Интернет – место, «где диавол с Богом борется»

Денис Дмитриев, Виктор Степанов

«Королевство кривых зеркал»

Отношения Русской православной церкви с интернетом трудно назвать простыми. В разное время представители РПЦ высказывали диаметрально противоположные взгляды на роль и место Сети в жизни современного общества.

Одну из первых официальных оценок онлайн-среде еще в 2004 году дал патриарх Алексий II. В своем послании российскому интернет-сообществу, опубликованном 26 ноября, во Всемирный день информации, он писал: «Благодаря интернету наша церковь имеет возможность широко информировать пользователей Сети о важнейших новостях внутрицерковной жизни, деятельности Священного Синода, о внешних церковных связях». Как отмечал патриарх, у церкви Христовой всегда было понимание того, что знание об истине должно распространяться максимально широко. «В настоящее время интернет предоставляет исключительные возможности в этом отношении, и церковь не вправе пренебрегать ими», — говорилось в обращении Алексия II. В поддержку своей позиции глава РПЦ тогда привел слова апостола Павла: «Горе мне, если не благовествую».

Спустя немногим более полугода, 1 июня 2005-го, в Международный день защиты детей, 76-летний патриарх представил свой личный интернет-проект — сайт «Патриарх — детям». Как сообщил предстоятель РПЦ на презентации ресурса в Даниловском монастыре в Москве, сайт прежде всего был призван рассказать подрастающему поколению о земной жизни и подвигах Христа и основах христианской веры.

Через несколько недель после запуска сайта в своем интервью агентству «Интерфакс» Алексий подробнее рассказал о том, какой он видит роль церкви в Сети. «Всемирная паутина давно стала средством христианского благовестия. Наши ресурсы в этом направлении далеко не исчерпаны, и церковь должна, как и во все времена, использовать каждую возможность для миссионерской работы», — заявил патриарх. При этом идея отказываться от использования Сети лишь потому, что порой там ведется пропаганда безнравственности, кажется ему неверной. «Совершенно очевидно, что интернет, как и телевидение, — лишь техническое средство, которое может использоваться по-разному. Недопустимо пренебрегать им только потому, что кто-то поставил его на служение греху и пороку», — пояснил Алексий II.

Таким образом, мнение патриарха по поводу Сети во многом совпадало со взглядами его католического визави — по крайней мере на словах. Однако после смерти Алексия II в феврале 2009 года и избрания на патриарший престол Кирилла отношение РПЦ к интернету стало стремительно меняться. К примеру, уже в марте того года митрополит Калужский и Боровский Климент назвал интернет-общение «показателем культурной деградации» россиян.

В 2011 году глава синодального Отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин указал в качестве главной «проблемы» интернета присущую ему анонимность. Он предложил «упрятать» анонимных участников интернет-сообщества в специальную «опасную зону», отметив, что общение в Сети «чудовищным образом разрушает культуру и правила человеческого общежития».

К 2012 году положительная оценка интернета и соцсетей окончательно стала редкостью для православного духовенства. Так, в интервью каналу «Россия 24» председатель отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион определил интернет как «особое пространство, которое создает для людей возможность выплескивать свою агрессию». «Я читаю в интернете многих православных церковных людей и даже священнослужителей. В их блогах, на их страницах в Фейсбуке можно увидеть постоянное обличение всего и вся, бесконечное раздражение и бичевание всех. Но про любовь Христа — об этом пишут мало», — сетовал Иларион.

В феврале того же года на встрече с занимавшим тогда пост министра связи России Игорем Щеголевым сам патриарх Кирилл высказался еще жестче. Глава РПЦ заявил, что медийное пространство и интернет являются источниками влияния на душу человека и именно с их помощью и в их пространстве «диавол с Богом борется».

Жесткая риторика РПЦ во всем, что касается интернета, находит поддержку и у представителей российской власти. Свое отрицательное отношение к интернету и социальным сетям в последние годы неоднократно высказывали, в частности, в Государственной Думе. Так, глава думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая в середине января заявила, что «Сеть позволяет вторгаться в суверенные внутренние интересы России и нарушать принципы национальной безопасности». По мнению Яровой, защитить российский суверенитет от интернет-угрозы можно, только наделив ФСБ дополнительными полномочиями в сфере отслеживания безопасности в интернете.

Год спустя, выступая с докладом на Архиерейском соборе, патриарх развил ту же мысль, назвав соцсети одним из главных источников «клеветы и лжи, направленной против Церкви». «Разумеется, в интернет-пространстве существует множество людей, которые распространяют подлинную информацию о жизни Церкви, однако циников и любителей ложных разоблачений — в разы больше», — сказал Кирилл. По его словам, когда человек задает в поисковой интернет-системе запрос, связанный с церковной жизнью, в итоге он находит лишь множество лжи, лицемерия и ненависти. Все это, по мнению священнослужителя, есть «зримые результаты деятельности врага рода человеческого».

В начале 2014 года социальные сети и онлайн-среда в целом удостоились от православного патриарха еще одного яркого и образного сравнения — в своем рождественском интервью телеканалу «Россия» Кирилл назвал интернет «королевством кривых зеркал». «Это признак духовного кризиса людей. Это не что иное, как порабощение. Порабощение сознания и даже порабощение воли», — сказал глава РПЦ. По его словам, спасти людей в этой ситуации может именно церковь, которая несет ответственность за все, что связано с духовным состоянием общества.

Очевидно, что в отношении конфессий ко всему новому велика роль личного мнения предстоятеля. Католическая церковь — далеко не самая либеральная конфессия в мире, однако понтифики склонны воспринимать интернет доброжелательно и даже немного игриво, передавая это отношение другим сановникам и всей пастве. Русская православная церковь тоже всегда декларировала подчеркнуто консервативные ценности. Однако если патриарху Алексию II это нисколько не мешало воспринимать интернет конструктивно, то его преемник склонен выискивать в Сети дьявола — в полном соответствии с духом времени.

lenta.ru

Добавить комментарий