Используя Ходорковского: от кризиса – к войне, сначала холодной, а затем…


Дело ЮКОСа по-прежнему является одним из инструментов давления Запада на Россию

 

Ольга Самофалова

В пятницу, 25 октября, Михаил Ходорковский будет отмечать 11-ю годовщину своего ареста. На этот раз, впрочем, как свободный человек. Однако нельзя не вспомнить, почему он оказался в тюрьме и как дело ЮКОСа наравне с санкционной войной стало орудием Запада против России.

На этой неделе, 25 октября, будет 11-я годовщина ареста Михаила Ходорковского. Эта годовщина будет для него особенно приятной, так как он сможет отмечать ее уже не за решеткой благодаря помилованию президентом Владимиром Путиным.

«ЮКОС рассматривал себя не просто как часть государства, а как компанию, которая управляет этим государством»

Однако нельзя не вспомнить, почему он оказался в тюрьме. Одиннадцать лет назад его арестовали по первому делу ЮКОСа, в которому ему и другим акционерам компании были предъявлены обвинения в беспрецедентных махинациях по уклонению от налогов, мошенничестве, а также коррупционной приватизации госпакетов акций крупных советских предприятий, как, например, комбината «Апатит» в Мурманской области.

«Сейчас все мхом поросло, и мало кто помнит, что было. Ходорковский даже приобрел ауру гонимого за политику человека, да такой стереотип был и тогда. Но компания ЮКОС действительно управлялась с большими отклонениями от норм, и это вещь очевидная и доказанная», – говорит гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Он напоминает, что дело ЮКОСа было не только в налоговых махинациях. «Там целый букет историй. Само происхождение компании через залоговые аукционы уже вызывает большие вопросы. Была история с мэром Нефтеюганска Петуховым, который был убит в день рождения Ходорковского (по версии следствия, он был убит по приказу первого вице-президента ЮКОСа Леонида Невзлина – прим. ВЗГЛЯД). И, кстати, эти обвинения Ходорковскому не были предъявлены, но он был замешан в ряде других убийств и покушений на убийства. Известно, что Ходорковский хотел акционировать компанию (разделить собственность) и вел переговоры с американцами (о продаже)», – рассказывает Константин Симонов.

«К налогам у компании было такое отношение: «А зачем их вообще платить?». Ходорковский имел большое лобби в Госдуме, которым управлял Владимир Дубов (работал в ЮКОСе, стал депутатом Госдумы и членом комитета по бюджету и налогам – прим. ВЗГЛЯД). Естественно, они лоббировали очень выгодные для себя законы. Где надо – вводили какие-то моменты, где не нужно – исключали. Были такие случаи, что депутаты прямо на трибуне по телефону получали инструкции от сотрудников ЮКОСа, это все зафиксировано в протоколах Госдумы», – вспоминает Симонов.

Схемы ухода от налогов были самые разнообразные. «Самая распространенная схема заключалась в том, что руководство ЮКОСа как вертикально интегрированной компании передавало нефть по цепочке, рисуя стоимость нефти, проводило махинации с отпускными ценами, занижало прибыль и показывало несуществующие затраты, тем самым снижалась налогооблагаемая база», – рассказывает гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности.

«Но дело, увы, не только в налогах. Дело в том, что ЮКОС рассматривал себя не просто как часть государства, а как компанию, которая управляет этим государством», – резюмирует он.

«Михаил Ходорковский и его команда – это те самые люди, которые стояли у истоков создания коррумпированной системы в России. Их всячески поощряли и подталкивали к этому извне для того, чтобы потом использовать это как слабость российского государственного строя. У них почти получилось: все это привело к тому, что Россия была поставлена на грань распада в конце 90-х годов», – напоминает директор Центра политической информации Алексей Мухин.

«Не следует забывать, что Михаил Ходорковский был одним из столпов олигархии, который пытался совместить политическую и экономическую деятельность. Однако затем он очень умело использовал уголовное дело против себя для того, чтобы представить себя правозащитником, либеральным политическим деятелем, который выступает за освобождение и очищение, хотя на самом деле являлся последователем, адептом той самой системы, против которой сейчас как бы борется. Делает вид, что борется», – считает политолог.

Налоговые обвинения против Ходорковского были доказаны в судебном разбирательстве в России, а потом и Европейском суде по правам человека в Страсбурге, куда сразу же обратились бывшие акционеры ЮКОСа. ЕСПЧ, известный своей тенденцией политизировать дела, в 2011 году вынужден был признать, что процесс над Ходорковским не является политическим, а схемы налоговой оптимизации были незаконными. Страсбургский суд также отказался устанавливать размер компенсаций, хотя экс-акционеры ЮКОСа требовали 100 млрд долларов.

Правда, в конце июля 2014 года, после трех лет судебного расследования, ЕСПЧ в Страсбурге все же удовлетворил жалобу бывших акционеров ЮКОСа к России, но присудил им компенсацию всего в 1,86 млрд евро.

Но неожиданно этим летом Гаагский арбитраж вынес беспрецедентное решение в пользу экс-акционеров ЮКОСа по схожему иску. После почти десяти лет тяжбы суд решил, что Россия должна бывшим акционерам ЮКОСа 50 млрд долларов. Это вдвое меньше, чем просили истцы, но сумма невероятно высокая для таких дел. Раньше международные суды не вставали на сторону акционеров ЮКОСа, но сделали это сразу, как только отношения между Западом и Россией усугубились из-за Украины, Крыма и санкционной войны.

«Десять лет длился процесс, недавно выпустили Михаила Ходорковского, начались события на Украине, обострилась ситуация в связи с крушением «Боинга», и на этой волне многолетний судебный процесс вдруг завершился, да еще и с выигрышем акционеров ЮКОСа. У любого грамотного человека складывается впечатление, что некие группировки что-то делят в России и ведут борьбу за власть, только на более масштабном уровне, используя для этого в качестве рычага давления даже третейский суд в Гааге», – считает управляющий партнер Группы юридических и аудиторских компаний «СБП» Кира Гин-Барисявичене.

«Почему сейчас суд встает на сторону преступников? Логичное банкротство нефтяной компании было признано экспроприацией со стороны государства, что само по себе является абсурдом», – возмущается первый вице-президент «Российского клуба финансовых директоров» Тамара Касьянова.

«При этом Гаагский суд согласился с тем, что ЮКОС уклонился от полной выплаты налогов через подставные структуры в Мордовии. Однако заслушать специалистов по российскому налогообложению суд отказался и решил разбираться сам. Кроме того, суд не принял во внимание решения ЕСПЧ по двум сходным искам акционеров ЮКОСа о справедливой компенсации РФ за неуплату налогов», – отмечает Кира Гин-Барисявичене.

«Так недалеко и до полномасштабной экономической войны дойти, а потом и до настоящей»

Это еще одно подтверждение того, что решение Гаагского арбитража носит исключительно политизированный характер. Не говоря уже о том, что суд проходил в Нидерландах и решение было вынесено сразу после падения на территории Украины «Боинга» с большим количеством граждан Нидерландов на борту. Гаагский арбитраж принял решение 18 июля, а самолет упал 17 июля (просто официально решение было озвучено 28 июля).

«Своевременность» такого решения, конечно, не случайна. Международное право апеллирует не к национальному законодательству, которое не нарушалось, и экс-акционеры ЮКОСа прекрасно это знают, а к эмоциям. Решение Гаагского арбитража политически мотивировано, и Россия должна предпринять все усилия, чтобы защитить свои интересы», – считает Алексей Мухин.

Политолог приводит историческую параллель нынешней ситуации. «В свое время британская королева (Елизавета Первая – прим. ВЗГЛЯД), когда проблема пиратства стала особенно актуальной, взяла к себе на службу наиболее одиозных пиратов. Неожиданно для всех они перестали быть разбойниками, а стали благородными блюстителями британской короны», – говорит Мухин.

Тем самым королева убила сразу двух зайцев – не только обезопасила свои суда от кровожадных разбойников, но и принесла выгоду стране. Пираты на службе королевы помогали ей нападать на испанские суда во время постоянного военного противостояния, контролировать транспортировку драгоценных металлов из Испании. Они принесли британской короне немало славы и денег, и именно они помогли заложить фундамент морского могущества Англии.

«Именно этим сейчас и занимается Европа по отношению к бывшим акционерам компании ЮКОС, она просто взяла пиратов под свое крыло. Западный мир неоднократно использовал подобного рода трюки, чтобы получить выгоду», – считает Мухин.

Решение суда совпадает с началом секторальных санкций США и ЕС против России. «Это решение суда было принято в общей логике оказать давление на Россию, потому что главная задача сейчас – финансово укусить РФ. 50 млрд долларов – это чудовищно большая сумма. Если, скажем, цены на нефть упадут на 20 долларов, то наш бюджет потеряет где-то 5 млрд долларов за год, а здесь речь о 50 млрд долларов», – говорит Константин Симонов.

«Суд, безусловно, был ангажирован, но цель столь высокой стоимости компенсаций не в том, чтобы попытаться пустить эти деньги на переворот в России. Переворот на Украине сделали не за 50 млрд, а за гораздо меньшие суммы. Надо отдать должное тем же американским технологам, которые научились перевороты делать за довольно скромные бюджеты. А вот попытка занести дамоклов меч над Россией имеет место. Поэтому мы можем говорить о политизации суда», – считает собеседник газеты ВЗГЛЯД.

Россия, конечно, собирается подать апелляцию на решение суда. Однако экс-акционеры ЮКОСа все же собираются попытать удачи и получить компенсацию от РФ. Сделать они это могут путем ареста имущества России в странах Европы и в США в рамках выполнения решений Гаагского третейского суда. Немецкий журнал Der Spiegel со ссылкой на адвоката Тима Осборна в понедельник сообщил, что они уже собираются обратиться в суды Германии, Великобритании, Нидерландов, Франции и США с этой целью – добиться конфискации имущества России. В Германии, например, могут быть конфискованы самолеты, заказанные там «Аэрофлотом», или выплаты Газпрому за поставки газа.

«Если кто-то им (бывшим акционерам ЮКОСа) будет оказывать поддержку в получении этих денег от РФ, то они вынуждены будут «откатить» этим странам, спецслужбам, органам. Конечно, не в прямой форме. Скорее всего, это будут полудобровольные пожертвования на революцию в России. Практика, которая применяется Британией и Израилем, позволяет мне делать именно такой вывод», – говорит Мухин.

Однако Симонов надеется, что Европа не пойдет на арест российской собственности. «У нас же тоже есть «горячие головы». Если внимательно прочитать «законопроект Ротенберга», то он касается не только частной собственности, но и госсобственности. Депутаты предлагают в случае несправедливой конфискации активов РФ конфисковывать активы западного бизнеса в России. Мы в ответ, например, активы «Ашана» в России арестуем, все магазины изымем. Так недалеко и до полномасштабной экономической войны дойти, а потом и до настоящей», – предупреждает Симонов.

 

vz.ru

Добавить комментарий