Шойгу и военная полиция начинают новую войну с дедовщиной


Госдума занялась военной полицией

Юрий Гаврилов

Вчера Госдума рассмотрела в первом чтении законопроект, связанный с деятельностью военной полиции. Этот документ представил депутатам полпред президента РФ в нижней палате парламента Гарри Минх.

Армейская структура, которой адресован правовой акт, официально существует в нашей армии более двух лет, но нормативная база, регламентирующая ее работу, существует пока только на ведомственном уровне. Первоначально о военной полиции в Минобороны написали отдельный закон. Но затем юристы подсказали генералам, что он был бы уместен, если бы речь шла о федеральном органе исполнительной власти. Армейская полиция таковым не является, поэтому на свет появился документ, корректирующий 10 действующих законов и два Кодекса. Он называется «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам деятельности военной полиции Вооруженных Сил Российской Федерации».

Перечислять все статьи и пункты документа не имеет смысла. Поэтому остановимся на главных. Принципиально важной является корректировка Закона «Об обороне». Его предлагается дополнить статьей 25 «прим». Она называется «Военная полиция Вооруженных сил РФ» и объясняет, зачем армии нужны собственные правоохранительные органы. В законопроекте сказано, что военная полиция предназначена для защиты жизни, здоровья, прав и свобод солдат и офицеров, гражданского персонала Вооруженных сил и тех, кто проходит военные сборы. А еще — для противодействия преступности, обеспечения законности, правопорядка и дисциплины в войсках, безопасности на дорогах (этим вместе с ГАИ уже занимаются включенные в военную полицию армейские автоинспекторы) и решения других задачи. Основные функции и полномочия военных полицейских будут изложены в специальных нормативно-правовых актах, в том числе — в Уставе службы военной полиции.

Стоит обратить внимание еще на две новации, которыми предлагают дополнить Закон «Об обороне». Первая — руководство военной полицией ляжет на министра обороны. Он же определит ее организационную структуру и численность. Причем набор военных и гражданских сотрудников не должен выходить за пределы установленного для Российской армии общего количества людей. «Штатная численность установлена приказом министра обороны и составляет 6,5 тысяч человек в настоящее время, увеличение штатной численности не предполагается», — сообщил Гарри Минх депутатам Госдумы.

И второе — армейских полицейских закон наделит правом в строго оговоренных случаях и четко определенном порядке применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие. То есть, в данном вопросе военных правоохранителей приравняют к их коллегам из МВД. А вот чем военная полиция точно не будет заниматься, — так это гоняться за преступившими закон солдатами и офицерами. Полпред президента в Госдуме дал четко понять, что действующий закон об оперативно-розыскной деятельности никто корректировать не собирается. Зато к важнейшей функции военной полиции отнесена борьба с «дедовщиной» и воровством армейского имущества.

— Наши сотрудники должны избавить солдат и командиров от многих несвойственных им функций. Новый закон позволяет это сделать, — сказали корреспонденту «РГ» в Главном управлении военной полиции минобороны накануне слушаний в Госдуме.

О чем идет речь? К примеру, сейчас провинившихся военнослужащих на гарнизонных гауптвахтах охраняют обычные солдаты. То же самое касается «сторожей» тех, кто отбывает наказание в дисциплинарных батальонах. Эта, с позволения сказать, школа мужества вряд ли подходит призывникам. Из армии они возвращаются не с навыками воина, а с повадками надзирателя. Новый закон сломает подобную практику. Ведь по нему призывников на гауптвахтах и в подразделениях охраны дисбатов должны будут заменить военными полицейскими. Их же при необходимости задействуют на охрану потерпевших, свидетелей, других участников уголовного судопроизводства.

Еще одна область служебной деятельности, где военные полицейские в принципе могут заменить войсковых офицеров, — проведение дознания по какому-то солдатскому или офицерскому преступлению. Как правило, сейчас по приказу командира части этим занимаются взводные или ротные. После принятие закона роль дознавателя, скорее всего, перейдет к военному полицейскому. А серьезным расследованием преступлений и надзором за этим процессом по-прежнему будут заниматься армейские профессионалы из СКР и Генпрокуратуры.

Стоит напомнить, что из себя сегодня представляет армейская полиция. В нее входят профильный главк Минобороны, четыре территориальных управления в военных округах, комендатуры и ведомственная автоинспекция. На службу в такие органы принимают только профессионалов, причем всех кандидатов подвергают жесткому, в том числе психологическому, отбору.

rg.ru

Добавить комментарий