Тематическое единство всех Божьих заветов


О. Палмер Робертсон

Божьи заветы в Писаниях связывает не только структурное единство. В них проявляется и тематическое единство. Это единство темы составляет самую суть завета, поскольку утверждает связь Бога с Его народом.

Во всех повествованиях о домостроительстве Божьего завета в Библии повторяется одна фраза, обобщающая заветные отношения: «Я буду вашим Богом, и вы будете Моим народом.» Постоянное повторение этой фразы или равнозначных ей слов указывает на единство Божьего завета. Ее можно обозначить как «заветний принцип «Эммануил», то есть принцип Божьего присутствия. Утверждение «Бог с нами» — сердце завета.

Можно отметить несколько аспектов этой объединяющей темы завета Божия:

1.    Прежде всего, эта тема отчетливо прослеживается в повествованиях об Авраамовом, Моисеевом и Давидовом заветах и о новом завете. Слова этой формулы постоянно появляются перед нами, не оставляя сомнения в том, что именно они составляют суть завета.

Первый раз мы встречаем эту фразу в Быт. 17:7, когда в качестве печати Авраамова завета вводится ритуал обрезания. Бог убеждает патриарха в надежности заветных обязательств. Господь повторяет Аврааму Свое намерение быть «Богом твоим и потомков твоих после тебя.» Подкрепление этой фразы генеалогическим обетованием указывает на непреходящее значение тех отношений, о которых идет речь.

Во времена завета с Моисеем эти слова часто употребляются с особым акцентом. Суть завета, посредником которого стал Моисей, связана с избавлением из Египетского рабства. Израиль должен освободиться от осквернения Египетского, чтобы стать Божьим народом. Господь говорит об этом искуплении: «И приму вас Себе в народ, и буду вам Богом» (Исх. 6:7).

В сущности, та же нота звучит в момент заключения завета у Синая. Бог напоминает сынам Израилевым, что Он избавил их из Египта, и носил их на орлиных крыльях, и принес их к Себе. И если они будут слушать Его, то будут Его «уделом из всех народов» (Исх. 19:4, 5).

Эту же связь между словами, обобщающими суть завета, и указанием на спасение из Египта находим в Пятикнижии повсюду. Бог говорит: «ибо Я Господь, выведший вас из земли Египетской, чтоб быть вашим Богом» (Лев. 11:45). В другом отрывке Моисей напоминает народу: «А вас взял Господь и вывел вас из печи железной, из Египта, дабы вы были народом Его удела» (Втор. 4:20).

Собрав Израиль перед Богом на равнинах Моавитских для возобновления завета, Моисей указывает на особую цель этого события. Народ пришел, «чтобы вступить … в завет Господа, Бога твоего…дабы соделать тебя сегодня Его народом, и Ему быть тебе Богом, как Он говорит тебе и как клялся отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову» (Втор. 29:13, в др.-евр. тексте стих 12). Сама цель завета (….) состоит в намерении Бога создать народ для Себя.

Таким образом, в Моисеевом и Авраамовом заветах можно найти одинаковую формулу сути завета, и это связывает две эпохи воедино. И в том, и в другом случае цель Бога состоит в том, чтобы создать для Себя народ.

То же обобщение заветной сути встречается в повествовании о Давидовом завете. В один из важнейших моментов истории его царства завет с Давидом недвусмысленно соотносится с самой сущностью Божьего заветного обязательства. Священник Иодай заменяет богоотступницу царицу Гофолию семилетним Иоасом, чтобы сохранить род Давида. Книга Царств повествует о значении этого события: И заключил Иодай завет между Господом и между царем и народом, чтоб он был народом Господним, и между царем и народом (4Цар. 11:17).

Параллельное описание во 2Пар. 23:16 гласит: И заключил Иодай завет между собою и между всем народом и царем, чтобы быть им народом Господним.

При сопоставлении этих отрывков привлекают внимание некоторые интересные обстоятельства. Сколько заветов заключил Иодай: два, три или четыре? Как связаны друг с другом эти заветы? Эти вопросы требуют тщательного рассмотрения.

