США, Европа и новые правители Украины в конфликте с Россией – все они очень сильно ошиблись


Из интервью «Российской газеты» с Сергеем Ивановым

 

Хотел бы напомнить, с чего все началось. С того, что господин Янукович предложил отложить подписание соглашения об ассоциации Украины с Евросоюзом. Подчеркиваю: не отказался от подписания, а предложил не спешить. Поскольку в последний момент — как говорится, лучше поздно, чем никогда — понял, что подписание этого соглашения несет очень серьезный ущерб экономике страны, положит ее на лопатки. В результате начался майдан, поддержанный западными странами. И как следствие — события на юго-востоке Украины, переросшие в войну, по существу своему гражданскую, карательную, в результате которой погибли тысячи людей. В этой же цепи событий — убийство своих на майдане, Крым, преступления в Одессе, сбитый «Боинг», продолжавшийся до недавнего времени обстрел прямой наводкой украинских городов, гуманитарная катастрофа.

А теперь — сегодняшний день. Как вы знаете, было принято решение — пока устное, надеюсь, оно будет зафиксировано на бумаге — о том, что имплементация соглашения об ассоциации Украины с ЕС откладывается на один год. У меня к вам риторический вопрос: за что боролись? Кончилось все ровно тем же самым, что было в конце прошлого — начале нынешнего года. Но это стоило тысячей жизней, множества беженцев, страданий многих людей.

Это стоило и резкого ухудшения отношений европейских и североамериканских наших партнеров с Россией. Кто-то извлек из этого пользу. Для НАТО, например, это очевидный плюс. После так называемых «успешных операций» альянса или его отдельных стран в Афганистане, Ираке, Ливии, Сирии появилась «новая угроза» в лице России, так что давайте укреплять, сплачивать ряды увеличивать расходы и так далее, и все вышеперечисленное давайте скорее забудем как досадные оплошности.

При этом есть вещи, которые не могут не удивлять. Я помню, как громко в прошлом обвиняли Россию в непропорциональном применении силы в отношении гражданского населения — это о Чечне. Сейчас были обстрелы Донецка и Луганска, жилых кварталов. И тишина, никто на это не обращает внимания. Хотя в Чечне, смею заметить, тогда мы боролись с процессами, которые сейчас ярко проявились в виде ИГИЛа. Еще один пример: по данным ООН, в России оказалось около 800 тысяч беженцев с юго-востока Украины, по экспертным оценкам около миллиона. В любой другой ситуации, я вас уверяю, если бы это была не Украина, раздался бы вселенский вой по поводу гуманитарной катастрофы. Здесь тоже тишина. Кажется, что кроме России это никого не волнует. Но как помочь беженцам? Надо будет — в ущерб себе поможем страдающим людям, вынужденным покинуть свои дома.

Что же касается путей выхода, то важные шаги в этом направлении уже сделаны. И здесь главное не только мирный план нашего президента. Думаю, и президент Порошенко стал отдавать себе отчет, что война до победного конца, то есть до последнего украинца, ему не нужна. Достигнутые договоренности позволили приостановить военные действия, хотя мир еще весьма хрупкий. «Партия войны» на Украине никуда не делась, она очень и очень сильна. Но стремление к миру, просто разум, надеюсь, возьмут верх. Целый пакет законов, дающих шанс на урегулирование, на Украине уже принят. Полагаю, это даст импульс дальнейшему развитию мирного диалога.

В любом случае руководству Украины предстоит титаническая работа. И сколько лет это займет, я не знаю. Но это задачи Украины, а не России.

Для того, чтобы те же минские соглашения были воплощены в жизнь, требуется масса согласований. Они могут кому-то казаться мелкими, но без них не добьешься главного. Дьявол, как известно, кроется в деталях. И с моим контрагентом — главой администрации президента Украины Борисом Евгеньевичем Ложкиным — мы общаемся регулярно, иногда по нескольку раз в день говорим по телефону. О конкретике ничего сказать не могу, поскольку это конфиденциальная информация. Каждый, конечно, выполняет волю своих руководителей, но по-человечески у нас нормальный рабочий контакт, диалог есть. И это важно с учетом того, что идет он на фоне антироссийской истерии, захлестнувшей Украину. Я, извините, имею солидный опыт выстраивания взаимоотношений в различных условиях.

Тут нужны время и работа, это само по себе не рассосется. То же самое относится и к межгосударственным отношениям. Нужно создать условия. Взять, например, так называемый план Яценюка, строительство стены… Я большой поклонник Pink Floyd и одним из величайших музыкальных произведений прошлого века считаю альбом The Wall, по которому снят фильм. Кто не видел, советую посмотреть, а кто видел, легко меня поймет, там про стены все предельно ясно. Строительство стены, на мой взгляд, сделает невозможным вообще восстановление каких-то отношений. Где-то, кстати, я услышал свежий анекдот: стена Яценюка — это малобюджетная «линия Маннергейма».

Если серьезно, я уверен: никакой стены не будет в конечном счете. Риторика риторикой, а жизнь жизнью. Когда я в начале лета был в Ростовской области, я вот на что обратил внимание: очень многие простые наши люди принимали у себя беженцев без всяких условий, делили с ними кров, еду, одежду, ничего не прося взамен. Наши граждане не считают украинцев чужими, не воспринимают их как иностранцев. Если бы беженцы были из другого государства, то, рискну предположить, такого бы не было. Да миллионы украинских граждан, постоянно находящихся на территории Российской Федерации и зарабатывающих деньги, за счет которых выживают их семьи, — это никуда не денется.

 

«Российская газета», 22.09.2014 — Федеральный выпуск №6487 (215)


 

1

Аватар комментатора

Петр

За что боролись, на то и напоролись.
Извечная проблема Украины.
Ежели не съедят, то по-надкусывают.
Так и с ассоциацией .
Как в одной присказке — у нас всё есть, только мозгов не хватает.

Добавить комментарий