Проблемы религиозного образования в Западной Европе

Образование и образованный человек в XXI веке

А. Н. Крылов (Берлинский Вест-Ост институт, Германия)

Доклад на IX Международной научной конференции «Высшее образование для XXI века», Москва, 15-17 ноября 2012 г.

Религиозное образование, являясь одной из традиционных и основополагающих составляющих классического образования в Европе, представляется для современной российской науки достаточно новой областью исследовательской и практической деятельности.

Лишь немногие признанные научные институты Российской Федерации рассматривают вопросы религиозного образования в общем контексте образовательных проблем. Чаще всего оно остается областью деятельности церковных и религиозных учреждений, не отличающихся системностью и не обладающих достаточной научной компетентностью. В числе исключений можно назвать Институт религиозной педагогики Русской христианской гуманитарной академии и небольшое количество кафедр в государственных вузах. Вместе с тем вопросы отношений между религией и образованием, их роли и путях их воздействия на человека в современном обществе все чаще становятся предметом внимания российских ученых. Анализ имеющихся русскоязычных публикаций показывает как высокий интерес и изначально серьезный научный подход к исследованию соответствующих образовательных проблем, так и недостаток отечественных исследовательских работ. В этой ситуации зарубежный опыт становится особенно значимым, а с учетом процессов глобализации и европейской интеграции еще более полезным. Берлинский Вест-Ост институт обратился к теме религиозного образования как в контексте исследования идентичностей, в частности религиозной идентичности (Крылов, 2012), так и в контексте изучения интеркультурного взаимодействия и европейской образовательной интеграции.

В процессе работы над представленной темой наряду с изучением научных источников и современной религиозно-педагогической литературы использовались качественные методы исследования, в том числе интервью с учителями религиоведения в школах (в данном случае Германии), с учеными, работающими в области религиозного образования, с сотрудниками и священниками протестантских и католических приходов. Избранные встречи и визиты в религиозные, социальные и педагогические институты позволили фрагментарно проиллюстрировать актуальную ситуацию. Посещение занятий по религиозной педагогике в теологических вузах, как и уроков религиоведения, также содействовало анализу соответствующих ситуаций и тенденций.

Под религиозным образованием в данной работе понимается процесс становления личности, целенаправленного формирования духовности человека, его моральных и культурных ценностей, объясняемых божественным смыслом и воспринимаемых в рамках определенной религии или конфессии. Значимым в этом контексте становится и понятие религиозной педагогики, представляющей собой теорию и практику обучения, передачи и освоения содержания той или иной религии (включая рефлексию соответствующей веры, потребностей, условий, религиозных институтов), осуществляемых с применением соответствующей дидактики.

В российской специальной литературе пока не существует утвердившихся определений религиозного образования и религиозной педагогики, но дискуссии вокруг этих дисциплин позволяют выделить тенденции формирующейся терминологии. Так, публикации по вопросам религиозного образования в России чаще всего обращены к институциональному содержанию образования и рассматривают проблемы преподавания религиозных учений в разного рода образовательных учреждениях. В то же время религиозная педагогика в высказываниях российских специалистов нередко толкуется как система формирования религиозно мотивируемой личности.

В теоретических дискуссиях о религиозном образовании в Западной Европе на протяжении десятилетий большое внимание уделяется вопросам религиозной и теологической детерминированности образования и педагогики.

В настоящее время исследователи чаще придерживаются конвергентной модели, трактующей религиозное образование равнозначно как теологическую и педагогическую область деятельности. Другим значимым теоретическим вопросом, на протяжении десятилетий волнующим специалистов в области религиозного образования, является вопрос об обучаемости религии и вере. В работах Ф. Шлейермахера и его современников религия и вера трактовались как чувство; соответственно и обучение религии происходит аналогично обучению чувству. Так же как ребенок в общении с матерью учится улыбаться, осваивает формы проявления чувств, так же может он осваивать религиозность и учиться чувству веры.

Противоположные взгляды характерны для представителей диалектической теологии. По их мнению, обучение вере противоречит идее божественного откровения. Соответственно вере нельзя научиться, она представляет собой Дар Божий и может быть получена только от Всевышнего. Потому диалектические теологи, как правило, отвергали возможность психологических и педагогических приемов передачи веры и освоения религии. Их идеи могут быть сформулированы определенным паролем: «Провозглашение вместо преподавания, слушание вместо обучения!» Й. Кунстманн писал, что исходя из религиозных причин, обучать вере нельзя, так же как и нельзя ей быть обученным (Kunstmann,2010). Вера является областью действия Святого Духа, потому ее невозможно получить или «заработать» даже через определенные действия, богоугодные дела или какие-то благие поступки. В этом смысле вера недостигаема. Она, являясь духовной установкой и безграничным доверием, не может быть сформирована самим человеком, она может быть лишь подарена ему.

