит, и тем, кто слушает, должны быть выстроены хотя бы какие-то минимальные доверительные отношения. Если они не складываются, то лучше о вере не говорить.

Второе. Любой разговор о вере должен проходить в тональности беспредельного уважения к свободе другого человека. Мы можем ему только показать нечто привлекательное, вдохновляющее, правильное и верное, но решение слушать нас или не слушать, идти или не идти этим путем мы должны оставить за этим человеком — вместе с уважением к тому выбору, который он сделает. Если он не сделает выбор, следует укорять не его, а себя самих. В том, что не смогли донести, не смогли зажечь, не смогли быть настолько откровенны, убедительны, потому что сами еще не живем во всей полноте христианским благовестием, а потому неспособны донести его и до других.

В то же время одна из крупных ошибок заключается в том, что мы, начиная разговор о вере, воспринимаем себя духовным спецназом, авангардом, который защищает Церковь Божию, Христа, Самого Господа Бога. И любое поражение, любой промах на этом поле мы воспринимаем как личное оскорбление. Именно поэтому мы обижаемся на человека, до которого не смогли донести то, что хотели, тотчас записываем его в список врагов веры и Христа.

Здесь надо различать то, что мы говорим, как мы доносим веру до других — и собственно саму веру как она есть помимо нас как посредников. Надо понимать, что вера гораздо больше, глубже и удивительнее, нежели мы сами. Не надо пытаться подменять веру самими собой.

Христос постоянно говорил разными притчами, подводя человека к тому, что Он хочет сказать. Он дает некое направление, определенную мысль человеку, но почти никогда не доводит ее до конца. Он не говорит: «Дважды два равно четыре». Просто сообщает: «Дважды два должно получиться…, а теперь сами смотрите, что получается, думайте сами, ищите сами».

Вспомните ситуацию с Нафанаилом, которому Филипп рассказывает про Спасителя. На сомнения Нафанаила Филипп предлагает: «Приди и смотри». Он пришел, а дальше никто не понимал, что происходило между Нафанаилом и Христом, было только ясно, что они друг друга поняли, Нафанаил получил свидетельство (Ин. 1:43–51).

Никакой человек не может стать верующим, если не призовет его Отец Небесный. Не надо слишком полагаться на то, что наши красивые, умные, модные слова будут более действенны, чем призыв Божий.

Так что нам важно думать о том, чтобы наш язык был доступным, чтобы мы могли правильно транслировать истину христианского вероучения для современного слуха, но при этом не надо брать на себя лишнего и четко понимать, что мы можем только посеять, если получится, а взращивает все равно Бог. То есть, со своей стороны надо делать то, что мы можем, но при этом успех самой проповеди, миссии нужно целиком возлагать на Бога.

Господь Сам всегда находит способы, формы и методы, на которые человек откликается. Процесс обретения веры в человеке — глубоко интимный, очень сложный процесс, глубинный, к которому человек идет всю свою жизнь. Естественно, здесь, с одной стороны, важно донести до человека истину в тот момент, когда он готов ее услышать, его сердце открыто для этого. С другой стороны, нужно понимать, что наше дело этим донесением и ограничивается. Дальше работает Сам Бог.

pravmir.ru

Добавить комментарий