Пока достаточно отметить, что суть Божьего завета ясно выражена в завете с Давидом. Сохранение заветных отношений рода Давидова с Господом непосредственно связано с тем, что Израиль есть «народ Господень.»

Иезекииль также объясняет обязательство, которое Господь дал Давиду, с точки зрения главной темы завета. Пророк несколько видоизменяет обычную формулировку. Полная форма, которая обычно встречается в Писании, содержит два элемента: 1) «Я буду вашим Богом» и 2) «вы будете Моим народом». Но Иезекииль делает особое ударение на связи заветной формулировки с Давидовым заветом: «Я, Господь (Яхве), буду их Богом, и раб Мой Давид будет князем среди них» (Иез. 34:24). Давид представляет в завете весь народ. И поскольку он принадлежит Богу, то и его народ принадлежит Богу. Суть завета воплощена в личных отношениях Бога с наследником престола Давида.

Новый завет в своей сути также толкуется при помощи фразы «быть народом Господним». Некоторые довольно интересные грани заветных надежд на будущее народа Божия во времена Ветхого Завета можно найти в книгах пророков, в особенности у Захарии.

В главе 2:11 Захария (в др.-евр. тексте ст.15) предвещает день, когда «многие народы» придут к Яхве (Господу). «В тот день,- говорит Господь, — будут Моим народом; и Я поселюсь среди тебя.» Таким образом, содержание заветных отношений расширяется, с тем чтобы к этим отношениям могли присоединиться и язычники.

В главе 8:8, пророк Захария излагает этическое значение заветных уз. Господь возвещает, что в день полного восстановления народа Божия «будут Моим народом, и Я буду их Богом, в истине и правде.» На основании этого обещания Захария увещевает современников: «говорите истину друг другу» (Зах. 8:16). Довольно интересно, что этот стих непосредственно применим к народу нового завета Божьего, пребывающему в единстве Тела Христова. В новозаветном народе Божием каждый должен говорить истину «ближнему своему, потому что мы члены друг другу» (Еф. 4:25).

Такие отрывки, как Евр. 8:10 и 2Кор. 6:16, показывают, что сущность нового завета определенно касается современного народа Божьего. Обращаясь к Коринфянам, Павел говорит, что христианам следует отделиться от неверующих, поскольку Бог сказал: «И буду их Богом, и они будут Моим народом» (2Кор. 6:16). Этот призыв к отделению святости от нечестия является в высшей степени уместным применением заветной формулы, поскольку Моисей изначально относил эту фразу к отделению Израиля от скверны Египетской (см. в особенности Лев. 11:44 и дал.).

Таким образом, можно утверждать, что фраза, обобщающая суть завета, определенно употребляется в Писании применительно к Авраамову, Моисееву, Давидову и новому заветам. Единообразие в использовании этой темы объединяет эти заветы.

2.    Во-вторых, тема «Я буду вашим Богом, и вы будете Моим народом» получает особое развитие в связи с тем, что Бог действительно пребывает со Своим народом. Реальность присутствия Бога среди Его народа приобретает на протяжении библейских повествований все большее значение; это отражается в переходе от образа скинии к образу храма и далее к образу града Божия. С понятием реальности божественного присутствия связаны и воплощение Христа, и церковь Христова, и окончательное прославление народа Божия. Но в любом случае пребывание Бога со Своим народом непосредственно связано с сутью понятия «завет»: «Я буду вашим Богом, и вы будете Моим народом.» Пребывая среди нас, Бог подтверждает истинность того, что Он действительно наш Бог, а мы — действительно Его народ.

Первоначальным воплощением сущности заветных отношений стало святилище. Бог заповедал Израилю устроить скинию, дабы Он мог пребывать среди народа (Исх. 25:8). Скиния должна была стать местом Его встречи с народом (Исх. 29:42-44). В освященной скинии собрания Бог будет пребывать с сынами Израиля, и «будет их Богом» (Исх. 29:45; см. Лев. 26:9-13).

В книге Второзаконие особое внимание уделяется месту, «которое изберет Господь, чтобы пребывать имени Его там,» что предвещает Его присутствие на Сионе посреди Своего народа. Принцип пребывания посреди народа — основа Божьего правления (теократии).

Пророчества о будущем также связывают пребывание Бога с народом со свершением заветных ожиданий. Пророк Иезекииль развивает образ скинии:

И заключу с ними завет мира, завет вечный будет с ними. И устрою их, и размножу их, и поставлю среди них святилище Мое навеки. И будет у них жилище Мое, и буду их Богом, а они будут Моим народом. И узнают народы, что Я — Господь, освящающий Израиля, когда святилище Мое будет среди них во веки (Иез. 37:26-28)

Формула, обобщающая завет, непосредственно связана с ожиданиями, касающимися будущего святилища. Обещание «Я буду их Богом, и они будут моим народом» находит свое воплощение в форме храма.

Если говорить о наивысшем опыте нового завета, то и здесь основное место занимает тема близости Божией — «Эммануил», обобщающая самую суть завета. Присутствием воплощенного Сына Своего Бог «устанавливает скинию» в человеческом теле (Ин. 1:14). Народ Божий — это храм Господа, «имея самого Иисуса Христа краеугольным камнем…на котором все здание…возрастает в святой храм в Господе, на которым и вы устрояетесь в жилище Божие Духом.» (Еф. 2:20-22). Великое множество искупленных, которое никто не может перечесть, служит Господу день и ночь в храме Его, и Сидящий на престоле раскинет шатер Свой над ними (Откр. 7:15 (Нов. перев. с греч.).

Последний отголосок формулы завета в Писании находим в Откровении, 21:3:

И я услышал громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их.

Интересно, что контекст этого отрывка тесно связан с уставами творения. «Новое небо и новая земля» приготавливают путь окончательному пребыванию Бога среди Его народа (Откр. 21:1).

То, что этот отзвук творения увязывается с основной темой завета, подкрепляет наше предположение о том, что принцип «Эммануил» связывает Писание в единое целое. В самом сердце завета мы находим то главное, что объединяет длительную историю пребывания Бога с Его народом.

3.    Наконец, тема «Я буду вашим Богом, и вы будете Моим народом» достигает своей высшей точки, воплотившись в единственной Личности. Не в скинии, а во Христе находит свое высшее, окончательное воплощение формула завета.

Эта тема глубоко раскрывается в Книге пророка Исаии. Таким образом, сущность понятия «завет» объединяется с мессианскими ожиданиями Израиля. Средоточием надежд на будущее оказывается один Человек, Который воплотит в Себе сущность завета и одновременно станет Начальником спасения. [40]

Эта непревзойденная по значению Личность становится воплощением завета, принимая страдание за других. Он — слуга Божий, царского рода, но пришедший на страдание. Он — особое орудие Божие, Он предназначен быть заветом для народов и светом для язычников (Ис. 42:6; см. Ис. 49:8; 55:3, 4).

В Нем одном воплощаются с исчерпывающей полнотой все предначертания Божии. Он — глава Царства Божьего и олицетворение Божьего завета. В Нем становится воплощенной реальностью принцип «Я буду вашим Богом, и вы будете моим народом.»

Поскольку к Нему одному ведут все нити искупительных ожиданий, Он становится объединяющим центром всего Писания. И «Царствие», и «завет» сливаются в «Эммануиле.» Заключая завет, Он не говорит, как Моисей: «вот кровь завета» (Исх. 24:8). Он торжественно провозглашает: «Сие есть Кровь Моя нового завета…» (Матф. 26:28, ср. с Лк. 22:20). Как царственный посредник завета, Он предлагает не просто законы Царства. Он отдает людям Самого Себя.

Заветы Божьи составляют единый завет. Об этом свидетельствует постоянное повторение формулы, обобщающей его суть.

В лице Иисуса Христа заветы Божии достигают воплощенного единства. Поскольку Иисус, Сын Божий и Посредник завета, неделим, неотделимы друг от друга и заветы. Он Сам обеспечивает единство заветов, поскольку суть каждого из них, при всем разнообразии заветного домостроительства, заключается именно в Нем.

 

О. Палмер Робертсон, Христос Божьих заветов, Copyright 1980, ISBN: 0-87552 — 418 – 4, Перевод Елены Богат Редактор Елена Шустова

Газета Протестант.ру

Добавить комментарий