Идеи необучаемости вере, по мнению теоретиков религиозной педагогики, не противоречат идее обучаемости религии, которая осваивается в процессе социализации в семье и церковной общине, в том числе и в акте передачи традиций и восприятии религиозных установок. Несмотря на то что религиозным процессам нельзя научиться, их можно мотивировать и к ним можно подвигнуть. Идеи детерминированности религиозного образования и когнитивного освоения веры сыграли важную роль в формировании теории религиозного образования. Они определили и закрепили его содержание, осваиваемое при помощи педагогики религии, а не педагогики веры. Религия соответственно становится содержанием образования, предметом педагогики и воспринимается передаваемой в виде знаний, форм, установок, образцов религиозного поведения и элементов инкультурации.

Большое влияние на развитие и состояние религиозного образования в Западной Европе оказали социальные изменения 1960-х годов (так называемая революция 1968-го) и для католических стран — решения Второго Ватиканского собора. В начале 70-х годов прошлого века европейское общество значительно изменилось. Трансформировались социальный опыт и взаимоотношение полов, образовались новые социальные мильё и неформальные стили жизни, межличностная солидарность стала вытесняться конкурентным образом поведения. Кроме этого, в странах Западной Европы значительно увеличилась доля представителей нехристианских религий. Происходящие в настоящее время социальные изменения привели к поиску новых форм как церковной жизни, так и религиозного образования. На этом фоне теоретики религиозного образования все чаще обращаются к дискуссиям о преподавании «мировой религии» и замене христианского конфессионального воспитания на межкультурное и межрелигиозное. В свою очередь, консервативные группы заявляют о полном отрыве религиозного образования от конкретных конфессиональных и религиозных ценностей, излишней толерантности к чужому при нивелировании базисных основ собственной христианской идентичности.

Задачи современного религиозного образования тем не менее определяются содержанием религиозных учений и концентрируются вокруг идеи формирования ценностей и постижения смыслов. В литературе выделяется четыре группы таких целей и задач:

1.    Формирование ценностей и идеалов (обусловленных как конкретной религией, так и общечеловеческих).

2.    Проблемно-ориентированная квалификация (направлена на преодоление возникающих перед современных человеком проблем, в том числе связанных с эмансипацией, поиском форм идентификации и смысла собственной жизни).

3.    Развитие формально-религиозных способностей.

4.    Предоставление возможностей для личностного роста и самообразования (Englert, 2009: 53-58).

Новые прикладные задачи складываются под усиливающимся влиянием мульти культурного фактора. В традиционно католических или протестантских странах увеличиваются группы населения, принадлежащие к православию и некоторым евангелическим и харизматическим группам. Все большее влияние в традиционно христианских странах получают мусульманские общины. Во Франции, Германии, Испании и других западноевропейских странах осуществляется государственный заказ на проведение программ по преподаванию исламского религиоведения.

Несмотря на попытки адаптировать религиозное образование к условиям времени, сравнение уровня его институционального влияния, его взаимодействия с теологией и общей педагогикой и его роли в современном обществе позволяет сформулировать проблему определенного теоретического застоя. Если состояние религиозного образования сопоставить с состоянием развития общества, с актуальными социальными проблемами и характерным для современной Европы отношением к религии, то последует вывод об определенном несоответствии провозглашаемых религиозно-педагогических идей и окружающей действительности, что, в свою очередь, формирует следующую проблему — проблему кризиса. Проявление кризисных явлений религиозного образования современной Западной Европы в рассматриваемом контексте целесообразно сгруппировать по четырем направлениям: научно-образовательные проблемы, институциональные проблемы, прикладные и коммуникационные проблемы.

Научно-образовательные проблемы религиозного образования проявляются в стагнации его теоретического развития. Если в 1960-1970-е годы наблюдался всплеск идей и новых теоретических подходов, появился ряд признанных и известных педагогическому и теологическому сообществу ученых, а теория религиозной педагогики стремилась не только отвечать требованиям времени, но и опережать его, то современные публикации все еще по стилю и идеям находятся на уроне тех же 1960-1970-х годов. Преподавание религиоведения в вузах нередко ограничивается социологическим анализом общества и диалектическими размышлениями о философско-теологических проблемах воспитания. В то же время недостаточно внимания уделяется методике религиозного воспитания и поиску адекватных времени дидактических подходов. В процессе анализа содержания издаваемых сборников или программ проводимых в Европе соответствующих конференций можно выделить две большие группы ученых: одна из них все еще активно дискутирует актуальные для 1960-1970-х годов темы, а другая вообще не проявляет исследовательской активности.

 

ЗНАНИЕ. ПОНИМАНИЕ. УМЕНИЕ 2013 — №2

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий